В США ждут восстания после выборов президента

Отчаяние с непредсказуемыми последствиями

Атмосфера — не приведи господи! Инфекционное отделение психбольницы. Хоть я живу в Штатах больше, чем в России, и слежу за событиями не вприглядку, а профессионально, ведя хронику американской жизни в статьях и книгах по обе стороны океана, но такого не припомню.

Отчаяние с непредсказуемыми последствиями

Какая там «холодная война» с Россией или Китаем, когда вовсю идет горячая война не на жизнь, а на смерть внутри страны, когда «мирные» демонстрации переходят в погромы и убийства. Со ссылкой на Тита Ливия: «Их взаимная ненависть едва ли не превосходила их силы». За пару недель до президентских выборов мало кто осмелится предсказать их исход. Зато не надо быть пророком, чтобы предречь постдействие этих беспрецедентных по напрягу выборов.

Без разницы, кто их выиграет, проигравшая сторона — половина Америки! — погрузится в глубокий траур. Вот чего я боюсь: не молчаливое большинство, а подавляющее меньшинство будет править бал вослед этим выборам, когда сам выбор подобен (или уподобен) вопросу жизни и смерти. Гражданская война? Социалистическая революция? Восстание масс, предсказанное сто лет назад великим испанцем Хосе Ортега-и-Гассетом? Типа того. Уж точно, по Достоевскому, безудерж страстей и акций проигравшей стороны, которая попытается взять реванш за фиаско и переиграть поражение — в Верховном суде, в социальных сетях, на улицах и площадях, в городах и весях Америки и за ее пределами тоже, — мало не покажется.

Вот апокалиптический, беспросветный, без катарсиса стих нью-йоркского поэта Геннадия Кацова:

Не ходи ни в этот вечер, ни в какой-то другой,

Отложи любые встречи, за порог — ни ногой:

всюду мирные протесты, от темна до темна,

нет ни времени, ни места для прогулок — война.

Это про сейчас, а что будет, когда после подсчетов и пересчетов, ламентаций и проклятий объявят наконец результат? Эйфория одних и скорбь других. Даже если у победителей хватит такта и тактики не превратить свой успех на выборах с минимальным, скорее всего, перевесом в торжество над поверженным врагом, в празднество и триумф, обидные, оскорбительные для проигравших. Типа: «Пусть неудачник плачет, кляня, кляня свою судьбу!» Даже если, как у нас здесь принято, победитель объявит себя президентом всего американского народа, а не только своего электората. Без разницы.

При таком, как сейчас, политическом, идеологическом, психологическом, эмоциональном, нервическом расколе нации, с истерическим, а то и патологическим креном, при оглашении окончательного результата этих злосчастных (чтобы не использовать клише «судьбоносных») выборов неизбежно вступает в силу новый фактор: отчаяние потерпевших политическое крушение.

Отчаяние с непредсказуемыми последствиями.

Что следует сказать с ходу — обе стороны конфликта хоть и готовы гипотетически к поражению, но не готовы это поражение принять и признать. Хиллари Клинтон, проигравшая предыдущие выборы и признавшая поражение с опозданием только под давлением Барака Обамы, теперь советует Джо Байдену ни в коем разе не соглашаться с поражением. Дональд Трамп говорит, что не собирается покидать Белый дом, а совсем напротив — останется там еще два срока. Шутка? Смех сквозь слезы? Даже если он шутит, в каждой шутке есть доля правды, тем более у POTUS’a, ключ к пониманию которого недавно предложил Джаред Кушнер, его визирь и по совместительству зять: «Алиса в Стране чудес». И конкретно: уподобил Трампа Чеширскому коту с его двусмысленной улыбкой на исчезающей морде и невероятной, антиномичной стратегией: выносливость и настойчивость, а не направление. Огорошенная Алиса спрашивает кота-парадоксалиста:

— Как тебя понимать?

— Понимать меня необязательно. Обязательно любить.

Вот на эту любовь молчаливого большинства и рассчитывает белодомовский котяра, несмотря на неутешительные, но постепенно меняющиеся в его пользу опросы. До выборов всего ничего — успеет ли Трамп воспользоваться этой динамической тенденцией и повернуть время вспять?

Его супротивникам и вовсе не с руки понимать его юмор — они воспринимают его всурьез: «Will Trump’s Presidency Ever End?» — тревожно вопрошает колумнист «Нью-Йорк таймс» Франк Бруни.

Вся эта невнятица волнует, нервирует, будоражит, трясет не только оба политических стана, но и страну в целом, ибо ставит под сомнение традиционный, привычный, рутинный электоральный процесс, замковый камень демократии. Пусть президентские выборы в Штатах сродни спорту, но там в сомнительных случаях решение за судьей, а здесь? За Верховным судом — высшей апелляционной инстанцией, к которой взывают в спорных случаях и чьи решения не отменны и обжалованию не подлежат? Трамп уже высказался в пользу Верховного суда как арбитра грядущих выборов, тем более там превалируют его единомышленники, а треть — вот-вот, с утверждением новой судьи, — его ставленники. Это не значит, конечно, что наши верховные судьи будут потакать своим идеологическим или личным пристрастиям: супротив русской поговорке в Америке закон есть закон, а не дышло.

С большой долей вероятности в ночь президентских выборов опять-таки в противовес традиции ни страна, ни человечество не узнают имя следующего президента США. Однако рано или поздно это случится. Независимо от моих симпатий и ставок на этих выборах чисто человечески впрок сочувствую, соболезную проигравшим — так велика будет их кручина и тоска по утраченным надеждам. Вплоть до отчаяния. Половина Америки, одетая в траур. И не только Америка, но и вся Глобал Виллидж — Китай, Россия, Иран, Ближний Восток, Европа. Вопрос вопросов: в чем выразится мировая скорбь по безвозвратным идеалам? По крайней мере на ближайшие четыре года.

Худо-бедно мы можем судить о будущей реакции лузеров, оставшихся у разбитого корыта, по предвыборному противостоянию политических антагонистов.

Предположим, надежды Трампа на молчаливое большинство не оправдаются, оно не наберет необходимых для победы 270 выборщиков (из 538) и окажется в электоральном меньшинстве. У меня есть все основания полагать, что проигравшие республиканцы не превратятся в мучеников и мировой пожар раздувать не станут, довольствуясь малым, хотя не таким уж малым — избранными конгрессменами и губернаторами и абсолютным большинством в Верховном суде. Не то чтобы уровень пассионарности у них ниже, чем у демократов, но они в большинстве своем прагматики, закон и порядок для них превыше всего, что республиканцы и продемонстрировали в преддверии выборов, остерегаясь превращать уличные демонстрации в баталии с применением холодного и горячего оружия. Представляю их скорее в роли плакальщиков, чем ратоборцев и моджахедов. Ну да, плач на реках Вавилонских.

Иное дело демократы, а точнее — их авангардные отряды типа «Антифа» или BLM с их ратными подвигами в предвыборной борьбе: поджогами, грабежами, погромами, осквернением исторических памятников и прочим неистовством, не говоря о фанатической нетерпимости к инакомыслию. Ни за какие коврижки эти оглашенные не признают избранного республиканского президента легитимным и продолжат с ним борьбу испытанными нелегитимными средствами, в разы усиленными отчаянием. Вот-вот: истерия, агрессия, буйство. Жить одной жизнью с врагами? Да никогда! На страну обрушатся беспорядки, каких мы еще не видали.

Восстание масс.

Наступление варваров.

Как долго оно продлится и к чему приведет?..

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28397 от 23 октября 2020

Заголовок в газете: Что нас ждет: Америка, одетая в траур