Путин в студии, а жизнь - на улице

Письма президенту

04.03.2020 в 19:29, просмотров: 64902

Г-н президент, читатели соскучились по этим письмам. Действительно, последнее пришло к вам в январе 2018-го. Я закрыл эту рубрику два года назад (надоело). Но сейчас такой случай, что грех вам не написать.

Ваше интервью ТАССу публикуется уже несколько дней. Его разрезали на 20 частей и дают народу по кусочку — идея правильная, умная: возникает иллюзия ежедневного общения с людьми.

И вот восьмой кусок — про нашу экономику, зарплаты, пенсии, национальные проекты и бедность — вещи важные. Началось мирно, с теории.

ВОПРОС. Стабильность или застой? Чем экономическая стабильность отличается от застоя?

ПУТИН. Очень просто. Экономическая стабильность — это база для развития. Стабильность — это всегда база для развития. А застой — это, по сути дела, движение назад, никакого развития. Вот в этом главное отличие.

Итак, у нас стабильность. Сразу от теории перешли к практике, к реальности.

ВОПРОС. Но в последние годы доходы, реальные доходы...

Интервьюер Андрей Ванденко не договорил, но вы сразу догадались, о чём речь, и начали отвечать, не дожидаясь неприятных слов. И подтвердили несказанное.

ПУТИН. Это правда. Это, безусловно, нас беспокоит, меня очень беспокоит то, что такая стагнация произошла в реальных доходах населения. Ну объяснение есть, прежде всего оно связано с резким падением цен на энергоносители. Пока всё у нас росло, нефть-то была 100 и больше долларов за баррель. А сейчас 60. Разница в 2 раза почти. Поэтому мы и вышли на эти национальные проекты с тем, чтобы изменить структуру экономики и подтолкнуть развитие на собственной базе. Но ждать годами люди тоже не могут. Я это прекрасно понимаю, я вообще понимаю, что это одна из самых ключевых социальных проблем. Обязательно мы должны что-то сделать, правительство должно что-то сделать для того, чтобы это подтолкнуть.

Г-н президент, сами видите, как опасны такие разговоры. Хоть это не прямой эфир, всё под контролем пресс-секретаря (молчащий, но очень внимательный, он иногда появляется в кадре), всё под контролем, но… Вы перечитайте собственные слова: «Обязательно мы должны что-то сделать, правительство должно что-то сделать» — это, к сожалению, похоже на полную растерянность.

Начало вашего ответа на недосказанный вопрос огорчает ещё больше. Вы сказали: «Меня очень беспокоит то, что такая стагнация произошла в реальных доходах населения». Простите, но что вы имеете в виду?

Стагнация это латынь; stagnatio — неподвижность. А какая ж у нас неподвижность реальных доходов населения? У нас падение. Мягко говоря, снижение. Цена еды растёт на глазах. А зарплата?

Интервью сделано очень красиво. Огромное чёрное пространство, множество камер, позволяющее снимать одновременно со всех ракурсов и даже показывать (на мгновенье) не только пресс-секретаря, но и операторов, осветителей, звукооператоров — большая солидная работа. Одновременно с разговором на экран выводятся и ваши слова, и графики, которые показывают, как в разные годы росли и падали цены на нефть, как замечательно снизилась инфляция с бешеных тысяч процентов 1992 года до 3% в 2019 году. В этой студии, куда не долетает уличный шум, все проблемы уже решены или вот-вот решатся. Электроника, кибернетика, хайтек…

Другое дело — на улице. Недавно в Питере прорвалась к вам какая-то тётка и спросила, как прожить на 10 800 рублей в месяц. Её вопрос был очень понятен, потому что она говорила по-русски, без иностранных слов. А у меня в письме к вам сплошная латынь: президент от латинского praesidens; студия от итальянского studio; интервью — английское interview; секретарь от латинского secretarius (от secreto — отдельно, особо, тайно).

…Эти «письма президенту» прекратились два года назад; читатели то и дело говорили, будто смысла в них нет. Смысл-то в них был, и даже очень большой, но прямой и немедленной помощи они никому не давали. Вы — другое дело; стоило вам на Большой пресс-конференции сказать что-нибудь про дороги в каком-нибудь городишке, так ещё вы не замолчали, а там уже укладывала асфальт в снег техника, появившаяся как по волшебству.

А письма в газете… Пишешь о высокопоставленных ворах, а они как ни в чём не бывало продолжают воровать. Пишешь о преступной вырубке заповедников, а их продолжают вырубать. Несколько раз писал вам о жуткой проблеме мусорных свалок, а спустя годы вы вдруг говорили так, будто впервые узнали о них только вчера.

Последнее письмо вышло в «МК» 19 января 2018 года и называлось оно «Бай-бай, Конституция», звучит вполне современно. Русский язык отличается от американского. На американском «бай-бай» означает «прощай». А на русском — «спи, усни». Каждый волен понимать по-своему.