Дело Грачья Арутюняна: наказание за 18 трупов такое же как за смерть актрисы Марины Голуб

На приговор водителю «КамАЗа» повлияли история с халатом и полное раскаяние

04.08.2014 в 19:47, просмотров: 22643

Юридические нюансы в деле Грачья Арутюняна — водителя «КамАЗа», по вине которого после столкновения грузовика с автобусом в Новой Москве погибли 18 человек — изучил «МК». Резюмируя детали дела и его схожесть, а также отличия с аналогичными преступлениями, можно сделать вывод: система наказаний за дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом в России выстроена не до конца. Возможно, практику подобных дел имело бы смысл рассмотреть Верховному суду.

Дело Грачья Арутюняна: наказание за 18 трупов такое же как за смерть актрисы Марины Голуб
Грачья Арутюнян

Сегодня Грачья Арутюнян был приговорен к 6 годам и 9 месяцам лишения свободы. Вердикт судьи почти повторил просьбу государственного обвинителя: прокурор предложил осудить Арутюняна на 7 лет. У некоторых родственников погибших в ДТП 13 июля прошлого года приговор вызвал недоумение — получается, что за одну жертву водитель «КамАЗа» получил в среднем 4 месяца тюрьмы. Однако можно предположить, на сравнительно небольшой для числа погибших срок повлиял целый ряд обстоятельств.

С самого начала к аварии было приковано пристальное внимание. Не только большим количеством погибших, но и сопутствующими обстоятельствами. Например, всех взбудоражил скандал вокруг одежды Арутюняна — на процедуру ареста в суд его доставили в женском халате «в цветочек». Вопрос о халате чуть было не затмил саму суть уголовного дела: наказать тех, кто выдал Грачье такую одежду, требовал даже омбудсмен Армении. Далее выяснились новые подробности биографии Арутюняна: незадолго до трагедии в Новой Москве погиб его сын. Он сам получил травмы, к тому же очень сильно переживал и раскаивался. Таким образом вокруг персоны Арутюняна появился некий ореол мученика.

Смотрите фоторепортаж по теме: Суд над Грачья Арутюняном
0 фото

Кроме того, из уголовного дела явно следовало, что водитель — не единственный виновник трагедии. Грузовик был неисправен, и хотя Грачья знал об этом, он не рискнул отказаться сесть за руль, поскольку боялся потерять заработок. По этой же причине он согласился на перегруз кабины щебнем. В тонкостях с отсутствием лицензии Арутюнян скорее всего вообще не разбирался. Таким образом он был вынужденно поставлен в обстоятельства, приведшие к страшной трагедии. И с этой точки зрения сравнительно мягкий приговор вполне объясним.

Однако все эти обстоятельства перечеркивает огромное количество жертв. Если сравнить трагедию в Новой Москве с другими громкими ДТП в столице за последние годы, то в целом судебные решения по ним выглядят странно. Например, г-н Русаков, устроивший ДТП на юго-западе столицы, в котором погибли популярная актриса Марина Голуб и ее водитель, получил срок всего на три месяца меньше, чем Арутюнян. Правда, у Русакова были отягчающие обстоятельства — он был нетрезв, скрылся с места ДТП и настаивал на своей невиновности. Тем не менее, разрыв между приговором (незначительный) и тяжестью последствий (более чем внушительный) обращает на себя внимание.

Опять-таки следует вспомнить приговор г-ну Максимову, устроившему в сентябре 2012 года страшное ДТП на Минской улице на западе Москвы. Тогда при наезде машины на автобусную остановку погибли пятеро детей из школы-интерната и их воспитатели, муж и жена. Максимов опять же был выпимши, но с места ДТП не бежал, на суде раскаялся, и все же получил 8,5 лет лишения свободы — почти на 2 года больше, чем Арутюнян.

Из этих сравнений можно сделать вывод, что зачастую приговоры по ДТП выносятся не только исходя из тяжести последствий автокатастрофы, но и из личности виновного, его поведения и неких сопутствующих факторов.