Когда закончится конфликт Евкурова и Кадырова?

21 год назад не стало Чечено-Ингушской АССР, но границы двух республик до сих пор не определены

09.12.2013 в 12:40, просмотров: 9760

10 декабря 1992 года прекратила свое существование Чечено-Ингушская АССР. Соответствующие поправки были внесены в Конституцию. На карте современной России появились два новых региона – Чеченская республика и Республика Ингушетия. Однако и спустя два десятилетия граница между двумя субъектами так и остается неутвержденной. Что в последние годы является предметом не то что спора, а настоящей «холодной войны» между главами республик – Героями России Юнус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым. Конфликт руководителей соседних регионов стал притчей во языцех и топовой темой в СМИ. Что на самом деле делят два генерала и смогут ли остановиться? И как это сказывается на отношениях простых чеченцев и ингушей?

Когда закончится конфликт Евкурова и Кадырова?
фото: Александр Орешников
Алихан Харсиев

В столице Ингушетии Магасе вскоре завершится строительство 99-метровой башни "Согласие", которая станет визитной карточкой республики – сооружение по форме и внешнему виду копирует древние башенно-замковые комплексы вайнахов. Больше всего их сохранилось в горной Ингушетии. Современная башня в солнечном Магасе еще год назад должна была стать самой высокой на Северном Кавказе. Однако этим летом глава Чеченской республики Рамзан Кадыров презентовал амбициозный проект: в Грозном будут строить 400-метровую башню «Ахмат», стилизованную, как и в Магасе, под творения предков. Само собой, многие тут же увидели в этом очередной виток соперничества Кадырова с соседом.

Автор идеи строительства башни в Магасе – Алихан Харсиев. Ингуш, который детство и юность провел в Грозном. Ему мы и решили задать вопросы об отношениях двух самостоятельных нынче республик.

- Алихан, вам не обидно, что в Грозном собираются возвести башню выше вашей? Все-таки вы первый затеяли такой проект.

- Нет, не обидно. Наоборот, это очень хорошо, что сооружения в виде башен строятся и в Ингушетии, и в Чеченской республике. Я только рад. Наши предки научились строить башни, жить в них, встречать гостей и врагов. Мы обязаны не предавать забвению это наследие, а развивать и показать всему миру. Башня «Ахмат» в Грозном будет красивейшим зданием не только для Кавказа. Это и есть развитие башенной архитектуры. Сегодня в первый раз за несколько столетий у нашего народа появилась возможность серьезно обратиться к уникальному наследию предков. И если мы сможем вложить во все, что построим, кроме современной технологии и инноваций, еще и хотя бы часть души, тогда башни будут греть наши сердца, а главное, сердца наших потомков. И как говорит чеченский историк и писатель Саид-Хамзат Нунуев: «Современные вайнахские башни будут сакральным местом единения нахов».

- То есть о соперничестве речь не идет?

- Нет! По крайней, мере, я не считаю, что это соперничество. У Рамзана Кадырова сегодня есть возможность строить масштабные объекты, и он это делает. Завидовать этому нельзя. Слишком страшную цену за время двух чеченских кампаний заплатили жители республики всех национальностей за ошибки политиков, за алчность "бизнес-элиты"… В итоге: война похожая на кошмарный сон без конца, цветущая республика с огромным экономическим, а главное, поистине фантастическим интеллектуальным потенциалом, разрушена до основания, оставшиеся в живых жители республики разлетелись как осколки буквально по всему миру, Россия приватизирована…

Сегодня в России другие времена и другие правители. И то, что происходит на сегодняшний день в Чеченской республике, - в какой-то степени восстановление справедливости. Сейчас, когда я приезжаю в Грозный, я радуюсь тому, каким прекрасным стал этот город. Хотя одновременно мне, как и сотням тысяч грозненцев, грустно, что нашего старого города больше не будет никогда.

- Это ваше отношение. А как другие ингуши к этому относятся, молодежь, к примеру?

- Точно так же. Для сотен тысяч вайнахских юношей и девушек слова о нашем родстве –не пустой звук. Молодежь, может быть, еще больше осознает, что мы один народ.

- Но ведь нельзя не замечать внешнего противостояния глав двух республик – Юнус-Бека Евкурова и Рамзана Кадырова – которое выражается, в том числе, и в весьма резких высказываниях в адрес друг друга. Что между ними происходит? Молодые люди это тоже, наверное, как-то воспринимают?

- Конечно, воспринимают. Однако «похолодание» между нашими лидерами исчезнет в одно мгновение. За всем этим стоят обстоятельства, которые в той или иной мере определяются одним словом – политика. Но между нами тысячи связей, в том числе и генетических, которые не оборвались за тысячи лет. Политика не сможет нарушить это родство, от кого бы она ни исходила. И пора бы уже это понять.

фото: Екатерина Петухова
строящаяся башня "Согласие" в Магасе

- Зачем же тогда границы делить?

- А их никто не делит.

- Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров не могут поделить, по этому поводу у них затянувшийся спор.

- Они сегодня возглавляют два отдельных субъекта, входящих в состав Российской Федерации. Это наносит свой политический оттенок.

- Можно ведь и доиграться с такой политикой?

- Можно. Но если вы меня спросите, кто больше всего переживает из-за сложившейся ситуации, то я отвечу: Бамат-Гирей Юнус-Бек Евкуров и Ахмат Рамзан Кадыров. Так по-вайнахски звучат их имена. Кроме того что политика дело тонкое, оно еще чрезвычайно трудное и ответственное. Поэтому не дай Бог им войти в историю под знаком междоусобицы и кровавого деления границ между вайнахами. И они сами это лучше всего понимают и переживают. Я так думаю. Все будет нормально.

- Когда же они остановятся?

- Они сами это определят, договорятся.

- Но наверняка есть в связи с «похолоданием» некие нездоровые тенденции в обществе? На что это влияет?

- В первую очередь, на чиновников с двух сторон. Мне так показалось. Чиновники особо не разбираются в политических перипетиях. Видят движение сверху и пытаются в силу своих умозаключений, раз такая полемика есть, устраниться на всякий случай, не взаимодействовать лишний раз. Чиновники, как в общем-то везде, не имеют национальности. Если начальник сказал «А», то они следом должны весь алфавит выдать, искренне думая, что это правильно.

- А на бытовом уровне?

- Абсолютно нет. Никаких проблем. Но ситуация сама никому не нравится. Мы не можем просто так на это смотреть. Хотя, повторюсь: в один момент этот конфликт будет исчерпан. А знаете, почему это произойдет? Потому что за ними стоит история, многие поколения людей. Уже в письменной истории лучшие из вайнахских мужчин говорили, что мы один народ. Все недоразумения просто сгорят.

- Хорошо, кому выгоден этот конфликт?

- Если мы сейчас начнем перечислять, кому это выгодно, то в этой статье не хватит места.

- Однако же ряд политологов считает, к примеру, что суть противостояния в том, что Чеченская республика хочет поглотить Республику Ингушетия.

- Я так не считаю. Конечно, есть какие-то разговоры о том, что Москва объединит две республики. Но говорить сегодня об объединении как минимум преждевременно. И не только потому, что на этот счет есть различные мнения в обоих субъектах. Давайте заглянем в историю. До революции, несмотря на то, что Владикавказ, как и Грозный, развивался как русский город, в Буро (вайнахское название Владикавказа – авт.) постоянно присутствовало значительное количество ингушей и чеченцев, которые весьма успешно занимались всеми видами жизнедеятельности. Среди них были оружейники, ремесленники, торговцы, ученые, а также офицеры царской армии в большом количестве. Так вот, нас объединили, чтобы лишить вайнахов Буро-Владикавказа, тогда официального центра ингушей. Грозный в то время функционировал как отдельная единица без существенного влияния автохтонного населения. В итоге вайнахи лишились двух городов. Это было нужно Сталину. Дальнейший ход истории подтвердил это. Сегодня же в объединении двух республик нет для Москвы никакого резона. Нас объединят, если мы будем строго следовать в форватере российской политики на Кавказе и докажем, что как единый этнос можем надежно защищать южные географические рубежи нашей родины, ее геополитические интересы и станем реальным Вайнахским железобетонным форпостом великой России. Это нормальная политика. И без Москвы никакого объединения быть не может.

- А все-таки ингуши и чеченцы – это братские народы или один народ?

- Это один народ. Единый нахский народ.

- Какое самоопределение у нынешней молодежи: я вайнах или я ингуш, я чеченец?

- Конечно, я ингуш, я чеченец. Есть еще мелхестинцы, орстхоевцы, бацбийцы, тушины. Все мы – вайнахи. И каждый от мала до велика знает, что означает это слово, потому что это внутри нас.

- Как думаете, руководство Чеченской республики будет приглашено на торжественное открытие башни "Согласие" в Магасе и поедет ли делегация от Ингушетии на открытие башни "Ахмат" в Грозном?

- Честно говоря, мне даже стыдно это обсуждать…