Эрдоган готовит вторжение в Ливию: кому нужна война в Африке

Что стоит за вмешательством Турции в чужой конфликт

16.12.2019 в 13:12, просмотров: 5000

Продоложающаяся в Ливии гражданская война рискует выйти на новый уровень. Войска фельдмаршала Халифы Хафтара готовятся к решающему штурму Триполи. А Турция готова направить свои войска на помощь триполийскому правительству.

Эрдоган готовит вторжение в Ливию: кому нужна война в Африке

На днях Турция подписала с базирующимся в Триполи Правительством национального согласия (ПНС) соглашение о военном сотрудничестве, что позволяет ливийским властям запрашивать помощь со стороны турецких войск.

До сих пор турецкая поддержка Правительства национального согласия Ливии ограничивалась поставками беспилотниками и вооружениями. Теперь же Анкара готова устроить военную интервенцию с тем, чтобы не допустить падения Триполи под ударами войск Хафтара. Как заявил турецкий президент Эрдоган, его страна может отправить войска в Ливию, если поступит соответствующая просьба от ПНС: «Это не касается эмбарго ООН на поставку вооружений. Они могут пригласить нас». После встречи в Катаре с главой ПНС Файезом Сарраджем министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что триполийское правительство еще не сделало официального запроса на отправку турецкого контингента, но добавил, что «отправка войск - самый простой путь».

Бомбардировка военно-воздушными силами Халифы Хафтара, который пользуется поддержкой Объединенных Арабских Эмиратов и Египта, аэропорта прибрежного города Мисрата, расценивается наблюдателями как сигнал, предупреждающий Турцию не посылать войска или дополнительные грузы триполийскому правительству.

Как и в Сирии, конфликт в Ливии превратился в сложную амальгаму, в которой причудливым образом смешаны интересы местных, региональных и глобальных игроков (в том числе и России). Из них не последнюю роль играет Турция. Не так давно Анкара и триполийское правительство составили меморандум о взаимопонимании для обеспечения прав на бурение в Средиземном море, что привело в ярость Европейский Союз (и прежде всего, Грецию, которая увидела в документе угрозу своим национальным интересам и выслала ливийского посла в Афинах). Со своей стороны, Турция парирует ЕС, что имеет полное право заключать соглашение с Ливией.

«В активности Турции на ливийском направлении просматривается последовательная линия Анкары в отношении событий в регионе Северной Африки и Ближнего Востока, – комментирует заведующий Центром изучения стран Северной Африки и Африканского Рога Института Африки РАН Александр ТКАЧЕНКО. – Турция принадлежит к региону Среднего и Ближнего Востока, и политика безучастного отношения к происходящему для такой крупной страны, имеющей разносторонние связи (в том числе исторические) с этим регионом, была бы неоправданной. Часть международных экспертов говорит о «турецко-катарском проекте», за которым усматривают реализацию идею о ключевой роли исламского фактора. Я бы его определил в связи с ситуацией в Турции и ее внешнеполитической линией как программу, направленную на реализацию концепта умеренного исламизма. В Ливии столкнулись несколько исламских проектов – один из них и представляет собой турецко-катарский проект».

Напомним, что де-факто в Ливии сегодня двоевластие. Столицу Триполи на западе страны контролирует сформированное при поддержке ООН и Евросоюза Правительство национального согласия. А на востоке, в Тобруке, действует избранный народом парламент, на чьей стороне выступает Ливийская национальная армия Халифы Хафтара. Пытающийся еще с апреля взять Триполи Хафтар увяз в боях в пригородах столицы. Противники обвиняют ливийского военачальника в том, что он пользуется услугами сотен российских наемников (в Москве информацию о российском военном присутствии в Ливии характеризуют как слухи). Акцентируя внимание на этом обстоятельстве, Файез Саррадж пытается получить больше поддержки своего правительства со стороны Вашингтона, который с готовностью обвиняет Россию в дестабилизации положения в этой североафриканской стране. Со своей стороны, Хафтар заявляет, что борется с радикальными исламистами, воюющими на стороне ПНС.

«Сомнений нет, что двоевластие пагубно сказывается на ситуации в стране, – говорит Александр Ткаченко. – Ключевые международные игроки и реалистично мыслящие силы в самой Ливии (а такие есть) желают видеть некий единый политический центр для того, чтобы страна не раскололась на отдельные части – Триполитанию, Феззан и Киренаику. Но противостояние между двумя политическими центрами длится уже не первый год, и полгода идут атаки Хафтара на историческую столицу. Турецко-катарский проект направлен на поддержку триполийского правительства, и по всей видимости, не против мирного разрешения конфликта. Пока свет в конце туннеля в виде конструктивного завершения противоборства политическими средствами не виден. И происходит то, что происходит – идет вторая волна гражданской войны в Ливии. Часть международного сообщества характеризует ситуацию как патовую – и это плохая ситуация».