Подарок Путина вылетел из плена: незаконно изъятых соколов вернули владельцу

Незаконно изъятые краснокнижные птицы только сейчас вернулись домой

06.03.2018 в 16:04, просмотров: 9381

Больше года назад мы рассказали о вопиющем преступлении против живой природы, совершенном сотрудниками Следственного комитета. Силовики без суда и следствия забрали из подмосковного питомника 26 краснокнижных соколов кречетов и балобанов. Наличие у хозяина Григория Павленко всех (!) необходимых документов их не остановило.

Хозяину понадобилось больше полутора лет, чтобы ему наконец-то вернули его коллекцию. Точнее, часть коллекции — из пленного поголовья выжили только 14 соколов, остальные 12 погибли. К сожалению, и эти выжившие птицы серьезно травмированы: они не смогут больше принимать участие в спортивных состязаниях. А все кречеты и пять балобанов не сумели пережить стесненных условий, в которые они были помещены.

Сокольник рассказал «МК» о том, как удалось вернуть птиц и какая судьба их ждет теперь.

Подарок Путина вылетел из плена: незаконно изъятых соколов вернули владельцу
фото: Евгений Семенов

Как все начиналось: птенец для эмира Катара

Сокольник Григорий Павленко посвятил изучению хищных птиц 25 лет. На территории своего участка под Ногинском он построил питомник для соколов и других хищных пернатых и вплотную занялся их разведением. Важный момент: с юридической точки зрения он частный коллекционер. Все птицы заводчика приобретались законным путем в официальных питомниках, на каждую особь хозяин хранил все необходимые документы.

У сокольника есть заветная мечта — возродить традиции соколиной охоты в России. В нашей стране охотой с ловчими птицами занимаются только энтузиасты, люди, одержимые птицами. Год за годом Григорий занимался селекционной работой. В 2016 году в питомнике случилось радостное событие: появилась на свет пара белых кречетов. Кречеты — самые большие представители соколиного «братства», они занесены в Красную книгу и запрещены к отлову из природы. В других странах специалистов, занимающихся их разведением и выпуском в природу, активно поддерживает государство. В России энтузиасты, готовые горы свернуть на благо хищных птиц, остаются незамеченными.

Возвращаясь к радостному событию в питомнике Павленко: у пары кречетов редчайшего белого окраса вылупился птенец, долгожданная девочка. С нее разве что пылинки не сдували— уж больно долго ее мама готовилась к этому дню.

...А в это время в Кремле сбились с ног, разыскивая молодого кречета. В январе 2016 года в столицу планировался визит эмира Катара Тамима бен Хамада аль-Тани. Президент России Владимир Путин хотел вручить ему в качестве государственного подарка сокола редкого белого окраса. После долгих поисков оказалось, что белый птенец из питомника Павленко единственный в России, кто подходил по всем параметрам. Григорий не раздумывая передал птенчика для нужд государства. Молодой сокол уехал в Катар, и его жизнь круто изменилась: он получил кличку Путин и поселился в поистине царских условиях. Остальным кречетам жить оставалось меньше полугода.

...Однажды теплым летним вечером в дом Григория ворвались мужчины, представившиеся сотрудниками Следственного комитета. Силовики выломали ворота и потребовали показать им птиц и документы на них. Хозяин выполнил их просьбу. Однако, несмотря на наличие всех необходимых бумаг, правоохранители сообщили, что немедленно конфискуют хищных птиц. Григорий так и не смог добиться ответа на вопрос: на каком основании? Птиц погрузили в машины и отвезли в Центр передержки диких животных под Яхромой. Три месяца владелец не мог получить никакой информации о судьбе пернатых. Только после публикации в «МК» эта история получила широкую огласку. Появилось официальное заявление, что 12 соколов из 26 погибли.

Дальше события развивались хоть и стремительно, но малорезультативно. Мособлпрокуратура выступила с ходатайством о возбуждении уголовного дела. Прокуроры сделали вывод, что следственные органы нарушили законодательство. В частности, не рассмотрели возможность оставить пернатых на ответственное хранение хозяину. А ведь в центре не было вольеров, подходящих для содержания этих хищных птиц. За те месяцы, что соколы находились в центре передержки, следователи не предприняли никаких шагов, чтобы разобраться в случившемся.

После напора со стороны СМИ Григория пустили в центр передержки посмотреть на условия содержания пленных птиц. Почему пленных? Потому что возвращать ему их не собирались. Григорий вместе с ветеринаром московского зоопарка увидел грустную картину: головы выживших соколов были разбиты, перья стесаны. Главная причина травм — неподходящие вольеры с жесткими решетками и металлическим полом. Характер повреждений на трупах указывал на то, что соколы начали поедать друг друга: на их телах отсутствовали целые куски мяса. Другие четыре пернатых, трупы которых хранили на Дмитровской ветеринарной станции, судя по всему, умерли от истощения. Официальная версия центра передержки — гибель птиц наступила в результате стресса от аномального ледяного дождя, который обрушился на Дмитровский район.

Еще два сокола не нашлись ни среди мертвых, ни среди живых. Одна из них — родная сестра белоснежного кречета, подаренного эмиру Катара. Просто для расширения кругозора заметим: на черном рынке кречет стоит 5–15 тыс. долларов. Хищник с хорошей родословной — а у Григория они все коллекционные — еще дороже. За сестру «путинского» кречета могут предложить и 500 тыс. долларов.

Мама знаменитого сокола погибла в плену, сам птенец пропал без вести. Личный архив Григория Павленко.

Дорога хороших перемен

Главный факт — Григорию все-таки удалось вернуть тех соколов, которые выжили. Но какой ценой! Полтора года скитаний по судам и кабинетам сотрудников органов внутренних дел, полтора года переживаний за пернатых, заточенных в плену. И ни одного ответа на вопрос: на каком основании забрали птиц? Добиться возвращения соколов удалось адвокату Павлу Зайцеву, который раньше сам служил следователем. Благодарить за выигранную битву нужно и журналистов «Российской газеты», которые с самого начала следили за этой вопиющей историей и помогли Григорию найти хорошего адвоката.

В ходе разбирательств были выявлены грубейшие ошибки следствия, начиная с момента изъятия: сотрудники СК не осмотрели и не признали птиц вещественным доказательством. У следователей были вагон и маленькая тележка времени, чтобы выяснить: происхождение птиц законно. Но они не предприняли никаких шагов для этого, тем самым обрекая редких пернатых на верную смерть.

...Забирать соколов Григорий также поехал с ветеринаром зоопарка Александром Томашевским, чтобы сразу оценить и зафиксировать их состояние. На этот раз сотрудники центра встретили их дружелюбно. Хозяину предоставили 14 соколов балобанов — 9 самцов и 5 самок.

— Что меня удивило — для тех условий, в которых эти птицы жили, они были в относительно хорошем состоянии, — говорит Григорий. — Да, у них есть травмы, повреждения — например, из-за неправильной сетки в вольере. Но травмы застарелые — соколы прожили там больше года, пережили лето и линьку. Судя по упитанной комплекции, кормили их хорошо. Некоторые даже были рассажены отдельно, видимо, чтобы не конфликтовали между собой. Сотрудники центра очень позитивно нас встретили, вместе с нами везде ходили и все показывали.

Хозяин поймал соколов, аккуратно посадил их в коробки, загрузил в машину и повез домой в Ногинский район.

— Птицы вас узнали? Как отреагировали на ваше появление?

— Есть у меня одна пожилая самка, с которой у нас задолго до разлуки выстроились прекрасные отношения. Скажем так, она относилась ко мне как к соколу. Когда ее увезли, я очень переживал, что она в силу возраста даже дороги не перенесет. Но она справилась. И когда я зашел в центр, она узнала меня издалека и начала приветствовать чириканьем. И это спустя полтора года! Сейчас она чувствует себя бодро.

— Удалось ли вам сохранить пары?

— Сейчас будет весна и мы сможем дать ответ на этот вопрос. Для начала — кого нужно было посадить парами, мы посадили вместе. Некоторые нормально это восприняли, взаимодействуют друг с другом, нежно чирикают. Но на некоторых птиц новые условия очень сильно повлияли. К примеру, одна взрослая самка, как я понял, съела самца, с которым жила в центре передержки. Она стала очень агрессивной. Сейчас мы подобрали ей нового «жениха». Но пока она на него косо смотрит. Не подпускает к еде, пока сама не наестся. Словом, ведет себя совсем не так, как птица, которая когда-то имела опыт отношений с партнером.

— Как за это время соколы изменились в физическом плане?

— В тех вольерах они почти разучились летать. Там толком негде было развернуться. У них травмы и ссадины на головах из-за того, что они бились о сетку. В моих профессиональных вольерах в питомнике все эти нюансы предусмотрены, сетка мягкая, о нее невозможно травмироваться.

— Как эти нюансы скажутся на их дальнейшей судьбе?

— К сожалению, на их спортивной карьере придется поставить крест. Среди изъятых птиц был сокол по имени Марат, он был чемпионом России в соколиной охоте. У сокольников есть слеты, на которых мы проводим соревнования. Приезжаем с рабочими птицами и выставляем их, примерно как охотничьих собак. Пускаем птицу по подсадным голубям. Замечу, что голубей они не убивают, просто сокол показывает свои летные, скоростные качества, послушание. Марат дважды был чемпионом. Это не значит, что он лучший из всех российских соколов, но из тех, кого привезли на соревнования, несомненно. Он жил у меня 4,5 года и регулярно тренировался. А в центре передержки в течение полутора лет он вообще не летал. За полтора года сидения в тесном вольере он растерял все свои навыки, его мышцы атрофированы...

Личный архив Григория Павленко.

— Что его теперь ждет?

— Спортивную карьеру он точно завершил. Его надо было постоянно поддерживать в рабочей форме, хотя бы подряд пять дней в неделю заниматься.

— Как выглядят занятия с соколом?

— Я выхожу с ним в поле. Запускаю змея с прицепленным чучелом птички метров на 120 в высоту. Сокол эту игрушку уже знает, он знает, что должен ее поймать. И он против ветра прет на эту высоту. Это длительное время, птица напрягается, ловит подсадку, тащит змея мне обратно, представляете, какая это нагрузка. За успешно выполненное задание получает поощрение в виде корма. Марат, как любой спортсмен, форму свою растерял. Так что он окунется в семейные хлопоты. Соколы ведь живут 20 лет, уже в три года считаются взрослыми. Марату сейчас 6 лет, отличный возраст, размножаться они могут до 15 лет, потом наступает старость.

— Почему, на ваш взгляд, именно балобанам удалось выжить, а кречеты погибли?

— Кречет более нежная птица. Они живут в тундре, там меньше паразитов, чем в нашей среде. Поэтому в питомнике кречеты требуют более внимательного подхода ко всему — к уходу, выбору корма, подаче корма. Я так понимаю, что в Центре не было специалистов, они упустили какие-то важные моменты — поэтому случилось то, что случилось. Изначально у меня забрали 7 кречетов. По словам сотрудников, в живых не осталось ни одного. Это те птицы, которые были родственниками «путинского» птенца. Мама, папа, два брата и сестра.

***

Сейчас у сокольника в планах восстановить своих птиц физически и психологически. То, что они снова в родном доме, в среде, в которой выросли, уже этому способствует. После всех перипетий Григорий не отказался от своей мечты — открыть центр соколиной охоты и реабилитационный питомник хищных птиц. Он не единственный из сокольников, кто хочет возродить эту национальную традицию в России. К сожалению, в нашей стране им приходится работать на голом энтузиазме. Притом что недавно соколиная охота была внесена в список ЮНЕСКО как культурное наследие человечества. Коллективную заявку с такой просьбой подали 11 стран, в которых это увлечение пользуется большой популярностью. Из европейских стран это, в частности, Испания, Бельгия, Франция и Чехия.

Ситуация, в которую я попал, нелегкая. Но в целом я с ней смирился и сейчас смотрю на это как на путь, который я должен был пройти. Чтобы набраться опыта, узнать, как бывает в нашей стране. Кроме того, все это показало, кто чего стоит в моем окружении. Что есть незнакомые люди, которые готовы прийти на помощь. За полтора года меня очень потрепали и помотали. Мне тоже нужно время, чтобы прийти в себя. Я знаю, что есть люди, которым нравятся мои идеи. Будем их осуществлять.

В последний момент выяснилось, что белый кречет по имени Путин, подаренный эмиру Катара, исчез во время охоты: улетел и не вернулся. Произошло это через десять дней после того, как Григорий привез домой выживших балобанов. Вот такое мистическое стечение обстоятельств. Найти птицу по сей день не удалось.