Извилистый путь ливийского маршала Хафтара: между Каддафи и ЦРУ

«Он не мастер длительных бесед и сложных пасьянсов»

30.01.2020 в 18:36, просмотров: 8455

Драматические события последнего времени в Ливии сделали этого человека узнаваемым во всем мире. Его демарши смешивают карты дипломатов. В нем многие видят угрозу. Но сам Халифа Хафтар, невысокий, кроткий человек с хитрым взглядом, провозглашает себя единственным гарантом прекращения хаоса в своей стране. И многие его соотечественники (да и не только) поддерживают такую его роль. Однако военачальник очень часто становится объектом ожесточенных споров и разногласий. Кто же он, Халифа Хафтар, и что скрывается под маской жесткого и принципиального лидера?

Извилистый путь ливийского маршала Хафтара: между Каддафи и ЦРУ

«Очень хитрый, достаточно умный»

Посадить фельдмаршала за стол переговоров — дело не из легких. Совсем недавно командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) отказался подписывать соглашение о перемирии с триполийским Правительством национального согласия (ПНС) Файеза Сараджа на берлинской конференции, чем вызвал очередную бурю негодования со стороны мирового сообщества. Во время саммита Хафтар вел себя довольно странно, а по его завершении вовсе отключил телефон, не выходил на связь и уехал, никого не предупредив.

Чуть ранее не увенчались особым успехом и переговоры по ливийскому кризису в Москве, проводившиеся при российско-турецком посредничестве. Хафтар также отказался подписывать соглашение о перемирии, заявив, что документ игнорирует несколько требований ЛНА.

Сейчас силы командующего Ливийской национальной армией продолжают наступление на город Мисрата на фоне активизации боевых действий в Ливии. Поэтому, как уже можно было догадаться, о перемирии пока не идет и речи.

«О Хафтаре ходят очень противоречивые мнения, — рассказывает «МК» востоковед, советник директора Российского института стратегических исследований Елена СУПОНИНА. — О нем одновременно могут говорить как о человеке смелом и мужественном, так и о том, что были ситуации, когда он вел себя трусливо, в частности, попав в плен. Несомненно, это человек неординарный, очень хитрый, достаточно умный. Хафтар все-таки в большей степени военный, нежели политик, поэтому иногда складывается впечатление, что ему не хватает политической проницательности и умения просчитывать ходы вперед».

О жизни фельдмаршала можно снимать захватывающий триллер или даже остросюжетный боевик. Он бывал на грани смерти и чудом выживал. Обрушивался на Соединенные Штаты, но в свое время и сотрудничал с ними. Был названым братом полковника Каддафи — и вмиг стал для него подлым и трусливым предателем. Исчез из поля зрения на 20 лет и внезапно появился, когда о нем практически забыли. А сейчас уже пожилой и седовласый ливиец вступил в политическую игру и вряд ли уже отступит.

«Сын войны»

Халифа Белкасим Хафтар имеет полное право называть себя «сыном войны», ведь он родился в 1943 году, когда за его родной город Адждабия, расположенный в северной части страны, шли ожесточенные кровопролитные сражения во время Второй мировой войны. Непрекращающиеся бои практически полностью разрушили древний город, заставший еще римских завоевателей. Однако семье Хафтара каким-то чудом удалось уцелеть. Таких чудес в жизни фельдмаршала случалось немало.

Юный Халифа и сам решил связать свою жизнь с военной службой. В 1964 году Хафтар поступил в Королевский военный колледж в Бенгази, где и произошла его судьбоносная встреча с бывшим студентом исторического факультета местного университета, который в то время был ярым проповедником своего учения о «джамахирии». Этот термин является собственным изобретением ливийца, который соединил слова «джумхурия» (республика) и «джамахир» (народные массы) и получил понятие «народовластия». Звали его Муаммар Каддафи.

Это знакомство кардинально изменило жизнь двух молодых мужчин. На долгие годы Хафтар и Каддафи стали не просто друзьями, но и единомышленниками. Вместе они создали тайную организацию «Свободные офицеры юнионисты-социалисты» и привлекали на свою сторону таких же выходцев из бедных племен. В 1969 году соратники решились на государственный переворот, который впоследствии увенчался успехом. Вскоре о Каддафи заговорил весь мир.

Позже Хафтар принимал участие в арабо-израильской войне Судного дня в октябре 1973 года на стороне египтян, а через несколько лет, уже в качестве капитана, сражался против армии Египта. Его карьера после этого сражения начала стремительно расти. Поэтому было принято решение отправить офицера в Москву для обучения на высших офицерских курсах «Выстрел» как самого перспективного военачальника. А затем Хафтар окончил и курсы в Военной академии имени Фрунзе. Так что неудивительно, что наряду с родным арабским, английским и итальянским ливиец знает и русский.

Поэтому, когда в середине 80-х Каддафи решил начать наступление на соседский Чад, чтобы раз и навсегда решить все территориальные споры о так называемой «полосе Аузу» (полоса земли в Северном Чаде на границе с Ливией, шириной примерно в 100 км), где французские геологи нашли богатые месторождения урановой руды, у него не было ни малейшего сомнения о том, кто возглавит его армию. Каддафи, грезивший о создании собственной атомной бомбы, решил взять эту территорию под свой контроль. В прошлом полоса на протяжении долгого времени переходила из рук в руки от Италии (владевшей Ливией) к Франции (чьей колонией был Чад). А то время она формально принадлежала Чаду. Тогда Каддафи и пришла в голову мысль заполучить эту территорию.

В молодости Хафтар (сверху) и Каддафи были большими друзьями.

Как Хафтар стал врагом Каддафи

Конфликт в Чаде больше известен как «война «Тойот». Считается, что это был первый военный конфликт, в котором чадским солдатам удалось разбить армию Ливии, оснащенную самым современным вооружением, используя только японские пикапы Toyota Hilux с установленными на их крышах крупнокалиберными пулеметами. Однако этому верят не все.

В феврале 1986 года лагерь Хафтара был уничтожен внезапным налетом пикапов. Пока в лагере сообразили, что происходит и что это не свои солдаты, а бойцы Чада, время было потеряно. Хафтар отдал приказ драться, «чтобы нас не передавили как крыс», однако база уже была охвачена паникой. Полковник снова чудом избежал смерти, отделавшись лишь легкой контузией. Когда командующему армией удалось выбраться из-под обстрелянной палатки, лагерь был уже полностью уничтожен. Вокруг царил настоящий хаос. Самого ливийского полковника нашли сразу, ему пришлось сдаться. Чадские бойцы взяли ливийца в плен. Каддафи был в ярости, когда узнал о поражении своей армии. С тех пор он считал Халифу Хафтара главным предателем и своим злейшим врагом.

«Практика показывает, что Хафтар умеет договариваться со многими внешними политическими силами, — продолжает Елена Супонина, отвечая на вопрос о возможной связи фельдмаршала со спецслужбами США в 90-е. — Ни он, ни американцы друг другу полностью не доверяют. Ливийцы вообще народ не очень доверчивый, а военные условия заставляли их быть еще более осторожными. Хафтар принадлежит к числу мастеров политического выживания, и делать ставку на кого-нибудь одного он не намерен».

Рядом с ЦРУ

Еще будучи за решеткой, попавшему в опалу на родине ливийцу удалось наладить контакты с оппозиционным Национальным фронтом спасения Ливии, базирующимся в Чаде, и набрать сотни сторонников среди ливийских военнопленных. Позже Хафтара выпустили на свободу, и он возглавил военное крыло Фронта спасения Ливии — Ливийскую национальную армию.

В начале 1990-х Хафтар переехал в США. Он поселился в городе Фолс-Черч (штат Вирджиния), в нескольких милях от штаб-квартиры ЦРУ. На протяжении 20 лет о нем практически не было слышно. Полковник крайне редко общался с ливийской общиной в США и старался не появляться на публике. Информации о его семье не так много, и даже она очень противоречивая. Говорили, что Каддафи приказал убить жену и детей Хафтара после его предательства. Однако есть и другая версия: жена Хафтара осталась в Ливии с дочерью, каждый год Каддафи навещал ее на день рождения с подарками в знак того, что семья находится под защитой государства, а его младших детей отпустили к отцу в Америку. Известно, что в наше время двое сыновей военачальника стали офицерами Ливийской национальной армии. Про еще одного сообщали, что он тоже находится в Ливии. А еще два сына и дочь живут в Соединенных Штатах.

В Вирджинии ливиец провел уже более 20 лет, когда в 2011 году в Ливии жестоко расправились со свергнутым вождем «джамахирии» Каддафи. Скорее всего, Хафтару вряд ли бы удалось чего-то добиться, и был бы он предан забвению, если бы не антикаддафиевское восстание 2011 года, поддержанное силами НАТО.

Вскоре после начала сражений в Ливии полковник, имеющий американское гражданство, вернулся в Бенгази впервые за многие десятилетия. Несмотря на то что его ливийские повстанцы поначалу не доверяли ему из-за его прошлых связей с Каддафи и ЦРУ, он все же смог зарекомендовать себя как один из лучших военачальников на восточном фронте. Как только острая фаза конфликта закончилась, Хафтар снова вернулся в США.

Из Америки он наблюдал, как его страна — и, в частности, Бенгази — погружалась в хаос. Последовал целый ряд санкционированных политических убийств, в основном сотрудников службы безопасности эпохи Каддафи, а также правозащитников и журналистов. Ситуация полностью вышла из-под контроля в 2013 году. Основанное в столице правительство не смогло урегулировать обстановку. На этом фоне Хафтар снова появился на Востоке, запустив операцию «Достоинство Ливии» в мае 2014 года, и начал боевые действия в Триполи. Но в августе его войска были изгнаны из столицы. Тогда он перебазировался на восток Ливии.

Ставка на силу

Сейчас в Ливии два главных центра силы. В Триполи заседают Всеобщий национальный конгресс (бывший временный парламент, находится под контролем исламистов) и правительство Сараджа. А в 1300 км от них, на востоке страны, в Тобруке, — избранная на общенациональных выборах и международно признанная палата представителей. Последняя три года назад присвоила Хафтару звание фельдмаршала и назначила его главнокомандующим армией.

В действительности численность Ливийской национальной армии не так высока. Хафтар контролирует только несколько тысяч человек. Однако силы фельдмаршала уникальны, поскольку в их состав входят небольшие, но действующие военно-воздушные силы.

«Фельдмаршал всегда делает ставку на силу, а в условиях Ливии это сейчас оправданно, — комментирует Елена Супонина. — Но когда приходится договариваться за столом переговоров, он отступает. Хафтар — не мастер длительных бесед и сложных пасьянсов. Он, похоже, сам это понимает, поэтому и апеллирует к той силе, которую ему удалось собрать в виде вооруженных людей, его поддерживающих. Главное для Ливии — это человек, умеющий подать себя, умеющий постоять за себя. Ливийцы в целом народ очень боевитый и суровый. И если говорить о мужчинах, то Хафтар на этом фоне имеет достаточно сильный характер для того, чтобы заставить жестких, вооруженных, вспыльчивых людей себе подчиняться. А это немало. Все подчиненные называют его не генералом, а фельдмаршалом. И это тоже очень важно. Хафтар понимает, что надо поддерживать имидж жесткого военного, который обладает всеми необходимыми званиями и материальными ресурсами».

Пока урегулирование ливийского кризиса остается далекой мечтой. Ни одна из сторон не имеет решающего военного преимущества над другой, а мирные политические переговоры зашли в тупик. Как дальше будет развиваться ситуация вокруг этого конфликта, предугадать довольно непросто. Однако даже при таком непростом положении главная миссия 76-летнего Халифы Хафтара еще впереди. Ведь удача, как показывает практика, всегда на его стороне.