Что делать с мертвым принцем?

Русская церковь не хочет хоронить царских детей

14 января 2011 года Следственным комитетом при Прокуратуре Российской Федерации прекращено уголовное дело о гибели членов Российского императорского дома Романовых.

Теперь встал вопрос: что делать с останками погибших в Ипатьевском доме царских детей? Что делать с мертвым принцем и мертвой принцессой из грустной и жестокой сказки?

Русская церковь не хочет хоронить царских детей
Патриарх Алексий II и следователь Владимир Соловьев.

Итак, уголовное дело прекращено. В декабре 2008 года закончены идентификационные исследования, и следствие, представляющее государство, пришло к категорическому выводу о том, что в двух захоронениях, официально вскрытых в 1991 и 2007 годах, обнаружены останки бывшего императора Николая II (Романова) и членов его семьи.

В работе по идентификации останков принимали участие десятки выдающихся ученых из многих стран мира, их работы опубликованы в авторитетных научных изданиях и получили высокую оценку, в том числе двух нобелевских лауреатов, пионеров генетики Джеффриса и Ниренберга.

Со мной связался по телефону прямой потомок императора Николая I — Николай Романович Романов, возглавляющий “Объединение членов семьи Романовых”. Он рассказал, что Романовы за то, чтобы похоронить останки Алексея и Марии рядом с их отцом, матерью и сестрами в Екатерининском приделе Петропавловского собора в Санкт-Петербурге, и через посла направили письмо на имя Президента России. По закону мы должны выполнить требования родственников, но проблема требует ясного выражения позиции не только от родственников погибших.

В 2000 году Архиерейский собор Русской православной церкви канонизировал семью императора Николая II в чине страстотерпцев. Но Церковь официально не признала останки семьи последнего императора святыми мощами. Когда в Петропавловский собор для богослужения входят высокие церковные чины, двери в Екатерининский придел закрываются. Так случилось, когда в соборе проходило перезахоронение останков матери императора Николая II, вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Ни разу правящий архиерей, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров) не разрешал проведение богослужений в этом церковном приделе. Каждый день в тысячах храмов у икон царственным страстотерпцам приносятся молитвы, но получается, что сами святые мощи священноначалию не нужны.

После вскрытия могилы царской семьи в 1991 году по инициативе патриарха Алексия II в октябре 1993 года была создана Правительственная комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи. Заседания комиссии проходили с 1993 по 1998 годы. Когда говорят о том, что Церковь не была в курсе работы комиссии, это не соответствует действительности. Митрополит Ювеналий — единственный член правительственной комиссии, который посетил все ее заседания и принимал активное участие в постановке и решении всех возникавших проблем.

К середине 1994 года членам правительственной комиссии стало ясно, что под Екатеринбургом обнаружены останки царской семьи. Единственный вопрос, тревоживший генетиков, состоял в том, что одна позиция в генотипе Николая II отличалась от подобной у его ныне живущих родственников. Для устранения сомнений, после согласования с патриархом и митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном (Снычевым), провели эксгумацию останков брата царя, великого князя Георгия Александровича. Исследования, проведенные в США, показали, что у братьев имелась генетическая мутация в одной и той же позиции. Одного этого редчайшего признака было достаточно, чтобы поставить точку в этой истории.

Между тем по инициативе Церкви были привлечены для “содействия” в идентификации абсолютно несведущие и агрессивные люди из так называемой “Зарубежной экспертной комиссии”. В 1995 году на заседании правительственной комиссии выступила О.Н.Куликовская, вдова племянника Николая II Тихона Куликовского. Куликовская заявила, что по ее инициативе проведен генетический анализ крови покойного мужа и результаты категорически опровергают возможность родства между ее мужем и императором Николаем II. Проведенное исследование показало, что Куликовская сознательно обманула патриарха Алексия II и Правительство России. Это выступление сорвало готовящееся захоронение семьи императора. На самом деле генетические данные ее мужа подтвердили, что он близкий родственник императора.

Патриарх Алексий II обратился в правительство и Генеральную прокуратуру с пожеланием продолжить исследования. Он попросил заменить коллектив экспертов. Новый состав специалистов пришел к тем же выводам. Президент России Борис Ельцин поручил первому вице-премьеру Борису Немцову задать прямой вопрос патриарху, каково его отношение к выводам об идентификации. 15 января 1998 года состоялась встреча Немцова с патриархом Алексием II. В этой встрече принимали участие советники Немцова — Шубин и Аксючиц. Был на этой встрече и я. Патриарх после трехчасовой встречи был полностью удовлетворен и просил передать президенту, что он лично примет участие в захоронении.

И вдруг как гром среди ясного неба прозвучало решение Священного синода от 26 февраля 1998 года. Священноначалие РПЦ запретило духовенству принимать участие в прощании с семьей императора и даже поминать имена погибших. Впервые за более чем тысячу лет российское священноначалие отказалось проводить в последний путь миропомазанного монарха. В 1998 году Священный синод сослался на “сомнения” в правильности идентификации и предложил поместить останки в “символическую” могилу. Странно было бы видеть “символическую” могилу “неизвестного” русского царя, погибшего в первой четверти XX века…

Храм царственных страстотерпцев на Ганиной Яме.

Каких-либо исследований по инициативе Церкви не проводилось, зато горячо приветствовались “несанкционированные” государством. Сначала некий японский генетик Тацуо Нагаи исследовал непонятно чьи кости и якобы подкладку от куртки царя, полученные неведомым путем. Об этом “МК” писал в статье “Черные эксперты”. Потом российский математик Лев Животовский и американец Алек Найт заявили, что провели генетическое исследование “мощей великой княгини Елизаветы Федоровны” и опровергли доводы российских, британских и американских ученых. На поверку оказалось, что куртка царя, с которой японец якобы взял образцы ДНК на выставке, никогда открыто не выставлялась, “кости Георгия Александровича” непонятно откуда взялись, а “палец Елизаветы Федоровны” — заведомая фальшивка.

Когда в 2007 году неподалеку от первого захоронения нашли сожженные останки мальчика и девушки, я в первом же интервью, данном “МК”, сообщил: “Церковь информирована о находке, мы открыты для общения и участия православных ученых в исследованиях”. После обнаружения останков участники раскопок направили подробные сообщения об открытии патриарху Алексию II и архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию (Морарю). В октябре 2007 года антропологи и стоматологи сообщили, что пришли к единому выводу: фрагменты костей и зубы, обнаруженные неподалеку от останков царской семьи, принадлежат мальчику 12—14 лет и девушке 17—19 лет. Стало ясно, что необходимы сложные и дорогостоящие генетические исследования. Учитывая то, что наука шагнула вперед, исследования проводили “с нуля”, не только по находкам 2007 года, но и по останкам, поднятым в 1991 году.

Зная о настороженной позиции Церкви и желая сделать исследования максимально прозрачными, 23 октября 2007 я обратился к одному из церковных иерархов. Я писал: “В предыдущем расследовании были допущены ошибки. Следствие обвиняли в излишней закрытости. Иногда я проявлял в полемике излишнюю горячность. Я надеюсь, что Вы разрешите мне встретиться с Вами, возможно, имеет смысл провести обсуждение о ходе расследования с православными оппонентами. Сейчас можно решить вопрос о привлечении к исследованию православных ученых, обмениваться информацией. Надеюсь, в поисках истины мы будем едины”. Я получил благожелательный ответ, но никаких предложений об участии Церкви в установлении истины не последовало.

12 апреля 2008 года вместе с начальником Свердловского областного бюро судебно-медицинской экспертизы Николаем Неволиным я встретился с архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием. К этому времени русским генетиком Евгением Рогаевым были получены первые результаты, подтверждающие принадлежность останков царской семье. Двухчасовая беседа с архиепископом не дала ничего. Он ссылался на то, что не имеет к проблеме никакого отношения, а по всем вопросам необходимо беседовать лично с патриархом. Вскоре на православных сайтах появилась информация о том, что архиепископ Викентий устроил встречу патриарха Алексия II c православными учеными Екатеринбурга — доктором медицинских наук, профессором, заведующим кафедрой биологии Уральской медицинской академии Олегом Макеевым и доктором медицинских наук, профессором Уральского гуманитарного института, протоиереем Сергием Вогулкиным. Протоиерей Сергий Вогулкин широко прославился тем, что для повышения успеваемости студентов заправлял кофейные автоматы в институте святой водой. Ученые, не побеседовав ни с одним из экспертов, не изучив ни одного документа экспертизы, заявили: “Методика, которая была использована, до сих пор ни одним судом в мире не признается как доказательство. Если бы сегодня в суд были представлены все материалы дела об убийстве царской семьи, то они были бы возвращены для дополнительного расследования”.

27 мая 2008 года я написал очередное письмо священноначалию: “Сейчас я отбираю независимых специалистов для оценки работы. У меня просьба: назвать имена специалистов, которых я, несомненно, включу в экспертные группы по истории и идентификации. Они могут в рамках экспертизы высказать особое мнение, и Вы всегда будете иметь полную и достоверную информацию о происходящем”. Одновременно Церкви передавалась подробная информация о ходе следствия. Несмотря на это, в телеинтервью от 17 июля 2008 года митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин) сообщил: “Закрытая комиссия, куда не допускается вообще никто, что-то там делает, куда-то что-то возит, а потом говорит: давайте почитайте это как мощи! (…) мы имеем дело с каким-то дьявольским желанием посмеяться над Церковью! И все время толкают Церковь на этот путь: объявить эти останки святыми мощами и заставить им поклоняться. …А если эти “царские останки” вовсе не царские? А если это останки безбожника, убийцы, сатаниста?! Вот к чему нас толкают, вот к чему призывают!”

Все что осталось от царских детей.

Проблема останков царской семьи попала в замкнутый круг. Если следствие предоставляет материалы об исследовании, то это “навязывание выводов”, если материалы не предоставлены, то “закрытая комиссия”…

Что мешает патриарху Кириллу организовать независимое научное исследование останков в рамках Синодальной комиссии по канонизации святых или Комиссии Межсоборного присутствия РПЦ по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества, которой поручена выработка церковной позиции по отношению к останкам царской семьи, найденных под Екатеринбургом? Данная комиссия работает больше года, но ни одного заседания не посвятила вопросам принадлежности останков царской семье.

События последних лет убедили меня, что попытка достучаться до священноначалия — это “глас вопиющего в пустыне”. Архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию не нравится, что на его территории находится место, где были обнаружены тела царской семьи. Он добился того, чтобы на месте исторического мемориала обустроили православное кладбище. Его поддержали местные власти. Недавно праздновалось 80-летие со дня рождения Бориса Ельцина, и никого не остановило то, что первую свою покаянную клятву Ельцин давал перед гробами царской семьи, останки которой нашли на месте, подготовленном в 2010 году под уничтожение. Ни один из священников не выступил в защиту святого места, и только суд остановил архиепископа. Как коммунисты уничтожили дом Ипатьева, он решил уничтожить место, где находилась могила царя.

Я недавно побывал в Екатеринбурге. Поехал к “мостику из шпал”. Запустение, снег по пояс, строительный мусор рядом с мемориалом. Уральцы сравнивают место, где пытались скрыть и уничтожить тела членов царской семьи, с Голгофой. Известен путь, по которому чекисты везли тела убитых. Раньше по этому пути проходили крестные ходы. К приезду патриарха Кирилла в апреле 2010 году историю “подправили”. Дорога уже не проходит мимо “мостика из шпал”, ее спрямили. Она уже никакого отношения не имеет к трагическому пути, описанному следователем Соколовым…

Патриарх Кирилл на Ганиной Яме выступил с заявлением, что тела членов царской семьи якобы были сожжены у шахты как “кости царя Едомского”. Такое заявление ставит крест на дальнейшей работе церковной комиссии и на неопределенный срок отодвигает рассмотрение вопроса о признании останков. Официальный представитель Церкви протоиерей Всеволод Чаплин высказался “о необходимости более детально исследовать вопрос о возможных оккультных и идеологических мотивах к преступлению”. Большая часть православных авторов утверждают, что правда об убийстве царской семьи содержится только в книгах следователя Соколова, генерал-лейтенанта Дитерихса и английского репортера Роберта Вильтона. Особый акцент делается на “оккультных корнях” гибели царской семьи.

“Оккультные корни” — путь в мистику. Для большинства приверженцев теории “ритуального убийства” царя — возвращение к антисемитским проповедям колчаковского генерала Дитерихса, утверждавшего, что “еврейский народ есть то зло, тот народ сынов Лжи, который стремится возродить на земле свое царство, царство антихристианское и покорить ему Христианский мир...” По его мнению, евреи были “источником почти всех социальных катастроф, периодически посещавших мир... евреи изуверски уничтожили Царскую Семью. Евреи виновники всех зол, постигших Россию”.

Будут ли захоронены останки царских детей?

Будут ли захоронены останки царских детей?

Смотрите фотогалерею по теме

Следствие категорически утверждает, что убийство царя не религиозное и “оккультное”, а политическое. То же сказал Президиум Верховного суда России. Но благодаря мнению представителя РПЦ Чаплина в души православных вползает гнилая “оккультная песня”. Вновь ставятся под сомнение выводы Синодальной комиссии по канонизации святых и Архиерейского собора 2000 года, указавших, что “оккультных корней” в убийстве царской семьи нет. “Оккультные корни” в следственном деле по убийству царя искали Гитлер и Розенберг (уголовное дело Соколова в 1946 году было найдено в архиве Рейхсканцелярии). Они собирались использовать материалы следователя для пропаганды борьбы с евреями, но не смогли найти в убийстве русского царя признаков “ритуального” убийства. К тому, от чего отказались Гитлер и Розенберг, ненавязчиво ведут “сомнения” Чаплина.

Уголовное дело прекращено. Встал вопрос: как хоронить Алексея и Марию? Отправить останки наследника императора на забытое Богом муниципальное кладбище и похоронить среди невостребованных трупов? Без Церкви вопрос не решить, а Церковь решать не хочет. Прецедент есть. Несмотря на государственный характер захоронения, императора Николая II отпели как “бомжа”. Что ж говорить о его несчастных детях? Не могу достучаться до окаменевших сердец епископов и вымолить у них хотя бы сочувствия к погибшим царским детям — жертвам Гражданской войны.

Почти 20 лет мне задавали вопросы по “царскому делу”. Я всегда отвечал на них прямо и открыто. Выскажут ли официальные представители РПЦ окончательное мнение о том, нужны ли им “екатеринбургские останки”? Или стоит их все же передать родственникам для захоронения?

В 1998 году по предложению патриарха Алексия II следствие поместило на хранение фрагменты костной ткани императора Николая II. Они сохранились и доступны для исследования. Если священноначалие не верит выводам следствия — кто мешает организовать собственное независимое научное расследование? С 1998 года прошло 13 лет, но ни одного шага на пути к истине представители Церкви не сделали.