У дравшегося с ОМОНом чеченца остался один вариант избежать тюрьмы

Единственный способ "решить вопрос" Джумаева - объявить амнистию

Депутат Госдумы Адам Делимханов пообещал молодому уроженцу Чечни, вступившему 23 января на Пушкинской площади столицы в схватку с омоновцами, помощь чеченских властей "с тем, что касается закона". При этом названы два условия такой поддержки: он должен "как-то проявиться" и заявить о несогласии со взглядами "шайтанов", которые "делают митинги". Мы решили выяснить то, насколько трудно будет "отмазать" бунтаря и чем при этом рискуют сами "отмазывальщики".

Единственный способ "решить вопрос" Джумаева - объявить амнистию
Источник: Youtube

Речь, по имеющимся данным, идет о 20-летнем студенте МГУ Саиде-Мухаммаде Джумаеве. Всероссийскую известность бунтарь обрел после того, как по Интернету разошлись кадры одного из наиболее горячих моментов субботнего противостояния на Пушкинской: молодой кавказец лихо молотит руками и ногами по отбивающимся дубинками силовикам.

Впрочем, по словам помощницы депутата Госдумы Адама Делимханова Татьяны Лазиной, одно из условий уже выполнено. "Адам Султанович встретился с родителями Джумаева, - сообщила Лазина изданию "Подъем". - Они рассказали, что их сын оказался случайно на месте проведения акции. Ну, молодые люди ввязались в эту потасовку. Случившееся - неудачное стечение обстоятельств. Это совершенно не связано с поддержкой Навального и его политических взглядов. Молодой человек раскаивается в содеянном, сожалеет об этом".

Тем не менее явки с повинной пока не последовало. И легко догадаться почему: вряд ли правоохранители разделяют родительскую версию о "неудачном стечении обстоятельств". Никаких сомнений в квалификации деяния нет, кстати, и у Делимханова, обратившегося к парню с видеообращением, размещенном в Инстаграме: "Все мы видели в соцсетях, как чеченский парень против госработников кулаками махал. То, что ты сделал, преступление" (депутат говорит по-чеченски, перевод сделан интернет-издания "Медиазона").

Буквально оферта, адресованная студенту, звучит так: "Если ты принимаешь их (протестующих - "МК") позицию, ты не должен ни от кого бегать, должен идти до конца вслед за ними. С тобой и с теми, кто с тобой эту позицию разделяет, мы умеем себя вести. Но если ты их позицию не признаешь, Рамзан-хаджи (Кадыров - "МК"), наш падишах, сказал, что поможет тебе с тем, что касается закона, как только ты появишься... Если ты свяжешься с нами или как-то еще появишься, с решением твоего вопроса со стороны государства мы поможем".

Предложение, сделанное парламентарием, оставляет очень большое поле для толкований. По версии помощницы Делимханова, ее шеф имел в виду сугубо юридическую поддержку - "нанять адвоката, например, при необходимости". Однако каким бы докой ни был адвокат, вряд ли он смог бы существенно смягчить участь того, чьи нарушающие закон действия - от и до - запечатлены на камеру.

Молодому человеку как минимум могут быть инкриминированы деяния, предусмотренные 318-й статьей УК РФ ("Применение насилия в отношении представителя власти"). Если суд сочтет, что насилие было опасно для жизни или здоровья правоохранителей, чеченцу светит до 10 лет лишения свободы. Кроме того, с высокой вероятностью будет пущена в ход статья 212 УК ("Массовые беспорядки"): участие в оных наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Какого-то послабления можно, наверное, добиться, но, учитывая судебную практику по таким делам, очень небольшого. Достаточно вспомнить дело актера Павла Устинова, преступление которого заключалось, среди прочего, в том, что он неудачно упал во время задержания. Неудачно, во-первых, для задерживавшего омоновца: тот якобы вывихнул плечо. Но главным образом для себя самого, конечно.

За "применение насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти" актер был осужден первоначально на 3,5 года лишения свободы. И лишь после массовой общественной кампании в поддержку актера приговор изменили на 1 год условно. Квалификация деяния при этом осталась прежней.

Между тем Делимханов, напомним, сулит студенту не просто смягчение участи, а "решение вопроса". Как может выглядеть полное "решение", то есть освобождение от ответственности (ну, или хотя бы от заключения), в этой ситуации? Есть лишь варианта.

Первый - неформальный: похлопотать за "хорошего, раскаявшегося парня" перед следователями и/или судьями. Однако тогда и сам хлопочущий становится преступником. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность следствия или суда в случае, если оно совершено лицом с использованием своего служебного положения, наказывается лишением свободы "на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности" (статья 294 УК).

Этот вариант мы, разумеется, отметаем. Нет, понятно, что неустрашимому чеченскому "падишаху" никакие риски не страшны. Но свернуть на эту скользкую дорожку, безусловно, не позволит высокое правосознание главы республики.

Посему остается лишь вариант амнистии, которая, согласно УК, "объявляется Государственной Думой Федерального Собрания РФ Федерации в отношении индивидуально не определенного круга лиц". Ну, то есть амнистировать в этом случае пришлось бы всех, кого "замели" в ходе расследования событий, случившихся 23 января.

Хлопоты тут, конечно, будут вообще безмерными, но зато абсолютно законными. Не этот ли план и вынашивают Рамзан Кадыров и Адам Делимханов? Если так, то будем надеяться, что у Рамзана Ахматовича и Адама Султановича хватит политической влиятельности и настойчивости, чтобы претворить его в жизнь.

Читайте по теме: "Помощь Кадырова дравшемуся с ОМОНом чеченцу заставила русских завидовать".