Убитый ваххабит Хангошвили взорвал дипломатическую бомбу в Берлине

Смерть соратника Басаева испортила отношения РФ и Германии  

Посол России в Германии Сергей Нечаев 18 июня был вызван в МИД ФРГ в связи с делом об убийстве в Берлине гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили. В тот же день немецкая Генпрокуратура сообщила, что дело обвиняемого в этом преступлении россиянина направлено в суд. В обвинительном заключении утверждается, что убийство было совершено по поручению российских государственных структур.

Берлин угрожает России «ответными мерами». Давайте еще раз вспомним, кем был при жизни человек, за которого столь яростно «вписались» немцы.

Смерть соратника Басаева испортила отношения РФ и Германии  
Зелимхан Хангошвили.

Напомним, что Хангошвили был убит 23 августа 2019 года в берлинском парке Малый Тиргартен. Убийца на велосипеде застрелил Хангошвили из пистолета Glock c глушителем. По подозрению в совершении этого преступления в Германии был задержан гражданин РФ Вадим Соколов. Позже появились сообщения, что, возможно, «Соколов» - это не его настоящая фамилия.

Немецкая и российская либеральная пресса очень много внимания уделяют личности предполагаемого убийцы. Публикуются целые «романы» по мотивам его биографии. Между тем с «Соколовым» все ясно. Он – «профессионал», наемник, вопрос лишь в том, кто его нанял. А вот личность убитого почему-то не стала предметом громких журналистских расследований. И напрасно. Ведь не исключено, что на человеке, которого в Германии скромно именуют «чеченским беженцем», больше погубленных человеческих жизней, чем на его предполагаемом убийце.

Мне не пришлось лично познакомиться с Зелимханом Хангошвили во время моих кавказских командировок. Но слышать приходилось. Конечно, совершенно неправильно называть его «чеченским повстанцем» или даже «чеченским сепаратистом», как это делают немецкие СМИ. Он был бы «сепаратистом» и «повстанцем», если бы боролся за независимость Панкисского ущелья. Это – его малая родина, а большая – Грузия. Не Чечня и не Россия.

Хангошвили был чеченцем-кистинцем, то есть принадлежал к общине огрузиненных чеченцев, с 19 века проживающих в горах на границе с Чечней, говорящих по-грузински, имеющих фамилии с грузинским окончанием «швили» (сын). Фамилии с таким окончанием часто выдают негрузинское происхождение их носителей. Конечно, они поддерживают тесные связи со своими сородичами в Чечне. Однако участие чеченцев-кистинцев из Панкиси в чеченской войне, строго говоря, может рассматриваться, как иностранная интервенция. И Хангошвили здесь принципиально ничем не отличается от Хаттаба.  

Родное село Хангошвили Дуиси во время второй чеченской войны стало оплотом ваххабитов, «понаехавших» в ущелье из арабских стран. ЦРУ даже зафиксировало там телефон одного из соратников террориста Бен Ладена. На деньги иностранцев в Дуиси была построена мечеть, и сложился «Панкисский джамаат», главой которого со временем стал Хангошвили.

Завоевать авторитет в среде соплеменников ему помогло участие в боевых действиях в Чечне. Правда, в силу молодости его «рейтинг» среди боевиков был невысок. В первую десятку «полевых командиров» он не входил, но со всеми был знаком и выполнял их поручения. Вместе с Басаевым в 2004 году участвовал в нападении на Назрань – старую столицу Ингушетии. Тогда боевики установили на дорогах свои посты и под видом «ГАИ» останавливали машины и расстреливали всех, кто им не нравился. 98 человек расстались с жизнью всего за несколько часов. Потом Хангошвили и сам стал командиром – Масхадов поручил ему командовать небольшим отрядом. Российские силовики предполагают, что кистинец мог также участвовать в подготовке террористов-смертников.

Вот такое «резюме» предъявил Хангошвили землякам, вернувшись в Дуиси, предположительно, с отрядом Руслана Гелаева. В ущелье мало кто мог похвастаться такими «подвигами». Не удивительно, что Хангошвили вскоре выдвинулся в лидеры местного «джамаата». Одновременно им заинтересовались грузинские спецслужбы, которым их американские кураторы поручили взять наконец Панкисское ущелье под контроль. Вербовка главы «Панкисского джамаата» позволяла им без особых хлопот управлять процессами в ущелье, а заодно использовать ваххабитов для выполнения «деликатных поручений».

О том, что Хангошвили был агентом грузинских спецслужб, мне удалось собрать немало свидетельств в 2013 году, когда побывала в Панкисском ущелье, занимаясь расследованием так называемой «Лопотской истории». Напомним, что 28 августа 2012 года грузинские силовики ликвидировали в Лопотском ущелье группу вооруженных чеченцев. Вскоре выяснилось, что среди погибших были как жители Панкиси, так и чеченцы, прибывшие из Европы, где они имели статус беженца. Боевики приехали в Грузию по приглашению местных спецслужб. Их разместили на квартирах в Тбилиси, тренировали на военных базах Шавнабада и Вазиани, обещая дать «дорогу на джихад» - скорую переброску на российский Северный Кавказ. Но потом «что-то пошло не так» и чеченцев расстреляли.

Родственники убитых рассказали мне в Панкиси, что Зелимхан Хангошвили играл во всей этой мутной истории ключевую роль. Когда их пригласили в Тбилиси на опознание тел, он встречал их вместе с тогдашним замминистра МВД Грузии Гией Лорткипанидзе (впоследствии – начальник одесской милиции при губернаторе Саакашвили). Именно Хангошвили пригласил на переговоры с вышедшими из-под контроля боевиками Ахмеда Чатаева, террориста и вербовщика ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация), впоследствии ликвидированного грузинскими силовиками. Хангошвили неоднократно видели в штаб-квартире Антитеррористического Центра. То есть все данные говорят о том, что Хангошвили был тесно связан с грузинским МВД во времена Саакашвили и непосредственно с Гией Лорткипанидзе.

Однако в то ж время жители Панкиси называли его главой местного ваххабитского джамаата. Вот что рассказал мне тогда отец убитого Аслана Маргошвили Мераб: «На третий день к нам подослали Зелимхана Хангошвили. Он – глава ваххабитов. Работал в МВД вместе с Лорткипанидзе. Родственников повезли в Тбилиси в МВД на переговоры к Лорткипанидзе и Америдзе» (Сандро Америдзе – сотрудник Антитеррористического центра – М.П.).

История Хангошвили похожа на историю другого завербованного Грузией боевика – Али Дабуева, он же Руслан Папаскири, он же Тимур Махаури, который был взорван в Киеве. Он также был сотрудником Лорткипанидзе. И его также, как и Хангошвили, называли в числе тех, кто приглашал чеченцев в Грузию. Как и Дабуев, Хангошвили имел от спецслужб «документы прикрытия» - в немецкой столице он проживал под именем Торнике Кавтарашвили (у него имелся выданный в Грузии второй паспорт на это имя).

Все сказанное вовсе не означает, что я как-то оправдываю бессудные расправы над кем бы то ни было. Но все же шумиха вокруг дела Хангошвили и то, как «вписывается» за него Германия на высшем государственном уровне, наводит на мысль, что человеком он был явно непростым. Возможно, что не только грузинские, но и какие-то другие спецслужбы связывали с главой Панкисского джамаата какие-то свои   профессиональные планы?