Историк оценил сравнение Путиным коронавируса с печенегами: страшные атаки

Сходство древних кочевых племен и коронавируса – во внезапности

08.04.2020 в 19:01, просмотров: 6174

В завершение последнего обращения к народу президент России Владимир Путин заявил: «Наша страна не раз проходила через серьезные испытания: и печенеги ее терзали, и половцы. Со всем справилась Россия, победим и эту заразу коронавирусную». Безусловно, за всю историю Россия действительно неоднократно оказывалась под ударом различных сил, однако именно печенегов и половцев, героев дохристианских времен и эпохи феодальной раздробленности, среди самых страшных зол упоминают нечасто. «МК» обсудил со специалистами, насколько корректно подобное сравнение.

Историк оценил сравнение Путиным коронавируса с печенегами: страшные атаки

Мы не знаем, почему из всех напастей, которым подвергалось наше государство более чем за тысячу лет своей истории, президент РФ Владимир Путин остановился именно на печенегах и половцах. Ведь пережили мы и эпидемии тифа и испанки во время Гражданской войны, и чуму, и холеру… много чего выдержал наш многонациональный народ. Единственное, что приходит в голову – это неожиданность и чрезмерная опасность, которую несли за собой набеги печенегов и половцев. Ведь они появлялись внезапно, как эпидемия, и уходили, нанося страшный, а иногда непоправимый ущерб.

Если быть точным, то слова о том, что под ударами печенегов и половцев оказывалась именно Россия, изначально некорректны: печенеги – это герои ещё дохристианского периода существования Киевской Руси (IX-X века), а половцы относятся к чуть более позднему периоду (XII век). От их набегов до того момента, когда великая Русь сплотилась воедино, прошло довольно-таки много времени. Что знает среднестатистический россиянин об этих народах? Чаще всего – всего лишь факт, что они существовали когда-то давно.

Итак, первыми были печенеги – кочевой тюркский народ, обитавший в северном Причерноморье, в нижней части Волги, Днепра и Дуная. Самым ярким эпизодом в отношениях Руси и печенегов принято считать гибель князя Святослава Игоревича в 972 году, когда печенежский князь Куря изготовил чашу из черепа убитого князя. Однако историк придерживается мнения, что гибель Святослава – это лишь один из эпизодов, причём вполне закономерный.

- Напомним, что князь Святослав нанёс ощутимый удар по Хазарскому каганату. И хотя историк Лев Гумилев утверждал, что это «химерное государство», на самом деле это было совсем не так – и неразумными, как писал Пушкин, хазары тоже не были. Ни о каком хазарском иге говорить тоже не следует, хотя они и брали дань, - объясняет в разговоре с корреспондентом «МК» специалист по истории России Леонид Кацва.

Вот, что пишет Сергей Соловьёв о возвращении князя Святослава из Византии, пересказывая «Повесть временных лет»: «…переяславцы послали сказать печенегам: «Идет Святослав в Русь с большим богатством и с малою дружиною». Получив эту весть, печенеги заступили пороги, и когда Святослав приплыл к ним, то уже нельзя было пройти. Князь стал зимовать в Белобережьи, съестные припасы вышли и сделался большой голод, так что платили по полугривне за лошадиную голову. В начале весны Святослав пошел опять в пороги, но здесь был встречен Курею, князем печенежским, и убит; из черепа его сделали чашу, оковали ее золотом и пили из нее».

Вообще в «Повести временных лет», главном источнике наших знаний о древнем периоде отечественной истории, значительная часть упоминаний о печенегах относится к фольклору: например, сказание о поединке киевского кожемяки с печенежским богатырем и сказание о белгородском киселе. Никакого демонического образа этого народа там нет, и даже смерть Святослава описана вполне ровно, а вовсе не как элемент «терзания Руси».

Последней серьёзной стычкой с печенегами принято считать сражение под Киевом в 1036 году, когда наступление кочевников отразил Ярослав Мудрый. Год спустя на том же месте, если верить преданию, был возведён собор Святой Софии. Что же касается печенегов, то многие из них, по словам историка, со временем перешли на службу к Киевской Руси.

Следующими были половцы, ещё один кочевой тюркский народ. Половцев вполне можно назвать последователями печенегов, т.к. они вытеснили последних с причерноморских степей и со временем заняли территорию от Дуная до Иртыша, став постоянными соседями Руси.

- Как у всяких соседей, у Руси и половцев отношения выстраивались совершенно по-разному. Они совершали набеги друг на друга, торговали, устраивали династические браки – словом, нормальное соседство. Позднее, когда половцы осели на земле, Русь сама стала устраивать набеги на них, например, тот же Владимир Мономах периодически устраивал наступательные походы вглубь их территорий. В любом случае, я бы не стал называть эти взаимоотношения страшными атаками, - отметил Леонид Кацва. Он добавил, что половцы считаются предками татар, второго по численности народа в современной России, и башкир.

После смерти Владимира Мономаха половцы принимали посильное участие в феодальных войнах между русскими князьями, чаще всего выступая на стороне суздальских и новгород-северских против Владимиро-Волынского княжества. Впрочем, и эти симпатии были весьма гибкими. Самое известное упоминание о половцах в древнерусской литературе – это «Слово о полку Игореве», в котором описан поход князя Новгород-Северского Игоря Святославовича на половцев в мае 1185 года. Среди героев – половецкие ханы Гзак и Кончак, с которыми встречается попавший в плен Владимир, сын Игоря. В «Слове…» Гзак предлагает княжеского сына убить, а Кончак – женить на половчанке. Согласно летописи, Владимир действительно женился на дочери Кончака, и половцы породнились с Игорем.

При этом следует уточнить, что «Слово…» - это не летопись, а художественное произведение более позднего периода, следовательно, образ половцев мог претерпеть изменения. Однако тот факт, что за долгие годы соседства произошла ассимиляция и значительная христианизация половецкой знати вследствие перекрёстных браков, сомнению не подлежит.

Разумеется, сравнение набегов кочевых народов и эпидемии COVID-19 – это аллегория. Однако даже история России подсказывает нам: с момента первых контактов до налаживания взаимоотношений, пусть и непростых, должно пройти время. И древние эпизоды истории говорят: стоит только потерять бдительность – и у стен столицы оказывается недружелюбная напасть. Которую, конечно, следует встречать без паники.

Читайте также: "Путину тошно от самоизоляции"

Пандемия коронавируса. Хроника событий


|