Китай готовится к войне из-за Гонконга и Тайваня

Острием против острия

03.06.2020 в 19:49, просмотров: 7972

В конце мая 2020 года в Пекине состоялась 3-я сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 13-го созыва. Ежегодные сессии созываемого раз в году парламента Китая рассматривают и утверждают отчеты правительства за год, планы на предстоящий период, готовят и принимают новые законы. Довольно неожиданно в повестке дня появился пункт о подготовке Закона о национальной безопасности Гонконга.

Китай готовится к войне из-за Гонконга и Тайваня

Одной из причин «стратегической терпимости» властей КНР во время беспорядков 2014 и 2019 годов в Гонконге как раз и было отсутствие законодательной базы для наведения порядка решительными мерами. Принятие местного закона о защите безопасности было предусмотрено еще китайско-английским соглашением о передаче Гонконга КНР в 1984 году. Текст был подготовлен в 2003 году, но столкнулся с протестами и не был принят. Создавшийся законодательный вакуум был использован организаторами беспорядков.

Неудивительно, что депутаты ВСНП, обсудив предложение, практически единогласно постановили в кратчайшие сроки подготовить закон для Сянгана (Гонконга). При этом руководители Китая подчеркивали, что законодательство не будет направлено на свертывание политики «одна страна — две системы», на ущемление основного закона Гонконга, его, так сказать, мини-конституции. Не будут ущемлены права жителей. Ограничения коснутся только любителей хулиганства и более серьезной публики — подстрекателей отделения от КНР, организаторов актов саботажа и терроризма.

Более того, порядок и стабильность позволят вернуть Гонконгу репутацию «тихой гавани», столь необходимую для финансовых операций, которыми он славится. «Кони будут бегать быстрее, а танцевальные вечеринки станут еще лучше» — так во время встречи с депутатами от Гонконга пошутил руководитель канцелярии Госсовета по делам Гонконга и Макао (министр) Ся Баолун. Он перефразировал слова Дэн Сяопина, сказанные накануне передачи Гонконга под юрисдикцию КНР в 1987 году: «Скачки на ипподроме будут продолжены, танцы не прекратятся».

Однако сообщение о новом законе вызвало новую вспышку насилия в Гонконге, на улицы снова вышли тысячи молодых бузотеров, произошли столкновения с полицией, аресты. Неудивительна была и реакция стран Запада — раздались заявления с осуждением мер китайских властей. Самая жесткая реакция, естественно, последовала из Вашингтона. Президент Трамп, сославшись на принятый в 2019 году «Акт о гражданских правах и демократии в Гонконге», сообщил о приостановке особого таможенного режима из-за отсутствия «достаточной автономности Гонконга».

Шок от неожиданного окончания привычного порядка вещей и наступления новой реальности вполне понятен. Но даже после принятия обещанного закона о безопасности другие законы Специального административного района Сянган не изменятся. Вряд ли поменяется образ жизни жителей уникального города. Недаром уже в первые дни после начала обсуждения закона петиции в его поддержку подписало около миллиона человек, уставших от беспорядков, обоснованно опасающихся утраты особого положения Гонконга в мире и связанных с этим немалых благ.

Роль Гонконга как финансового центра мирового значения, транспортного и торгового «стыковочного узла» далеко не исчерпана. Выросший прямо на границе с Гонконгом огромный современный Шэньчжэнь тоже располагает портами и международным аэропортом, современными центрами международной торговли и богатейшими банками. Там действует фондовая биржа, соизмеримая по оборотам с Гонконгской. Но все эти предприятия и учреждения действуют по китайским законам, к которым на Западе сохраняется недоверие. Гонконг же до недавнего времени рассматривался как «азиатский Лондон», как оазис правосудия и стабильности.

Нежелание резать «курицу, несущую золотые яйца» было только одной из причин долготерпения Пекина. Другая заключалась в стремлении выполнять обещания, данные самим «архитектором реформ» Дэн Сяопином. Во время переговоров с Маргарет Тэтчер в 1984 году он твердо обещал не менять порядки в Гонконге 50 лет. Отсчет начался 1 июля 1987 года, когда был спущен британский флаг.

Думаю, есть еще одна, возможно, самая главная причина. Тот же Дэн Сяопин для объяснения весьма необычного существования в составе социалистической страны КНР территории с законами капиталистического государства сформулировал концепцию «одна страна — две системы».

Верность этой политике крайне важна для Китая с учетом перспективы воссоединения с еще одной высокоразвитой и своеобразной территорией — Тайванем. Пекин твердо обещает 22-миллионному населению острова сохранить порядки и образ жизни, сложившиеся за десятилетия автономного существования. Неудивительно, что на Тайване с особым вниманием следили за всеми перипетиями волнений в Гонконге, активно комментировали как действия, так и бездействия китайских властей. Сейчас в центре внимания оказался закон о безопасности Гонконга.

Для Вашингтона Гонконг и Тайвань стали двумя педалями, нажимая на которые поочередно, можно катить на велосипеде холодной войны с Китаем. Для Пекина проблемы Гонконга и Тайваня тоже взаимосвязаны. В отношении этих неспокойных территорий действуют политика «одна страна — две системы» и стратегия «единого Китая». Пекин требует от них соблюдения достигнутых ранее договоренностей, письменных и устных. Для Гонконга это зафиксированная еще в ходе китайско-английских переговоров 1984 года необходимость принятия закона о внутренней безопасности. Для Тайваня — это «консенсус 1992 года», который подразумевает признание двумя сторонами единства и единственности Китая: «Китай и Тайвань — не отдельные государства».

Все последние месяцы надежды на ненасильственное развитие событий таяли на глазах, но все же сохранялись. В Вашингтоне, похоже, долготерпение Пекина восприняли как слабость и попробовали усилить нажим на его самое чувствительное место. Буквально накануне открытия майской сессии ВСНП, 19 мая, госсекретарь США Майк Помпео поздравил руководительницу тайваньской администрации Цай Иньвэнь с вторичным вступлением в должность, обратившись к ней «госпожа президент». Материальным подарком стало согласие на продажу Тайваню партии из 18 тяжелых торпед MK-48 Mod 6 на 180 млн долларов. Это стало «изюминкой к торту» — прошлогодней партии танков и ракет «земля–земля» на 2,2 млрд долларов и модернизированных истребителей F-16 на 8 млрд долларов.

Терпение Пекина явно на исходе, а Вашингтон все ближе подступает к «красной линии», к открытой поддержке сепаратизма. Еще в 2005 году в Китае был принят закон о борьбе против сепаратизма, который предусматривает использование всего военного потенциала КНР в случае намерения каких-либо сил отделиться от Поднебесной. Китайцы явно не хотят применить этот закон, они посылают предупредительные сигналы разной силы.

Сильным сигналом стал закон о национальной безопасности для Гонконга. Показанный 19 мая, в день инаугурации Цай Иньвэнь, и ставший хитом китайских социальных сетей видеоролик с детальной симуляцией тотальной атаки ВВС и ВМС КНР на Тайвань — другой сигнал. Передовица влиятельной газеты «Глобал таймс», рупора воинственных кругов китайской общественности, — сигнал еще важнее. В ней говорится: «Состязание сил в конечном итоге определяет развитие ситуации в Тайваньском проливе. Военная сила материкового Китая способна надежно превозмочь силу тайваньских военных и отпугнуть американских военных. Сейчас США и Тайвань разыгрывают мелкие и дешевые фокусы. Они наивны. Мы заставим их испытать боль в таких местах, о которых они даже и не думают».

Предупредительные сигналы становятся все громче. Но самый весомый прозвучал из уст главнокомандующего Си Цзиньпина 26 мая в ходе встречи с военными — депутатами парламента. Приказ четкий и понятный. «Осознанно готовиться к худшему случаю, наращивать военное обучение и боевую подготовку, своевременно и эффективно справляться со всеми видами сложных ситуаций и решительно защищать суверенитет, безопасность и интересы развития государства».

Чаша терпения китайского руководства переполнилась. Болезненные торговые санкции и антикитайские заявления по поводу коронавируса, бесконечная череда мелких, средних и больших пакостей вокруг Гонконга, Тайваня, Синьцзяна и прочих болевых точек создали эффект синергии. Китай больше не боится противостояния «острием против острия». Точка невозврата в китайско-американских отношениях пройдена.

Санкции . Хроника событий


|