Белорусский правозащитник о судьбе арестованных: шесть тысяч за решёткой, много пропавших

Забастовочный комитет пригрозил: один рабочий пропадет – они остановят все производство

Белоруссию продолжает лихорадить. Оппозиция твердит о «стремительно падающем с трона Лукашенко». Власть же уверена заявляет, что «все мирные демонстрации до поры до времени». В ответ на масштабное шествие «За свободу!», чиновники собрали бюджетников на правластный митинг в поддержку Лукашенко. 

О том, сколько активистов еще остается в изоляторах и пострадавших в больницах, о пропавших без вести, фиксации травм и какой ультиматум предъявили лидеры забастовочного комитета Минского тракторного завода, рассказал «МК» член совета правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович.

Забастовочный комитет пригрозил: один рабочий пропадет – они остановят все производство

– Людей стали выпускать из изоляторов, потому что там уже не осталось мест, - говорит правозащитник. - Освободили около тысячи задержанных, но еще примерно шесть тысяч остаются за решеткой. Это те, кого успели подвергнуть административному аресту, кому вынесли пять или 11 суток ареста. Мы создали чат, где регулярно обмениваемся списками задержанных с их родственниками. Активистов ведь вывозили в разные места, под Слуцк, в Смолевичи, Ивацевичи. Очень многих разместили на территории Слуцкого лечебно-трудового профилактория № 3. Оттуда уже всех практически выпустили.

– Кто- то из медиков остается в застенках? 

– Минздрав отрапортовал, что ни одного врача, ни одного фельдшера среди задержанных сейчас нет, всех освободили. Одних медиков задерживали, когда они в качестве волонтеров оказывали помощь пострадавшим. Другие были задержаны на пикетах солидарности, когда они выходили протестовать. В частности, был задержан мой друг, врач–реаниматолог Андрей Витушко. Он известный в Беларуси доктор, кандидат наук. Их с женой задержали в РУВД Центрального района, когда они пришли узнать о судьбе задержанного 16-летнего сына. Их схватили на участке вместе с еще 12 родителями, и кинули в изолятор. Мне звонила женщина, которая 10 августа вместе 15-летним сыном была на проспекта Победителей. У нее ребенка омоновцы вырвали прямо из рук. Она кричала, что она мать, что ребенок несовершеннолетний, они ее оттолкнули, а парнишку затолкали в автозак. Я ей посоветовал идти в РУВД Центрального района, согласно закону, милиция больше чем на 3 часа не имеет право задерживать несовершеннолетнего. Она пришла, и сама оказалась за решеткой. 

– Родители в соцсетях описывают немало случаев жесткого задержания несовершеннолетних. Кого-то несколько часов продержали на коленях, кого-то – избили. На выставленных фотографиях у подростков – кровавые раны, синяки от дубинок. 

– Это так. Например, сына Андрея Витушко – Мирона продержали в автозаке шесть часов. Потом уже завезли к бабушке. Его мама, Кристина, утверждает, что сына били. 

– Есть пропавшие без вести? 

– Очень много. Там ведь полный бардак творится, списков в милиции нет. Информацию родственникам никто не может предоставить. Люди по трое суток искали своих близких, есть те, кто до сих пор ищет. Мы очень благодарны нашим волонтерам, которые пытаются им помочь. 

– Кто-то фиксирует травмы, с которыми задержанные выходят из изоляторов?

– Документируем сейчас все факты, все телесные повреждения, все побои. Многих ведь месили еще в РУВД. Люди отказываются верить, что с ними расправлялись белорусы. Говорят о приехавших. 

– В соцсетях уже появились списки белорусских силовиков, участвовавших в задержании.

– Конечно, следственному комитету и прокуратуре несложно будет установить, какие конкретно подразделения участвовали в столь жестких задержаниях. Я считаю, что в этой ситуации, как минимум, министра МВД, начальника минской милиции, начальника Главного управления внутренних дел Мингорисполкома нужно отправить в отставку. 

– Насколько цинично сейчас звучат слова министра внутренних дел Белоруссии Юрия Караева, который приносит извинения за травмы «попавших под раздачу» людей.

– Извиняться он будет в другом месте. Есть ведь Уголовный кодекс, соответствующие органы, которые имеют полномочия возбуждать уголовные дела. 

– Сколько пострадавших от действия силовиков остаются в больнице?

– Точных цифр не знает никто. Минздрав не дает полной картины. Говорилось о двухсот пострадавших, но мы думаем, что их гораздо больше. 

– Это правда, что Следственный комитет перестал выдавать пострадавшим направление на судебно-медицинскую экспертизу? 

– Да, это так. Хотя они обязаны выдавать направление по заявлению гражданина. Но сотрудники Следственного комитета говорят, что, якобы, сами ходят по больницам, опрашивают пострадавших. И, вроде как, проводят проверку. Но тут надо не проверку проводить, а возбуждать уголовные дела и вести полноценное расследование. 

– На ваш взгляд, будут все-таки возбуждены уголовные дела?

– Все зависит от политического момента. Прокуратура пока что молчит. Хотя мы к ним неоднократно обращались, в том числе и в письменном виде. Была какая-то странная встреча с депутатами парламента. Я их призывал посетить ЦИП на улице, поговорить с людьми, которые там находятся. В конце концов можно ведь направить депутатские запросы генпрокурору. У них есть для этого все полномочия, которых нет у нас. Но, как я понял, у депутатов пока что есть только желание поговорить с нами. Шел разговор о создании парламентской комиссии совместно с правозащитной организацией. Но дальше слов ничего пока не двигается.

– В Белоруссии ситуация меняется стремительно.

– Есть очень позитивные моменты. Мы не ожидали, что оппозицию поддержат рабочие. Например, что поднимутся солигорские шахтеры. Это очень серьезно. Они приносят в бюджет немалые деньги, а именно – в валюте. Это одна из основных статей дохода. Шахтеры заявили, что, если Лукашенко не уйдет с поста президента, они с понедельника объявят забастовку. А там ведь весь город работает на шахтах. Проявили активность рабочие Минского тракторного завода, БелАЗа. 

– Директор Минского завода колесных тягачей Алексей Римашевский признал на митинге перед сотрудниками поражение Александра Лукашенко на выборах. К нему будут применены репрессии? Его уволят? 

– Не уволят. Сейчас такой момент, когда власти опасаются делать какие-то резкие шаги. Вчера вышел на манифестацию Минский тракторный завод. Уже есть лидеры забастовочного комитета. Они конкретно сказали, если хоть один рабочий МТЗ (Минский тракторный завод – авт.) пропадет, они остановят все производство. Одно дело метелить студентов, и совсем другое, когда выходит на митинги рабочий класс. Так было и в 90-е, когда вышли начали бастовать все заводы, когда объявила о забастовке железная дорога. А сейчас метрополитеновцы предупредили, что могут остановить движение поездов. 

Рабочие завода «Гродно-азот» освистали результаты выборов: голосовали за Тихановскую

Смотрите видео по теме

Мы проснулись в другой стране. Мы стали другим народом. Даже если Лукашенко удержится у власти, ему будет очень сложно управлять страной, да вообще жить. В Беларуси уже другой народ. Они не будут ходить на субботники, не будут платить за принудительные подписки. Вы же видите, что творится в школах? Ученики вешают на забор свои грамоты и дипломы, протестуя против беззакония, против фальсификации выборов. Говорят учителям, заберите все, нам стыдно за вас. Как эти педагоги, входящие в участковые избирательные комиссии, теперь будут учить детей в школе? И чему они школьников могут научить?

Нас, конечно, очень беспокоит, что Лукашенко провел переговоры с Путиным. И теперь намекает о возможной российской помощи. Но большинство не верит во вторжение России. Не верит в эту страшилку. Устав ОДКБ не предусматривает военной помощи без внешней агрессии. А у нас никакой внешней агрессии нет. Никто на Беларусь нападать не собирается.

Сюжет:

Выборы президента Белоруссии 2020

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28340 от 18 августа 2020

Заголовок в газете: Один рабочий пропадет — остановится завод