Луговой: «Литвиненко — не Троцкий»

Обвиняемый в скандальном убийстве депутат не будет «биться с тенью»

12.03.2013 в 18:26, просмотров: 3597

Загадочная гибель в Лондоне в 2006 году Александра Литвиненко стала для западного общественного мнения символом «кровавого режима Путина». Играя на столетних русофобских настроениях и образе «всесильного КГБ», западные медиа продолжают подогревать интерес своей аудитории к этому делу — в то время как в России оно уже давно мало кого интересует. Именно западным СМИ в первую очередь и была адресована пресс-конференция главного подозреваемого (по версии британских следователей) Андрея Лугового.

Зал был заполнен корреспондентами «Рейтер», Би-би-си, «Индепендент», «Франс-пресс» и «Файнэншл Таймс». Андрей Луговой, член фракции ЛДПР в Госдуме, выразил свое возмущение тем, что материалы дела засекречены по требованию главы Форин-офиса Уильяма Хейга. Приводить доказательства против аргументов, которые не имеет права даже узнать, он не собирается и из процесса выходит.

Луговой: «Литвиненко — не Троцкий»
фото: Михаил Ковалев

По словам Лугового, он всячески пытался содействовать расследованию, стремясь доказать свою невиновность. Совершенно случайно, безо всяких официальных уведомлений, ему удалось узнать, что по делу Литвиненко назначены «коронерские слушания». Это этап официального делопроизводства, на котором окончательно устанавливаются причины гибели человека. В последний момент депутат успел посадить на стремительно отбывающий «британский экспресс» правосудия своего адвоката. В результате это позволило Луговому и его представителям получить доступ к официальному документу производства под названием «Отчет для Коронера Ее Величества командования по борьбе с терроризмом SO-15 полиции Большого Лондона».

— Я увидел перед собой дайджест бреда, который никак не соответствовал моим представлениям о работе Скотланд-Ярда, — заявил на пресс-конференции Андрей Луговой. — Это набор диких, ничем не подкрепленных предположений. Политизированные фантазии лондонских полицейских, которые, похоже, начитались статей Березовского и Гольдфарба.

По мнению депутата, главная задача, которую преследовали прославленные английские сыщики, — обвинить Россию в гибели Литвиненко и государственном терроризме. «Ни одна другая версия даже не рассматривалась. В отчете не было ни одного доказательства, подтверждавшего бы мою причастность к смерти Литвиненко».

Впрочем, депутат подчеркнул, что дело, конечно, не в профессионализме прославленных коллег инспектора Лестрейда, а в их политической ангажированности. В частности, Луговой упомянул две подробности, выдающие, по его мнению, этот политический заказ. Первые десять страниц доклада, подробности которого он не вправе озвучивать, отводятся исключительно расписыванию политического бэкграунда. В частности, там упоминается и об Анне Политковской: «Политковская — выдающаяся журналистка России, которая отличалась антипутинскими взглядами и с которой был знаком Литвиненко». То есть Скотланд-Ярд предлагает как бы связывать два убийства и объяснить их исключительно протестным мировоззрением двух жертв.

Вторая деталь, которая кажется Луговому «странненькой», — его стороне предоставили записи с камер наблюдения, отслеживающих весь его путь в день отравления Литвиненко. Однако все три встречи депутата с жертвой — в отеле «Миллениум», закусочной «Ицу» и отеле «Шератон», когда, как утверждают британские следователи, Луговой и подсыпал радиоактивный полоний в чай Литвиненко, — так и не попали в объективы.

Но самое главное в докладе — не это.

— Стало достоверно известно, что Литвиненко был действующим британским агентом, за деньги работал на британские спецслужбы, — заявил Луговой, потрясая для пущей значимости докладом лондонской полиции. — Литвиненко был двойным агентом — он помогал испанским спецслужбам в проведении операций против так называемых «воров в законе».

На уточняющий вопрос «МК» Луговой ответил уверенно: от предложенных им ранее версий убийств он так и не отказывается. «Заказать» Литвиненко мог и Березовский, чтобы испортить Путину отношения с Англией, могли прописавшиеся в Испании короли отечественной организованной преступности, а могли и непосредственно британские спецслужбы — для подогрева разгорающейся информационной войны. В частности, виновником мог быть куратор погибшего по линии МИ-6, проходящий в материалах дела под именем «Мартин». Луговой даже сказал, что помнит лицо «этого Мартина», и хотел бы снова посмотреть ему в глаза. На вопрос, вербовал ли его этот человек, депутат отвечать не стал, хотя сам факт попытки вербовки признал. В результате работе на британские спецслужбы он предпочел мандат депутата российского парламента.

Странное совпадение своего прихода в большую политику и связанного с его именем скандала Луговой объясняет просто: именно благодаря случайно настигшему его вниманию СМИ к его персоне он и решил стать политиком. И теперь, как заявил в ответ на вопрос «МК» член ЛДПР, он «испытывает комфорт, занимаясь этим».