На орбите впервые устроили уборку космического мусора

Пока специальный спутник поймал сетью "обувную коробку"

20.09.2018 в 20:34, просмотров: 5032

На орбите Земли состоялась первая уборка мусора! Космический спутник RemoveDEBRIS, предназначенный для отлова мелких и крупных космических объектов, впервые использовали на орбите англичане. Пока роль объекта, который попал в сеть, выброшенную со спутника, играл специально заброшенный накануне с борта МКС предмет размером с обувную коробку. То есть, прежде чем испытать «уборщика», астронавтам пришлось внести свою лепту в общую космическую мусорную «кучу». «МК» узнал подробности акции и оценил будущее технологии с точки зрения международного космического права.

На орбите впервые устроили уборку космического мусора
Захват сетью космического мусора. RemoveDEBRIS

На самом деле свалку мусора в космосе можно представить в виде широкого кольца вокруг нашей планеты, заполненного сотнями тысяч предметов: спутниками уже отслужившими человечеству, и их обломками. Чтобы новые аппараты не сталкивались с ними, операторы на Земле все время корректируют их орбиту. Однако понятно, что долго так мы не протянем — свалка требует утилизации.

Первую ласточку — 100-килограммовый аппарат под названием RemoveDEBRIS («Уборщик мусора») запустили 20 июня специалисты космического центра Университета Суррея (Великобритания) и компании Airbus. И вот 16 сентября, заприметив в поле своего зрения ту самую «коробку от обуви», которую специально выбросили с МКС астронавты, «уборщик» дождался сближения с ней до 7 метров и выпустил в направлении мишени 5-метровую сеть. На видео, представленном университетом, видно, как сеть обволокла объект, он стал запутываться в ней и напоследок был затянут в плотный узелок. Этот узелок так и остался летать в космосе, потому как мусор это не настоящий, а экспериментальный и угрозы космическим кораблям не несет. В случае же с настоящим обломком спутник притянул бы его к себе и спустил в плотные слои атмосферы. Отлов мусора сетью — это первый этап испытания RemoveDEBRIS.

В Роскосмосе, где следили за проведением эксперимента, подтвердили успешный результат, сообщив, что на следующем этапе мусор будет захвачен спутником и выведен с орбиты. Специалисты должны будут отработать действие камер спутника, лидара (устройства для получения информации об удаленных объектах) и гарпуна для захвата более крупных частиц космического мусора. Вот как прокомментировал данное событие начальник отдела взаимодействия с международными организациями Василий Гуднов: «Самое главное, чтобы этой деятельностью, согласно соответствующему договору ООН, не наносился ущерб какой-либо другой стороне». Иными словами, убирать можно, но только за собой, чужой мусор трогать нельзя, потому что каждый, даже старый спутник может представлять для страны-хозяйки ценность в плане технологий или ценных материалов».

Кстати, на прошлой неделе в Москве состоялась первая конференции ООН по космическому праву и космической политике. Самыми активными участниками, к которым было много вопросов у собравшихся, стали Гэбриэль Суини — человек из Госдепа США, политик, юрист по космическому праву, очень конструктивный и доброжелательный господин, наш модератор из МИДа Константин Тимохин, представители Люксембурга, Бельгии, Китая, Австралии.

Открывшая конференцию глава Управления по вопросам космического пространства, итальянский астрофизик Симонетта ди Пиппо отметила, что до этого мероприятия управление проводило лишь симпозиумы по вопросам космического права. А здесь, в Москве, впервые решили объединить и право, и политику, наблюдая взаимопроникновение этих двух больших дисциплин.

К сожалению, значимости космической дипломатии пока не все понимают даже в космических агентствах, не говоря уже об обществе в целом.

Справка «МК». Основные документы, согласно которым контролируется деятельность разных стран в космическом пространстве: Международный договор по космосу (был подписан в 1967 году США, Великобританией и СССР), Соглашение по регистрации космических объектов, Конвенция об ответственности за ущерб в космическом пространстве, Соглашение о Луне и других небесных телах. Вот главные базовые принципы: принцип свободы исследования космоса, принцип свободного доступа во все районы небесных тел, принцип, согласно которому космическая деятельность является достоянием всего человечества, принцип ответственности государства за деятельность в космосе, принцип неприсвоения космического пространства и небесных тел.

Международному договору по космосу уже 51 год, и его участники вынуждены констатировать, что одна из трех первых стран, подписавших этот договор в 1967 году, а именно США, в последнее время нарушает его базовые принципы, в частности тот, который посвящен неприсвоению космического пространства и небесных тел. В 2015 году эта страна принимает закон «О космических ресурсах», дающий право как раз добывать и присваивать полезные ископаемые на небесных телах. Не посовещавшись ни с кем, не вынеся этот вопрос на Комитет ООН по космосу (это главный международный форум), в Штатах решили в одностороннем порядке толковать принципы космического права как им удобно.

На конференции представителю США был задан прямой вопрос: вы не считаете, что нарушаете Международный договор по космосу? Ответ был довольно уклончивым и сводился к тому, что в США в последнее время появляются промышленники, которые заинтересованы добычей космических ресурсов, и правительству просто захотелось поддержать их инициативу. Интересно, что в 2017 году аналогичный закон принял Люксембург. Но пошел еще дальше — снизил налоги для фирм, ведущих разработки полезных ископаемых в космосе, которые будут зарегистрированы на территории государства.

Несмотря на то что космические ресурсы являются достоянием всего человечества, эти две страны хотят убедить это человечество, что они сами первыми возьмут на себя эту «грязную» работу, а потом по приемлемым ценам будут эти ресурсы продавать. В Соглашении о Луне 1979 года говориться о том, что как только деятельность на ней станет технически возможна, государства создадут международный правовой режим — свод правил. Но вот незадача: США не являются членами Соглашения по Луне. С них и не спросишь. Как и с Люксембурга. Эта страна вообще поразила собравшихся в Москве своей оригинальной трактовкой Международного договора 1967 года — мол, там сказано о неприсвоении небесных тел, так мы полезные ископаемые с Луны или астероида частью небесных тел и не считаем. Увы, Международным договором не были предусмотрены санкции в отношении его нарушителей.

Одной из главных тем обсуждения на конференции ООН в Москве была безопасность в космосе, о выведении и невыведении космического оружия.

Главная претензия была опять-таки к американцам — в том, что они не публикуют информацию о своих экспериментах в космосе. К тому же, по словам специалистов, они категорически против нашей российской инициативы о неразмещении первыми оружия в космосе. «Вероятно, они боятся, что это повредит их национальной промышленности, развитию военных технологий», — предположил в кулуарах конференции один из работников российского МИДа.

Еще один вопрос, который вызвал бурные дискуссии на конференции, касался космических правил движения по орбите космических аппаратов. Это кажется фантастичным, но лишь на первый взгляд. Как вы думаете, кто кому должен уступить место на космической «дороге»? Наши друзья из Штатов считают, что зеленый свет горит для кораблей, летящих с туристами на борту. Однако с этим согласны не все. Тот факт, что одна страна активно развивает туристические технологии, не должен тормозить проекты других стран.

По большому счету американцы молодцы — они упрямо идут вперед, расчищая себе дорогу на правах сильной державы. У них есть технологии, их бизнес не готов ждать, они уже сегодня думают, как и чем будут бурить реголит на Луне. Это сейчас кажется, что добыча ископаемых, того же гелия-3, — это дело далекого будущего. По оценкам зарубежных экспертов, речь идет о каких-то 5–10 годах. Российские эксперты склоняются к более дальним перспективам — от 20 до 50 лет. Кто из них окажется ближе к истине, покажет время. Но уже сейчас надо предпринимать усилия для того, чтобы все вопросы решались справедливо, на уровне Комитета ООН по космосу.