Киднеппинг во спасение

Героиня расследования «МК» выкрала своего сына у иностранца, подозреваемого в педофилии, и сбежала в Москву

20.03.2013 в 18:51, просмотров: 4020

Да! Она это сделала! Россиянка Ирина Виноградова фактически выкрала родного сына, которого отобрал у нее муж-иностранец. Не дождавшись помощи ни от Генпрокуратуры РФ, ни от МИДа, ни от прочих инстанций, которые она и «МК» забросали письмами о помощи, женщина сделал все сама. Ирина вместе с 5-летним малышом сбежали и от отца, и от французского правосудия, прилетев в Москву. Ее поступок может обернуться международным скандалом.

Киднеппинг во спасение

— У меня до сих пор руки трясутся, — Ирина позвонила в «МК», как только приземлилась в «Домодедово». — Я до последнего момента боялась, что вот сейчас меня остановят по пути на единственной дороге в аэропорт или на одной из границ. Это значило потерять ребенка навсегда — тогда меня не подпустили бы к сыну и на расстояние километра. У меня было всего несколько часов: Александра мне по решению суда разрешалось видеть по субботам с 9.00 до 18.00. Повезло, что именно в этот день есть рейс до Москвы.

Напомним саму историю, о которой «МК» писал 31 августа прошлого года. Жительница Набережных Челнов Ирина дала объявление в брачном агентстве и почти сразу же приглянулась французу Пьеру. Бурный виртуальный роман закончился предложением приехать в гости — в Новую Каледонию. Ирина бросила работу и приехала на французский остров. Поженились, а 17 июня 2008 года Ирина родила сына Александра. Важный момент: у мальчика двойное гражданство — французское и российское. Заморский принц оказался тираном. Все побои зафиксировали врачи, но жандармерия мужа не наказала. Отношение вообще такое было: мол, кто ты тут такая? Раз приехала, терпи и не жалуйся. А потом Ирина заметила странности у сына. Тот просыпался среди ночи, плакал, просил мыть его половые органы в душе, показывал движения, имитирующие сексуальный акт, мать нашла на шортах сына сперму. Было несколько экспертиз, шорты в итоге потеряли, а суд сначала поместил ребенка в семью опеки, а потом вернул не матери, а отцу. У зарубежного правосудия к россиянкам отношение почти такое же, как к суррогатным матерям. Родила и забудь — не твой он, а сама возвращайся восвояси. А российские власти дипломатично безмолвствуют, оставляя соотечественниц один на один с их огромным материнским горем.

После нашей публикации автора этих строк вызвали в Генпрокуратуру, где даже укорили — мол, что это вы сразу про бездействие, просто неправильно эта женщина обращалась, не туда писала и не так. Виноградова после этого написала еще десяток «правильных» жалоб, но разные инстанции просто переводили стрелки друг на друга.

Что скажут наши власти теперь? Очень хочется думать, что все осталось позади, но где гарантии?

— Главный обнадеживающий момент — Россия, так же как большинство стран Европы, своих граждан не выдает, — говорит член Общественной палаты РФ, руководитель правозащитного движения «Сопротивление» Ольга Костина. — Соответственно, ни Ирину, ни ее сына не экстрадируют, и у нее есть все шансы оставить ребенка. Но если она выедет с ребенком, скажем, даже на отдых на Украину, то окажется в опасности — ее могут задержать и передать французским властям. Есть еще один нюанс. К нам обратились две женщины, на сторону которых встали иностранные суды. Супруги-иностранцы получили предписание не приближаться к жене и сыну. Россиянки с детьми выехали в Россию, но их мужья последовали сюда за ними. Отцы обратились в российские суды, и те, что вы думаете, разрешили им видеться с детьми! Уже на первом свидании один из отцов избил ребенка. Вообще не надо забывать, что наша страна состоит из разных людей, так что неизвестно, чего ожидать от чиновников, судей. И на сегодняшний день вынуждена констатировать, что мы не имеем возможности помочь с жильем, финансово женщинам с детьми, которые унесли ноги от заморских мужей-тиранов. В России нет сети убежищ для них, нет специальных законов. И все же Ирине стоит обратиться в социальные инстанции и попытаться добиться помощи. Хотя, если честно, кроме как на помощь добрых людей рассчитывать особо не стоит.

Ирина сейчас ютится в комнате у знакомых. Собирается найти работу, только вот не знает, как пристроить малыша в садик, как получить регистрацию. А еще ее напугали, что если у нее будут сложности с деньгами и жильем, то теперь уже российские органы опеки могут отобрать сына.

...5-летний Александр, похоже, еще толком не понял, что случилось. Больше всего его поразили снежинки, которые в день прилета будто специально сыпались и сыпались с неба. Он несколько минут разглядывал их, не решаясь спросить — что это?

— В первый день он с опаской спрашивал, когда за ним придет папа, — рассказывает Ирина. — Всю ночь спал, вцепившись мне руками в волосы. Боялся, что я уйду. Сейчас он уже успокоился. В магазине пытается говорить с продавцами по-русски. Ему сейчас все в новинку, но он так рад переменам! А главное, он со мной, и я его в обиду ни за что больше не дам.