Уличные псы чувствуют себя неприютно

Сегодняшние программы борьбы с бродячими собаками не дадут никакого эффекта

12.09.2011 в 16:41, просмотров: 2530

В ближайшее время московские власти, возможно, обсудят вопрос о создании специального государственного учреждения — Московского городского центра безнадзорных животных. Именно оно будет определять политику новых властей по вопросам заполонивших город бездомных собак, в том числе по созданию для них приютов.

Тем временем все предыдущие годы на решение “собачьей проблемы” из бюджета куда-то уходили огромные деньги, а шарики продолжали плодиться. Почему не дала эффекта программа стерилизации бездомных собак? Можно ли решить эту проблему? На вопросы “МК” ответил один из разработчиков программы, руководитель известного общественного фонда профессор Андрей Шестаков.

Уличные псы чувствуют себя неприютно
фото: Наталия Губернаторова

— Бездомные животные были в Москве всегда, — говорит Андрей Михайлович. — При советах с ними поступали жестко: специализированные бригады отлавливали четвероногих и направляли их в медицинские и прочие вузы, где студенты учились на них оперировать, а ученые тренировались перед пересадкой человеческих органов. Всех переловить не удавалось, но определенный баланс в пропорции собака/житель поддерживался. Зоозащитники возмущались, но их не слышали. Демократические реформы дали свободу зоозащитным действиям. Стали говорить, что убивать животных не только не гуманно, но и преступно. Эксперименты на животных запретили. Но на этом этапе и возникли те проблемы, прийти к согласию в решении которых мы до сих пор не можем.

По законам биологии численность популяции должна быть обусловлена лишь наличием достаточной кормовой базы. Но в городской среде количество корма на помойках не ограничено, жители подкармливают животных, санитарный отлов прекращен, а численность бездомных собак постоянно пополняется за счет бесконтрольного разведения и выброса домашних животных. К тому же люди пытаются вылечить и спасти всех больных бездомных собачек, которые в условиях дикой природы заведомо должны были погибнуть. И вот к началу 1990-х количество бездомных собак в Москве оценивалось в 25–30 тысяч. И хотя подсчет был весьма условным, с тех пор эта цифра фигурирует во всех официальных документах.

— Почему, на ваш взгляд, не дали эффекта различные городские программы, в том числе программа гуманного регулирования численности животных, то есть стерилизация, введенная несколько лет назад?

— Если сложить все постановления и распоряжения по данной проблеме, получится много томов. Но если новый мэр подсчитает все израсходованные на эти цели средства и сопоставит с полученным результатом, то будут все основания вспомнить Высоцкого: «где деньги, Зин?» Собачий лай того же самого количества бездомных московских дворняг, что был и 15 лет назад, — наглядный пример результата этой деятельности. 15 лет назад по просьбе главного ветврача Москвы руководители всех коммерческих ветеринарных клиник согласились провести стерилизацию необходимого количества собак бесплатно! От властей города просили лишь одного: помочь с лекарствами и создать условия для временного содержания собак при проведении этой акции. Но городские власти от участия отстранились. А потом все пошло наперекосяк. Мы предполагали, что программу стерилизации будут проводить поэтапно: общими усилиями города в каком-то одном округе, после чего — в другом и т.д. Но наверху почему-то решили заниматься этим одновременно по всей Москве, что было заведомо провальной идеей. Зато чиновники получили полную свободу в отмывании бюджетных средств: многие операции были проведены лишь на бумаге.

фото: Наталия Губернаторова

— Сейчас городские власти взяли курс на строительство собачьих приютов. Может быть, это поможет?

— Проблема в том, что приютов можно построить множество, они быстро заполнятся — и что с собаками делать дальше? К тому же приюты, которые строят в Москве, больше похожи на концлагеря: эти легкие навесы в асфальтовом окружении даже для бездомных собак мало привлекательны. Вот бы посадить туда пару проектировщиков во время летней жары, а других на время сильных морозов!

Есть и другие проблемы. Уже сейчас в приютах, которых планируется построить в Москве 10, сидит порядка 22 тысяч собак. И совершенно непонятно, сколько они там будут сидеть, сможет ли бюджет многие годы выделять средства на их прокорм? Кстати, в совковый период действовали нормы питания на собаку в условиях клеточного содержания. По дневной норме полагалось: мяса 2-й категории — 300 г; молока — 200, овощи, крупы, жиры и т.д. Существовал и регламент ухода, по которому на одного служителя полагалось 18–20 собак. Для сравнения: по московским городским нормативам на каждую отловленную собаку сейчас должно ежедневно выделяться 147 рублей. Что касается «сроков заключения», то в цивилизованных странах собаку держат в приюте не больше 3 месяцев; старых, больных и агрессивных усыпляют. У нас тоже собираются усыплять, но зачем тратить деньги на их чипирование, стерилизацию и предсмертную передержку? Но главный вопрос — изменится ли ситуация, если 15–20 тысяч собак будут сидеть в приютах? Мечты, что жители города побегут и заберут этих собак из приютов по домам, отдают фантастикой. А если у города не будет средств на их содержание, что будем делать с этой армией обреченных? Надеяться, что в условиях приюта они будут быстро погибать и освобождать места для следующих сидельцев? А за это время в городе появится такое же количество новых бездомных собак. Можно, конечно, строить приюты до бесконечности. Говорят о строительстве в дальнейшем многотысячных приютов в соседних с Москвой регионах, но этот прожект по техническим, экономическим, да и по санитарно-ветеринарным аспектам является абсолютно нежизнеспособным.

— Неужели ситуация абсолютно безвыходная?

— Думаю, пути ее решения есть. Первое — следует оставить бездомных собак временно в покое и отлавливать лишь агрессивных особей, представляющих реальную угрозу для жителей. Второе — нужно в принудительном порядке провести регистрацию всех домашних животных и ввести строгий административный контроль за их разведением. Третье — учитывая, что собаки живут там, где к ним лояльно настроены люди (территории заводов, гаражей, иных объектов), продолжить совместно с владельцами этих объектов плановую программу стерилизации этих животных. Затем возвращать собак в прежние места проживания. Но проводить это сразу по всему городу нельзя — только поэтапно и в каждом округе поочередно. Четвертое — нужно жестко контролировать расходование бюджетных средств, выделенных на перечисленные выше цели. И как только мы прервем цепочку постоянного пополнения популяции, то за счет естественной убыли в условиях мегаполиса (тяжелые болезни, травмы, гибель по естественным причинам) количество бездомных животных достигнет разумной численности. Если мы эту цепочку не прервем, то какие бы программы ни предлагались, все они приведут к еще большей потере средств московского бюджета.