Есть ли жизнь в нежилом фонде?

Нелегальные общежития в расселенных зданиях Москвы стали выявлять сами горожане

23.06.2011 в 20:02, просмотров: 2014

На полу, укрывшись одеялами, спят женщины с детьми. Их всего четверо, но о реальном количестве жильцов нетрудно догадаться, посмотрев на обувной стеллаж перед входом. Там, навскидку, пар 50 — мужские ботинки, женские босоножки, детские сандалии… Скоро закончится рабочий день, и все эти люди придут домой. В эту самую маленькую комнатушку общежития Московской консерватории, которое формально уже давно находится на реставрации и расселено. За свой коммунальный рай каждый из них платит по три тысячи рублей в месяц. При этом далеко не все знают кому. Или просто не признаются…

Есть ли жизнь в нежилом фонде?
фото: Виталий Рагулин

— Вы находитесь на территории памятника архитектуры, — с горькой иронией провозглашает Виктор Милитарев, координатор общественной коалиции “В защиту Москвы”. Члены этой организации с недавних пор проводят рейды по историческим особнякам и усадьбам центра, которые превратились в нелегальные ночлежки.

— Как выяснилось, в центре живут в основном киргизы, и работают очень многие из них в общепите, даже поварами, — говорит активистка движения Елена Ткач. — Причем работают без санитарных книжек. Нетрудно догадаться, чем это чревато. У нас был случай, когда приезжий из Средней Азии умер от вирусного менингита прямо в нашем дворе. Даже “скорая” его не забрала — приехали люди в специальной одежде и масках… В прошлый раз мы были в усадьбе Волконских, где насчитали 400 человек мигрантов. И таких ночлежек, поверьте мне, немало.

Одна из них — как раз бывшее консерваторское общежитие. Здесь в каждом помещении теснятся по несколько десятков человек.

…После нескольких настойчивых стуков в последний подъезд здания никто так и не отозвался, хотя голоса из полуоткрытых окон слышны.

— Что ж, будем открывать своими силами, — принимает решение один из участников рейда Игорь. Он ловко взбирается на шаткий козырек и влезает в подъездное окно.

— А не обвинят вас потом в незаконном проникновении? — обращаюсь к его соратникам.

— Вы не забывайте, это расселенный фонд, официально здесь никто не живет. Так что какие претензии?

Впрочем, по словам самих же ребят, после последнего рейда сотрудники местного ОВД обвинили их в том, что те не имели полномочий “обнаруживать этих людей”. Говоря проще, видеть то, что происходит у них под носом.

— Кстати, обратите внимание — все коммуникации подведены, — замечает участник коалиции Роман Ткач. — Кому же и зачем в нежилом ремонтируемом доме нужны вода, газ и электричество? А самое главное, кто их подвел и кто за это платит?

Ответа пока нет. В прошлый раз, когда участники коалиции “В защиту Москвы” уже были здесь, с ними пытались договориться по-хорошему. Не гастарбайтеры, конечно, а те, кому они, вероятно, платят деньги. Минут через 10 после того, как пожаловали незваные гости, к бывшему общежитию подъехала машина. Вышли двое молодцев с внешностью спортивных борцов и приступили к “переговорам”.

— Один из них нам сказал, что является официальным представителем некой Татьяны Румянцевой, которой якобы принадлежит этот дом, сам же дом законным образом сдается, — рассказывает Виктор. — Но мы-то знаем, что этого не может быть, потому что принимали участие в общественных слушаниях по реставрации консерватории, видели все документы…

Меж тем Игорь открывает изнутри дверь подъезда. Сразу становится понятно, что дальше будет ужас. Запах гнили и сырости, мошки, рушащаяся лестница, уходящая в темноту… Справа — бывшая душевая, где сейчас общая ванная и туалет. Под потолком на веревках сушится детская одежда. В ряд выстроились несколько кипятильников. По сравнению с этим предыдущие комнаты кажутся просто хоромами.

фото: Виталий Рагулин

На лестнице появляются двое мужчин. Спрашиваем: “Как вы сюда попали? “

— Не знаем, к знакомым приехали…

— А деньги кому платите?

— У нас старший по дому все собирает и кому-то отдает…

— А где он?

— Ушел.

— Сами-то работаете?

— Нет.

По словам Елены Ткач, эту песню они слышали уже много раз: ничего не знаем, приехали вчера или вообще в гости пришли, а сами в другом месте живем, нигде не работаем… Но людей тоже можно понять — они боятся за себя и близких. А вот почему бездействуют силовики?

— Милиция на наши сигналы не реагирует, говорит, это компетенция ФМС, а ФМС не имеет права устраивать проверки без прокуратуры, — говорит Елена. — Получается такой замкнутый круг.

— Мы ведь не выступаем против самих мигрантов, мы выступаем против тех условий, в которых эти люди вынуждены существовать! — подключается к разговору Виктор Милитарев. — Очевидно, что все это незаконно и трудовым мигрантам должны предоставляться нормальные комнаты в общежитиях. Но пока кому-то выгоднее селить их в нежилом фонде…

Материалы по теме: 

Квартирам запретят быть “резиновыми”

Подмосковье стало резиновым