Оправдание Джорджа Циммермана, убившего негритянского юношу, продолжает будоражить Америку

Дети вопрошают отцов: «Папуля, я буду следующим?»

22.07.2013 в 13:50, просмотров: 2597

Обычно по воскресеньям 10-15 негритянских пасторов созваниваются по телефону. Они молятся, обсуждают темы своих воскресных утренних проповедей, обмениваются мыслями. Но когда 14 июля преподобный Хоувард Джон Весли открыл телефонный канал, на линии оказались более ста пасторов. Одновременно его атаковали по Twitter тоже около сотни членов конгрегации его прихода — церкви Альфред-стрит Баптист в Александрии, штат Вирджиния. И пасторы, и паства волновались: как отреагировать на вынесенный накануне вердикт невиновности Джорджу Циммерману, застрелившему 17-летнего негритянского юношу Трейвона Мартина?

Оправдание Джорджа Циммермана, убившего негритянского юношу, продолжает будоражить Америку

У многих пасторов кроме паствы были и дети, и каждый из них мог оказаться мишенью расиста. Сын преподобного Натака Скоувенса, пастора баптистской церкви Галилея Миссионэри в Винстон-Сейлеме, Северная Каролина, спросил отца: «Папа, а Джордж Циммерман отправится на небо?» 12-летний сын пастора Отиса Мосса, который служит в старой чикагской церкви, где когда-то прихожанином был Барак Обама, деловито и просто осведомился у отца: «Папочка, я буду следующим?»

«Папочка, я буду следующим?» От этих слов мороз пробегает по коже, а сердце воспламеняется. Это куда покруче обамовского сравнения Трейвона Мартина сначала со своим потенциальным сыном, а затем с сами собой, тоже 17-летним.

Это вопрос, который молодое цветное население Америки задает своим отцам, получая вместо ответа гневные инвективы против расизма. Да, конечно, расизм зло, с ним надо бороться; его надо искоренить. Но как? Трейвон не первая и не последняя, к сожалению, жертва расизма. То и дело жертвами «расового профилирования» становятся чернокожие граждане Соединенных Штатов. До дела Трейвона Мартина были дела Эмментта Тилля, Юсуфа Хокинса, Родни Кинга, Амаду Диалло… Имя им легион. Белый дом протестовал, черный народ выходил на улицы. И ничего не менялось кроме технологии протестов, к которым подключились социальные медиа.

Это, конечно, совпадение, что вердикт невиновности, вынесенный убийце Циммермана, совпал по времени с решением Верховного суда США отменить ключевой пассаж Закона о праве, на голосование, в котором предусматривались меры по защите этого права в штатах, имевших долгую историю дискриминации негров. Это, конечно, совпадение, что на праздничный уик-энд 4 июля только в одном Чикаго были убиты 72 человека, большинство из них негры.

Но не слишком ли много совпадений, чтобы называть их случайными? Скорее, эти «случайные совпадения» отражают повседневные реалии Америки, являются их формой проявления. Посмотрим, что говорит на сей счет статистика. В Филадельфии 75% жертв убийств негры. 80% преступников, совершающих убийства тоже негры. Каждый день в Соединенных Штатах от огнестрельного оружия погибают 32 американца. И здесь большинство негры. Что означает 32 убийства в день? Это больше, чем громкие массовые убийства в Авроре, Таксоне, Ньютауне, которые ставили на голову всю страну. Но 32 убийства, «размазанные» по всей Америке и совершенные не одним серийным киллером, проходят незаметно. Медиа фиксируют лишь сенсации.

Пошли дальше. Цветные составляют лишь 13% населения США. Но на них приходится 47% убитых (за 1980-2008 годы). Население американских тюрем составляет 2,3 млн. человек. Из них 1 млн. негры. Профессор Джорджтаунского университета Пол Батлер пишет: «Вне всякого сомнения, афроамериканцы и особенно афроамериканские мужчины являются наиболее массовой группой заключенных во всем мире». По данным Института Гэллапа, только за последние 30 дней (июнь-июль) одна четвертая негритянского населения США мужского пола (от 18 до 34 лет) подверглась несправедливому обращению со стороны полиции. О масштабах «расового профилирования» свидетельствует хотя бы такой факт. В одном только Нью-Йорке полицейские за 2011 год задержали и обыскали 687724 человека, не совершивших никаких преступлений. 90% задержанных были цветными. А в Нью-Йорке белые составляют почти половину населения (44%). Когда президент Обама назвал «глупостью» полиции арест на его дому негритянского профессора Гарвардского университета Генри Лунса Гейтса, то вся белая Америка встала на дыбы: как это черный президент посмел обзывать белых полицейских глупцами за арест черного человека? Обаме пришлось извиниться. Кстати, с приходом Обамы в Белый дом мало что изменилось. Дела, связанные с «расовой ненавистью» увеличились на 74% по сравнению с последними четырьмя годами президентства Джорджа Буша-сына.

А вот несколько иная статистика, проливающая свет на вышеприведенную. С 2007 по 2010 годы, по данным «Urban Institute», достаток негритянских семей упал на 31% по сравнению с 11% у белых. Безработица среди негров в два раза больше ем среди белых (13,7% — 6,6%. Председатель Центра афроамериканских исследований в Принстонском университете Эдди Глаудс сообщает, что 40% негритянских детей живут в нищете. «Мы живем во времена, которые вполне можно назвать Великой Черной Депрессией», — пишет Глаудс. А что ждет цветных и особенно их детей в будущем? Ведь уже в 2014 году большинство детей меньше 5 лет будут составлять дети меньшинств!

Перебью статистику фактом. Министр юстиции в обамовской администрации Эрик Холдер вспоминает, как полицейский, не знавший его в лицо и руководствовавшийся «расовым профилированием», остановил его, когда он шел в кино в районе Вашингтона, где в основном проживают белые. Холдер проводит беседы о «расовом профилировании» со своими детьми, «точно так же, как мой отец беседовал со мной, — говорит министр юстиции США, — Это традиция взаимоотношений отцов и детей. Я надеялся, что ей придет конец», — вспоминает Холдер. Но этим надеждам не пришлось осуществиться. Убийство Трейвона Мартина новый пример тому.

И снова статистика. Средний годовой доход негритянской семьи в США составляет $35 тыс. Средний доход белой семьи — $55 тыс. 16% белых считают, что в США все еще существует расовая дискриминация. Среди негров таких 66%! Рост зарплаты у негров на 21% ниже, чем у белых. В 11 штатах США права на голосование лишены более 10% негров, поскольку у них имеется судимость. Число негров-наркоманов в США составляет 13%, но среди арестованных их 38%. Негров от 18 до 24 лет в колледжах 26%, белых — 45%.

А теперь вместо цифр, стоящие за ними люди. Шон Белл был застрелен в день своей свадьбы нью-йоркскими полицейскими. Им «показалось», что у него в машине был пистолет. Оскара Гранта оклендские полицейские застрелили уже после того, как он был связан и лежал лицом к тротуару. Что им «показалось» неизвестно. Студента Кендрика Макдейда застрелили полицейские из Сан-Франциско. Он держал руку за поясом, и им тоже «показалось». Вот что пишет в связи с этим журналистка Дженнин Эмбер из еженедельника «Эссенс»: «За кухонным столом или когда мы везем наших детей в школу, наше напутственное им слово звучит примерно так: «Если тебя остановит коп, делай все, что он тебе прикажет, даже если он начинает бить тебя; даже если ты не совершил никакого проступка. Пусть он тебя арестует. Запомни номер его полицейского значка и немедленно звони домой, как только тебя доставят в участок. Держи руки так, чтобы полицейские все время видели их. Не лезь в карман за бумажником. Не хватайся за мобильник. Не повышай голоса. Не возражай. Ты меня понимаешь?» Эмбер пишет в заключение, что такие наставления передаются от одного поколения другому с «некоторыми вариациями», например, приходить из школы прямо домой, больше не покидать дом. Закрывать ставни на окнах и так далее. «Но всего этого часто бывает недостаточно» — признается она. Убийство Трейвона Мартина поставило кучу восклицательных знаков на вышеприведенном «кодексе». Бежать, если тебя преследует «дружинник» вроде Циммермана? Или остановиться и оказать сопротивление? Или опять-так тут же распластаться на земле? И хорошо зарубить себе на носу — полицейские скорее стреляют в черных, чем в белых. Скорее, не только в смысле чаще, но и быстрее.

Есть еще вопросы?

Великий негритянский ученый и общественный деятель Дюбуа еще сто с лишним лет тому назад писал, что негр для белого общества не человек, а «проблема». Уже одно его существование уже «проблема», которую еще можно так или иначе терпеть и регулировать, но не больше. Она неразрешима. Джордж Циммерман попытался решить ее, застрелив Трейвона. Как говаривал Сталин: «Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы». Но даже великий вождь народов ошибался. Убийство человека не ликвидирует проблемы, а лишь множит их. Это можно наблюдать и в Америке (дело Мартина), и в России (дело Магнитского). «Наши дети умирают каждый день на улицах», — говорит Майкл Наттер. Он знает, о чем говорит. Он мэр Филадельфии…

После вердикта невиновности, вынесенного Циммерману, социальные медиа Америки буквально взорвал коллаж художника Николаса Смита из Лос-Анджелеса. На нем была изображена каноническая фотография Мартина Лютера Кинга. Но вместо костюма и галстука на Кинге была рубашка с капюшоном, то в точь такая, как на Трейвоне Мартине в ночь его фатальной встречи с «дружинником». Коллаж вызывал ужас у многих белых, на которых фото Кинга, издавна знакомое им, вызывало чувство страха, благодаря капюшону, ставшему символом «неуправляемых и опасных» негров, стало главным признаком «расового профилирования». Поэтому в родительском кодексе-постановлении первым пунктом необходимо вписать: «Не носите рубашки с капюшоном, даже опущенным».

В августе этого года Америка будет отмечать 50-летие знаменитого «Похода на Вашингтон», организованного Мартином Лютером Кингом. Именно тогда, выступая на миллионном митинге, Кинг произнес свою знаменитую речь-проповедь «У меня есть Мечта!» Это была мечта о равноправии людей любого цвета кожи, мечта о свободе и мире.

С тех пор прошло полвека. И вот 12-летний сын пастора Отиса Мосса, который служит молебен в старой чикагской церкви, куда когда-то ходил молиться Барка Обама, спрашивает у отца: «Папочка, я буду следующим?»

Нет, не об этом мечтал великий Кинг.