Иран оставили без интернета: правозащитники бьют тревогу из-за беспорядков

Эксперт: «Иранские власти смогли адаптироваться к протестам»

22.11.2019 в 13:26, просмотров: 2704

Иранские власти утверждают, что ситуация в стране после того, как там неделю назад вспыхнули протестные акции, нормализовалась. Запад же – и Соединенные Штаты в первую очередь – сомневается и призывает иранцев делиться сведениями о происходящем в Исламской Республике. Отчасти в пользу заявлений официального Тегерана о том, что ситуация возвращается под контроль, говорит то, что в стране частично восстановлен доступ к отключенному ранее Интернету.

Иран оставили без интернета: правозащитники бьют тревогу из-за беспорядков

Власти Ирана обвиняют в прошедших в стране беспорядках как внутренних противников режима, так и внешних (к которым традиционно относятся США, Израиль и Саудовская Аравия). Представитель Корпуса стражей исламской революции заявил, что были арестованы несколько лидеров беспорядков, имеющие двойное гражданство и связи с иностранными правительствами.

Даже если не говорить о намеренных попытках тех же Соединенных Штатов расшатать ситуацию в Иране, то немалая доля ответственности Вашингтона за происходящее в этой стране имеется. В конце концов, возобновление Трампом антииранских санкций после выхода Америки в односторонннем порядке из «ядерной сделки» с Тегераном ударило по иранской экономике и, следовательно, по карману простых граждан.

Как известно, непосредственным поводом для нынешней протестной вспышки стало значительное (на 50%) повышение цен на бензин, дополненное введением ограничений на его покупку. Несмотря на то, что власти пообещали, что полученные в результате этого деньги пойдут на помощь малоимущим слоям населения, недовольства удержать не получилось. Вполне очевидно, что от роста стоимости горючего пострадают не только автомобилисты. Подорожавший бензин скажется и на ценах на другие товары, в том числе и первой необходимости. А в условиях экономики, страдающей от санкционного давления, этого вполне достаточно для того, чтобы многие иранцы почувствовали себя обворованными. Неудивительно, что беспорядки во многих местах носили далеко не мирный характер, приняв форму погромов с поджиганием банков и муниципальных зданий. Так, полуофициальное иранское информагентство Fars сообщило, что участники беспорядков разграбили и сожгли сеть магазинов в ряде пригородов Тегерана, и что некоторые «получили по 60 долларов за каждое подожженное место». Правда, кто именно платил эти деньги, не уточняется.

«Любые массовые выступления в любой стране чувствительны для власти, так что Иран не является исключением из этого правила, – комментирует «МК» старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир САЖИН. – Недовольство в Иране политикой руководства страны носит перманентный характер. Просто время от времени под воздействием каких-то факторов поднимается волна. Так это было и в 2009 году, когда вспыхнули протесты из-за того, что люди были недовольны подведением итогов президентских выборов. Так было и 2017-2018 гг., когда причиной возмущения стало повышение цен на продовольственные продукты. Так же происходит и сейчас – в связи с решением правительства поднять цены на бензин. То есть, безусловно, база для недовольства есть. Но я полагаю, что последние заявления лидеров Ирана о том, что беспорядки нейтрализованы, действительно правда. Хотя причины недовольства остались, но активного участия представителей населения уже нет. Конечно, это говорит о том, что в течение последних лет власти под воздействием прошлых протестных выступлений, о которых я говорил, смогли адаптироваться к этим протестам и принять меры как по материальной поддержке населения, так и по силовому решению проблемы».

Безусловно, к силовому решению проблемы, о котором говорил эксперт, следует отнести и предпринятые едва ли не беспрецедентные меры по ограничению доступа в Интернет. «Это отчаянный шаг, чтобы контролировать всю информацию в стране и гарантировать, что правительство обладает монополией на информацию», – цитирует Associated Press слова Адриана Шахбаза, директора по исследованиям в области технологий и демократии в организации Freedom House. Не стоит забывать, что мощные протесты 2009 года, с которыми столкнулся Иран, получили в прессе название «Твиттер-революции», поскольку именно Интернет и социальные медиа служили орудием мобилизации и организации оппозиционных акций. Так что действительно, иранская власть вынесла для себя уроки.

Американский президент Трамп написал у себя в Твиттере, что «режим отключил всю систему Интернета с тем, чтобы великий иранский народ не мог рассказывать о о чудовищном насилии, происходящем внутри страны». А глава Госдепартамента Майк Помпео призвал (тоже в Твиттере) иранских протестующих присылать ему видео происходящего и прочие свидетельства репрессий властей против недовольных. Со своей стороны, госсекретарь пообещал, что Соединенные Штаты «разоблачат и отреагируют санкциями на эти нарушения». Безусловно, такие призывы будут интерпретированы Тегераном как попытки США вмешаться во внутренние дела Ирана.

С другой стороны, отключение Интернета в Иране на фоне беспорядков означает отсутствие достоверной информации о происходящем. Так, правозащитная организация Amnesty International утверждает, что в ходе протестов погибли более 100 иранцев, а силы безопасности применяли боевое оружие для разгона толпы. Представители же иранских властей говорят, что любые цифры потерь, не подтвержденные правительством, являются «спекулятивными и ненадежными», и во многих случаях они являются частью кампании дезинформации против Ирана за пределами страны.

Между тем, в социальные медиа так или иначе просачиваются материалы из Ирана. А публикуемые западными СМИ истории о жертвах противостояния не могут не впечатлять. Так, издание The New York Times рассказывает о 18-летнем Педжмане Голиупер, который в прошедший понедельник отправился в магазин в городе Карадж за костюмом, который собирался надеть на свадьбу брата. В среду семья хоронила юношу, оказавшегося в районе, где происходили беспорядки, и погибшего в результате стрельбы. Неподалеку от этого места некоему молодому человеку пуля сильно повредила ногу.