Путинские поправки в Конституцию укрепили власть преемника

Суперпрезидент непарламентской России

29.01.2020 в 18:20, просмотров: 9594

Когда Владимир Путин зачитал послание Федеральному собранию, все казалось очевидным: поправки в Конституцию, с одной стороны, выглядели как намерение ограничить президентскую власть и сделать политическую систему более сбалансированной, а с другой — создать «запасной аэродром» в виде Госсовета для самого ВВП. Но на деле все оказалось гораздо запутаннее. Внесенный в Госдуму законопроект не ограничивает, а наоборот, расширяет полномочия главы государства.

Вместе с тем Госдума и Совфед никаких особых прав не получили, а кое в чем даже потеряли. Ясности, как Кремль будет решать проблему-2024, тоже не прибавилось: пункт о Госсовете пока просто дублирует основные функции президента.

Услышав от Владимира Путина в Манеже, что «Федеральное собрание готово взять большую ответственность за формирование правительства и проводимую им политику», депутаты и сенаторы не жалели ладоней, а с лица спикера ГД Вячеслава Володина, ратовавшего за расширение полномочий парламента, не сходила благодарная улыбка.

«Сейчас у вас будет возможность еще поаплодировать, — остановил президент, — дослушайте, что я хочу сказать». И сказал буквально следующее: предлагается изменить действующий порядок и доверить Госдуме не просто согласование, а утверждение кандидатуры председателя правительства, а по его представлению — всех вице-премьеров и министров.

«При этом президент будет обязан назначить их на должность, т.е. будет не вправе отклонить утвержденные парламентом кандидатуры соответствующих должностных лиц», — заявил Путин.

Один из парламентариев, слушавших Послание, рассказал «МК»: исходя из этих слов, у него и некоторых других коллег создалось впечатление, что Госдума получит право выдвигать кандидатуру премьера, и президент будет обязан с ней согласиться. «Ну все, анонсирован переход к парламентской республике, подумали мы», — рассказывает депутат.

Но не тут-то было. Законопроект «О поправке в Конституцию» полностью развеял эти надежды, оставив подбор главы правительства прерогативой президента. И, хотя Госдума теперь действительно будет не «согласовывать», а «утверждать» его кандидатуру, в чем разница, не совсем понятно — ведь сама процедура осталась прежней. Более того: если парламент трижды не утвердит предложенного премьера, глава государства по-прежнему вправе объявить о роспуске Госдумы.

Из документа следует, что у президента в его отношениях с депутатами появится только одно ограничение — запрет на отклонение утвержденных ими кандидатур вице-премьеров и министров. Но опять-таки никто не помешает ему уволить как весь сформированный кабмин, так и отдельных его членов, включая премьер-министра. Причем сроки принятия подобного решения никак не оговариваются. Теоретически президент сможет объявить об отставке неугодного ему министра хоть на следующий день после назначения.

За минувшие две недели Владимир Путин уже несколько раз подчеркнул: Россия ни в коем случае не должна стать парламентской республикой — это не наш путь. Да и вообще сама идея парламентаризма себя дискредитировала, что, по его словам, признают даже западные политологи и эксперты. «Для России с ее огромной территорией, с многоконфессиональностью, с большим количеством наций, народов и народностей нужна все-таки крепкая президентская власть», — заявил ВВП на недавней встрече с общественностью Липецкой области. И, похоже, именно целям укрепления президентской власти служат внесенные в Думу поправки.

На это практически не обратили внимания, однако в случае их принятия президент получит еще один рычаг давления на депутатов: решения парламента можно будет фильтровать через Конституционный суд.

Сейчас глава государства может в течение 14 дней наложить вето на любой принятый закон. Но парламент способен это вето преодолеть, и тогда в течение 7 дней президент обязан поставить под ним свою подпись.

Однако поправки дадут возможность не следовать этому правилу. Президент сможет оспорить конституционность закона в КС. И если КС установит, что решение парламентариев не соответствует «букве» основного закона, документ снова вернется в Госдуму на пересмотр.

Конечно, трудно себе представить, что подобные страсти между Кремлем и Охотным Рядом разгорятся в нынешних политических реалиях. Но так было не всегда: например, в 1996–2004 годах парламенту удалось преодолеть около 40% президентских вето. Можно предположить, что поправки должны защитить преемника Владимира Путина от повторения подобного сценария.

В этой конструкции обращает на себя внимание также новая роль КС. Принимая на себя предусмотренные поправками функции, Конституционный суд уже не сможет оставаться в положении «над схваткой». Он втягивается в политику и фактически становится еще одним надзорным органом. При этом президент получит право инициировать увольнение членов КС (количество которых предлагается сократить до 11) и Верховного суда, кассационных и апелляционных судов (окончательное решение будет принимать Совфед. — «МК»). Сейчас по конституционным судьям это может сделать только сам КС, а полномочия остальных судей прекращает квалификационная коллегия.

Но если с президентом все более-менее ясно — его полномочия расширяются, то что за зверь Госсовет — пока мало понятно.

Согласно законопроекту, этот орган будет формироваться главой государства «в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики и приоритетных направлений социально-экономического развития государства». Закавыченная часть — это фактически повтор основных функций президента, изложенных в 80-й статье действующей Конституции.

Кем будет управляться Госсовет и кто войдет в его состав (в Послании Путин дал понять, что это будут губернаторы), должно быть написано в соответствующем законе, который планируется разработать после принятия поправок. Впрочем, уже сейчас очевидно, что, хотя Госсовет вроде бы и выглядит надпарламентским органом, полномочий согласовывать утверждение президента или отстранять его от должности у него не будет точно. Если бы такие намерения были, их надо было бы прописать в Конституции. Но пока в тексте законопроекта ничего подобного не содержится.

«Ну и зачем все эти корректировки тогда нужны самому Владимиру Путину?» — спросите вы. И не услышите ответа. Пока все выглядит так, будто ВВП хочет максимально укрепить позиции своего преемника и полностью исключить любые разговоры о возможной трансформации России в парламентскую республику.

Кстати, сопредседатели рабочей группы по изменению Конституции уже несколько раз публично повторили, что при исключении из формулировки о двух возможных президентских сроках слова «подряд» никакого «обнуления» для действующего президента не предусматривается — это инсинуации злопыхателей. Иными словами: уходя из Кремля (хоть в это пока еще трудно поверить), Путин все-таки готов ограничить президентскую власть — но только по продолжительности. Никаких иных барьеров пока не просматривается.

Читайте также: На встречу с Путиным все экс-министры оделись траурно