В защиту образовательной вертикали

Гневное разоблачение фальсификаторов

03.06.2011 в 18:51, просмотров: 9272

Клеветническими измышлениями в советскую эпоху назывались высказывания, порочащие самый справедливый строй. Их публикация влекла за собой уголовное наказание. Отношение к слову было нешуточное, подразумевавшее, что слово — это дело.

В защиту образовательной вертикали

Конечно, во всем виноваты поэты, ибо это они внушили власти: “Словом останавливали солнце, словом разрушали города” (Н. Гумилев), “Всего прочнее на земле — печаль и долговечней — царственное слово” (А. Ахматова). Что же касается клеветнических измышлений, то благодаря преследованию властей серьезное отношение к ним культивировалось и у мыслящей части общества. Их авторов воспринимали как борцов за правду. Рискну высказать гипотезу: главную причину двойного обрушения (коммунистической утопии и советской империи) следует искать не в экономике и политике, а в слишком серьезном отношении к слову.

На эту мысль меня, педагога, натолкнули, казалось бы, мелкие штрихи жизни, имеющие отношение к незначительной и постепенно убывающей части российского населения. К юношеству. А аргументацию я постараюсь выстроить в логике ныне возрождающегося жанра публицистики — разоблачения клеветнических измышлений.

Супостаты возводят поклеп на властную вертикаль, обвиняя ее в отсутствии адекватной реакции на реалии жизни. Между тем факты говорят об обратном. Совсем недавно мы стали свидетелями невероятной гибкости вертикали.

Едва страна очнулась от майских праздников, как выпускники школ и их родители с изумлением узнали об изменении порядка приема в вузы. К слову сказать, изменения разумные, поскольку до сих пор профильные экзамены не учитывали специфики профессии. К примеру, на какую бы специальность по направлению “Педагогика” ни поступал абитуриент, всюду он должен представить результаты ЕГЭ по математике, русскому языку и обществознанию. А то, как он готов к биологии, физике или химии, выяснялось уже после поступления.

Образовательное ведомство решило ликвидировать явный диссонанс, введя профильные экзамены на соответствующие специальности. Беда лишь в том, что эта идея приобрела силу закона за три недели до начала ЕГЭ, когда будущие физики и лирики добросовестно выдолбили обществознание, а база данных, где фиксируется, кто и что должен сдавать, была уже закрыта.

Продолжая верить в государственную мудрость, я задался древнеримским вопросом: кому выгодно? Ничего, кроме призывных комиссий, мне на ум не пришло.

Менять правила игры по ходу игры — наша национальная забава. Но на этот раз она грозила электоральным взрывом и вызвала в прессе шквал публикаций. Вероятно, кто-то наверху одернул наше родное ведомство, и оно разрешило эту сложную шахматную партию в три хода в течение двух дней.

Ход первый — заявление руководителя службы, отвечающей за проведение экзаменов, в полном соответствии с римским высказыванием: “Dura lex, sed lex”. “Суров закон, но это — закон”. (“Дура” — это не оскорбление ответственного лица, а в переводе с латыни: “жесткий”, “суровый”.)

Ход второй — призыв министра к ректорам в текущем году сохранить старый порядок приема абитуриентов. Иными словами, министр призвал руководителей вузов не выполнять подписанный им самим приказ. Но ректоры — воробьи стреляные. Поэтому на сайтах вузов внятных разъяснении так и не последовало.

Ход третий — отмена приказа.

Так, поставив себе детский мат в три хода, образовательное ведомство предотвратило социальный взрыв. Кто сказал, что слово не воробей, вылетит — не поймаешь? Еще как поймаешь, коль скоро чиновник — его полновластный хозяин.

Другой пример эластичности системы. Буквально за два дня до проведения праздника последнего звонка стало известно, что где-то наверху созрела идея его переноса. Десятилетиями последний звонок проводится в стране 25 мая. Но почему бы не совместить его с Днем славянской письменности, который с недавних пор отмечается 24 мая?”Интересное начинание, между прочим”, — прозвучало с самого верха…

Нет, никто не отрицает связь письменности и школы, хотя лично я из уважения к славянской письменности запретил бы сокращение часов, отводимых на изучение русского языка, поскольку это ведет к тотальной безграмотности. Но люди, хоть немного знакомые со школьными реалиями, знают, что выпускные мероприятия готовятся заранее. Силами учителей и выпускников создаются прощальные спектакли. Еще зимой, когда цены невысоки, фрахтуются речные трамваи и т. п. И при всем чинопочитании переиграть дату праздника за два дня нереально.

К нашему глубокому удовлетворению (кто забыл — это шестое чувство советского человека), принятое решение за день до последнего звонка было дезавуировано. Ну и кто ж после этого согласится со злопыхателями, порочащими нашу образовательную вертикаль?

Зададимся теперь вечными русскими вопросами: кто виноват и что делать? Понятно, что большим начальникам недосуг вникать в детали. Понятно и то, что рядом с ними всегда находятся ушлые советники, подсказывающие эффектные пиар-ходы, которые на деле оборачиваются дискредитацией власти. Избежать конфуза при этом нетрудно — достаточно до принятия решений обратиться к экспертному сообществу…

Только я подумал об этом, как мои молитвы были услышаны, и срочно собрался шестой съезд Всероссийского педагогического собрания. И пусть клеветники называют этот форум политпиаром, цель которого — вовлечение учительства в “Народный фронт”. Ну что с них взять? Лично у меня даже название ВПС рождает положительные аллюзии. На память приходят дореволюционные дворянские или офицерские собрания с судами чести. Правда, за все предыдущие годы педагогическое собрание в подобных инициативах не замечено, впрочем, как и в любых других, связанных с решением судьбоносных вопросов образования. Но неужели лиха беда начало и на наших глазах гражданское общество начинает набирать обороты?

Что же касается пиара, то и здесь я не вижу ничего страшного. Напротив, очень своевременная акция, учитывая опубликованные данные ГУ ВШЭ о том, что 88% российских школьников ненавидят школу. А также данные портала ЗАВУЧ. ИНФО о том, что 99% учителей ненавидят государство.

Чем они могут быть недовольны, когда уже несколько лет их зарплата, за исключением столиц, чуть превышает 100 евро, несмотря на инфляцию? Работали бы себе дальше на 3–4 ставки, да и дело с концом. Но все же учителя какой-никакой, а электорат. Да еще и становой хребет избирательных комиссий. Так что высшее руководство страны своевременно вспомнило об этом и достойно ответило на завышенные претензии педагогов.

Подробно ознакомившись с докладом национального лидера, готов подписаться под каждым словом. Я тоже за совместное обучение здоровых учащихся и детей с ограниченными возможностями, за равный доступ к образованию и сохранение его полной бесплатности… И так — по всем пунктам. Как говорили во времена моей молодости, полностью поддерживаю политическую линию ЦК!

Но клеветники по-прежнему заняты ловлей блох. Отсюда их неуместные вопросы.

Как линия на бесплатность образования соотносится с принятым 83-м законом, ориентирующим школы на зарабатывание денег?

Как быть с уже набившим оскомину стандартом, который предусматривает всего два часа в неделю на изучение иностранного языка, а за это время качественно выполнить эту задачу невозможно? Можно ввести дополнительно еще 4 часа за счет родительских средств, но тогда качество образования будет зависеть от кошелька родителей и о равных возможностях детей даже говорить не придется.

Разворачивать совместное обучение здоровых детей и ребят с ограниченными возможностями невозможно без сохранения ставок дефектологов и психологов. Но тогда почему по всем городам и весям они идут “под нож”? У каждого губернатора, мэра, директора школы есть т. н. объем неэффективных расходов. В переводе с административного языка на человеческий это означает, что прочих сотрудников по отношению к основным не должно быть более 35% (в разных территориях эта цифра колеблется). В разряд “прочих” попадают педагоги дополнительного образования, психологи, дефектологи. В самом деле, не физиков же и математиков сокращать. Тем более что зарплата педагогов как раз и поднимается преимущественно за счет сокращения расходов путем лишения детей необходимых специалистов.

Наблюдая эту картину, злопыхатели не унимаются. Но мне кажется, что есть радикальный способ закрыть им рот. Привести наконец в соответствие политическую линию и практическую деятельность руководства страны. И тогда слово станет делом.