Тени женщин на российском престоле

«МК» узнал некоторые подробности из личной жизни императриц Дома Романовых

02.04.2013 в 18:13, просмотров: 7218

«Первая леди Российской империи» — подобное словосочетание в прошлые века не использовалось, но сами первые леди существовали. Только со второй половины восемнадцатого, «женского» века России до начала двадцатого столетия, когда монархия у нас была низвергнута, друг друга сменили семь императриц. Лишь одна из них — Екатерина Великая — была настоящей правительницей страны, остальные оставались «всего лишь» женами своих мужей — самодержцев российских.

Корреспонденту «МК» удалось с помощью специалистов Выставочного зала Федеральных архивов, готовящих экспозицию в связи с 400-летием династии Романовых, узнать некоторые подробности из повседневной жизни российских государынь.

Тени женщин на российском престоле
Императрица Мария Федоровна — жена Александра III.

Мальтийский крест на подоле

Начнем с нарядов. Не только капризы моды влияли на предпочтения русских императриц, но порой и сами эти женщины с высоты трона могли повлиять на зигзаги моды — по крайней мере российской.

Екатерина Великая (урожденная София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская), воспитанная в духе немецкой бережливости, была скромна и экономна. Как свидетельствовали очевидцы, наряд императрицы, в котором она вплоть до полудня «работала на государственной службе», принимала доклады, состоял из «простого чепца, белого атласного или гродетурового капота». Государыня пыталась и среди подданных своих утвердить экономное отношение к нарядам, именно это стало поводом к появлению постановлений, рекомендовавших дамам соблюдать «простоту и умеренность в образе одежды».

К слову сказать, Ее Величество отметилась и как разработчик новых фасонов одежды. Для своего маленького внука Александра она «сочинила» очень удобный «кафтанец», рисунок которого поместила в письме барону Гримму 24 мая 1781 г.: «Шведский король и принц Прусский просили у меня и получили на обращик платье, в каком Александр ходил с шестимесячного возраста своей жизни. Тут нечего завязывать, и ребенок почти не замечает, что одевают его. Ему за один раз всовывают руки и ноги в эту одежду, и все готово. Тут выразилась моя гениальность, и оттого мне захотелось, чтоб вы о том знали».

Следующая «по старшинству» государыня, жена Павла I Мария Федоровна (до замужества — София Мария Доротея Августа Луиза Вюртембергская) обожала пышные светские церемонии и потому много внимания уделяла своим нарядам, часть которых она заказывала во Франции. Порой эти одеяния отличались уникальными деталями. Например, одно из сохранившихся бальных платьев декорировано аппликациями в виде мальтийского креста — как-никак муж-император был магистром Мальтийского ордена.

Супруга царя Николая I — Александра Федоровна (прусская принцесса Фридерика Шарлотта Вильгельмина), по воспоминаниям придворных дам, тратила громадные суммы на оплату заказов в модных магазинах. Императрица всегда выглядела безупречно, следила за новинками французских мод. Впрочем, с некоторых пор ей пришлось вносить определенные коррективы в новинки своего гардероба: 27 февраля 1834 г. император Николай I подписал «Описание дамских нарядов для приезда в торжественные дни к Высочайшему Двору», законодательно закрепившее покрой и рисунок так называемого русского платья.

Смотрите фоторепортаж по теме: Тени женщин на российском престоле
8 фото

Дорвалась!.. Так одним словом можно охарактеризовать дебют в высшем российском свете принцессы Максимилианы Вильгельмины Августы Софии Марии Гессенской, которая, став женой Александра II, превратилась в Марию Александровну. Переехавшая из немецкой «глухомани» в Петербург принцесса сразу попала в ослепительную роскошь императорского двора и не смогла устоять перед искушением «достойно показать себя». На первом же официальном приеме она была одета в «голубого цвета шлейф, весь вышитый серебром, и белый шелковый сарафан, перед которого тоже был вышит серебром, а вместо пуговиц нашиты были бриллианты с рубинами».

Впрочем, с годами супругу «царя-освободителя» стала отличать чрезвычайная экономность. Во многом это объяснялось тем, что государыня большие средства тратила на нужды благотворительности. Ею были основаны многочисленные приюты и богадельни, открыто первое в России отделение Красного Креста, на расширение деятельности которого во время Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. она израсходовала очень крупные суммы. Отдавая все сбережения на пользу раненых, больных, солдатских вдов и сирот, Мария Александровна даже отказывалась в этот период шить себе новые платья.

Супруга следующего хозяина российского трона — Александра III Мария Федоровна (датская принцесса Мария-София-Фредерика-Дагмара) в молодости была весьма спортивной барышней: обожала плавать, скакать на лошади, даже умела, как настоящая акробатка, крутить колесо! Датчанка отличалась великолепной фигурой, которую смогла сберечь на долгие годы. Даже в зрелом возрасте, родив шестерых детей, она сохранила осиную талию — около 65 см в обхвате. Ее вкусом и умением носить костюм восхищался сам глава популярнейшей фирмы и законодатель парижских мод Чарльз Ворт. Однако, как выяснилось, появившиеся с годами «болячки» заставляли государыню дополнять «интимные детали костюма» некоторыми «особыми фрагментами». В коллекции Эрмитажа хранится корсет Марии Федоровны, внутри которого понизу пришит кусок шерстяного трикотажа, из чего можно сделать вывод, что императрица страдала от ревматических болей в пояснице.

Последняя российская императрица Александра Федоровна (Виктория Алиса Елена Луиза Беатрис Гессен-Дармштадтская) еще до переезда из родимой неметчины в Петербург уже напрягала своего жениха, будущего императора Николая II проблемами собственного парадного гардероба: «Прилагаю [к письму] три образца бархата, так как не могу никак решить, который из них выбрать… Теперь выбери ты, будет ли это бледно-серый мышиный цвет или желтый (или яблочный)… Длина спереди от шеи до талии — 37 см, от талии до пола — 111 см. Вот, г-н портной, Вам все ясно?»

Принцесса была воспитана в строгих правилах благодаря бабушке своей, английской королеве Виктории. Когда молодая женщина приехала в русскую столицу, оказалось, что манеры петербургского света с этими эстетическими и этическими критериями совпадали далеко не всегда. Во время одного из первых балов, на котором присутствовала Александра Федоровна, она увидела молодую даму, танцующую в наряде с необычайно низким декольте. Посланная к ней фрейлина передала: «Ее Императорское Величество просила сообщить, что в Гессен-Дармштадте не носят таких платьев». Ответ был довольно резким: «Передайте Ее Императорскому Величеству, что у нас в России мы любим и носим именно такие платья!»

Александра Федоровна носила одежду приглушенных пастельных тонов — голубого, белого, серого, светло-розового. Однако любимым цветом императрицы был лиловый. Он доминировал не только в ее гардеробе, но в интерьерах личных комнат. Платья императрица предпочитала заказывать в мастерской своего любимого кутюрье Августа Бризака, владельца Петербургской мастерской дамских мод. В костюм лилового цвета от «Дома Бризак» была одета государыня ночью 17 июля 1918 г., когда ее со всеми близкими повели на расстрел в подвал особняка купца Ипатьева.

Тайна письма Ее Величества

У женщин, исполнявших государственную должность жен российских самодержцев, оставалось достаточно много времени, свободного от протокольных мероприятий, от общественных и семейных дел. Тратила его каждая из императриц по-разному. Впрочем, были у государынь некоторые общие увлечения — чтение книг, например. Некоторые августейшие дамы имели особое хобби. Скажем, Мария Федоровна (жена Павла I) неплохо рисовала и особенных успехов добилась в жанре рисунка. При этом любимым материалом была вовсе не бумага, а пластины молочно-белого стекла, на которых Мария Федоровна рисовала свинцовыми карандашами, акварелью или гуашью.

Елизавета Алексеевна (жена Александра I ) очень любила музыку. После победы над Наполеоном, во время Венского мирного конгресса в 1815 г., ей был представлен знаменитый композитор Бетховен, а позднее маэстро даже посвятил Елизавете Алексеевне фортепианное переложение своей Седьмой симфонии. У государыни имелся и еще один знаменитый почитатель. Известный историк Н.М.Карамзин был частым посетителем императрицы и доверенным ее собеседником. Елизавета даже слушала в авторском чтении «Историю Государства Российского».

Александра Федоровна (жена Николая I) регулярно устраивала в своих личных покоях дворца вечерние собрания для близкого круга лиц. В программе таких вечеров обязательно было музицирование на фортепьяно и чтение вслух, а в остальное время мужчины беседовали, дамы занимались рукоделием, молодежь играла в настольные игры. В духе того времени императрица любила заниматься с альбомами. Часть из них заполняла собственными рисунками, в других записывала цитаты из прочитанных книг. Отметилась она и в качестве... певицы.

В 1821 г. в Берлине был устроен грандиозный театрализованный праздник по случаю приезда Александры Федоровны с мужем на свадьбу ее сестры принцессы Александрины Прусской. За основу всего действа по предложению самой виновницы торжества взяли тогда поэму Томаса Мура «Лалла Рук». Постановку осуществил придворный композитор прусского короля Гаспаре Спонтини. Главную роль прекрасной индийской принцессы Лаллы Рук, совершившей путешествие в Кашмир для встречи с женихом, исполняла Александра Федоровна. А роль жениха Лаллы принца Амириса сыграл будущий император Николай Павлович.

Императрица Мария Александровна любила так называемые салонные игры — шарады, буриме, экспромты, эпиграммы, надписи к живым картинкам... А ее преемница на троне Мария Федоровна приохотилась к пользованию чудом техники XIX века — фотоаппаратом. Государыня активно занималась любительской фотографией и передала это свое увлечение сыну — будущему императору Николаю II и его жене Александре Федоровне. В семье последнего царя фотографировали друг друга, свой ближний круг в Царском Селе, во время отдыха в Крыму, морских путешествий по финским шхерам... Сохранилось фото, на котором запечатлена государыня Александра Федоровна, увлеченно вклеивающая фотографии в альбом.

Помимо фотографирования последняя из российских цариц в молодые годы увлекалась также и большим теннисом. В один из июньских дней 1900 г. она, например, сообщила в письме, отправленном мужу: «...С 3 до 5 играла в теннис. Жара была просто убийственная, мозг просто в идиотическом состоянии. Сегодня я по-настоящему хорошо играла...»

Конечно, обязательным времяпрепровождением русских императриц было увлечение эпистолярным жанром. Письма многочисленным родственникам, близким, доверенным лицам диктовались секретарю или писались лично. Одно из писем императрицы Марии Федоровны вот уже более 110 лет хранит свою тайну. 24 июня 1899 г. она написала и отправила письмо сыну, цесаревичу Георгию, который был тяжело болен туберкулезом и потому жил на Кавказе в имении Абас-Тумани. Но пока послание шло к нему, Георгий умер, так что корреспонденцию вернули императрице. Мария Федоровна сберегла письмо во всех своих непростых странствиях после отъезда из России. После смерти государыни содержание этого послания остается до сих пор никому не известным: конверт так никогда и не был распечатан.

■ ■ ■

Часть мемориальных предметов и документов, упомянутых выше, можно будет увидеть на выставке «Российские императрицы: Мода и Стиль», материалы для которой предоставляют архивы, музеи, зарубежные коллекционеры. Выставка приурочена к 400-летию династии Романовых и открывается для посещения 4 апреля 2013 г. в Выставочном зале Федеральных архивов по адресу: Б. Пироговская ул., 17. Вход бесплатный.