Громкая история расставания Александра Кержакова и Екатерины Сафроновой обрастает невероятными подробностями

Скандал в свои ворота

07.08.2014 в 18:28, просмотров: 51546

История расставания футболиста «Зенита» Александра Кержакова и его бывшей гражданской супруги Екатерины Сафроновой с каждым днем обрастает новыми подробностями, что делает всю эту эпопею еще более запутанной.

Громкая история расставания Александра Кержакова и Екатерины Сафроновой обрастает невероятными подробностями
фото: vk.com

Коллеги и друзья форварда сборной России хранят гробовое молчание.

Подруги Екатерины тоже молчат. А те редкие откровения, на которые идут адвокаты и знакомые некогда любящей пары, вызывают сомнения. Уж больно не вяжется яркая история любви Кержакова и Сафроновой с теми событиями, которые разворачиваются сейчас.

Личные странички в соцсетях многое могут рассказать.

На странице Екатерины Сафроновой и Александра Кержакова — десятки совместных фотографий. На карточках — счастливые, красивые, беспечные молодые люди. На вечеринке, на пикнике, дома.

21 мая 2013 года Кержаков оставил запись под фотографией Екатерины: «Я очень счастлив рядом с ней. Люблю ее». Друзья прокомментировали: «Берегите друг друга».

22 января этого года на страничке футболиста размещена фотография Екатерины с новорожденным ребенком. Под ней подпись: «Мои любимые».

И снова комментарии: «Саня, вы красивая пара! Наконец-то ребенка показали». «Будущий футболист».

В этот же день Екатерина выложила у себя фотографию кольца, усыпанного бриллиантами: «Ура! Саша сделал мне предложение».

Кто-то ниже написал:

«Созрел?»

«Да, у нас же сын», — ответил Кержаков.

И дальше шквал поздравлений:

«Поздравляю». «Глядя на вас с Катей, душа радуется. Значит, все пойдет в гору». «Берегите друг друга. Надеюсь, этот год вам будет приносить только хорошие новости и желанные события».

«Я очень надеюсь на это» — поблагодарил всех футболист.

30 июля 2014 года — одновременно ссылка на новости на двух страничках Кати и Александра: «Кержаков судится с бывшей женой из-за сына и наркотиков»

Чуть позже Александр выложил карточку сына. И запись: «Сынок мой любимый. Теперь мы будем жить вдвоем».

1 августа 2014 года на страничке Кержакова появилась фотография роскошной девушки. Под ней надпись: «Девочка моя любимая».

Ответ не заставил себя долго ждать: «Саша, я очень люблю тебя. Ты моя жизнь, моя любовь, мой воздух, которым я дышу».

У Екатерины в это же время лишь одна запись: «У меня точно все будет хорошо. Мир не без добрых людей. Спасибо всем, кто со мной».

«Сказочные отношения»

Друзья Александра Кержакова будто воды в рот набрали. На все наши просьбы разъяснить сложившуюся ситуацию скупые ответы: «Без комментариев».

Со стороны подруг Екатерины тоже была пара странных посланий: «Умоляем, не пишите об этом… Не так все просто там…».

Согласилась на общение лишь одна подруга Сафроновой — Елена Логинова.

— С Катей мы дружим с 2011 года. С первой секунды у меня сложилось о ней мнение, которое не изменилось и по сей день. Она веселый, позитивный, невероятно добрый и чуткий человек. Даже называть ее хочется не Катя, а Катенька. У этой девушки — редкое сочетание внешней красоты и богатой души. Дом всегда держала в чистоте и уюте, ни пылинки, ни соринки не заметишь. А еще она была первоклассной мамой. Для дочери Сони от первого брака делала все. Такой заботливой мамочки я никогда не видела. Бывало, как ни позвоню Кате, она вся в делах — постоянно что-то готовила, убиралась по дому, водила ребенка на аттракционы, в театры, на прогулки, в гости, постоянно занималась Сонечкой. Да и по малышке видно — девочка очень ухоженная, умненькая, она обожала свою мать.

— Вы помните, как начинались отношения Екатерины и Кержакова?

— Мне сейчас очень странно читать о том, что Катя такая плохая: увела из семьи Кержакова, бросила мужа, поставила деньги в приоритет. Еще до встречи с Сашей Катя из себя что-то да представляла: у нее был свой бизнес, она бывшая спортсменка, образованна, в любых компаниях ее принимали на ура. С ней было интересно, весело, у нее отличное чувство юмора, всегда было о чем поговорить. Многие обращались к ней за помощью — никогда не знали отказа.

— Кержаков долго ухаживал за Катей?

— Мне казалось, что это была любовь с первого взгляда. Катя в свою очередь всегда давала ему свободу выбора, никогда не давила на него. Перед этим Новым годом они купили загородный дом в элитном поселке на севере Петербурга. Так Катя сама продумывала дизайн дома, самостоятельно занималась ремонтом, ездила по магазинам, выбирала мебель. Она даже с подружками перестала общаться, все по строительным магазинам носилась.

— То есть еще полгода назад царила любовь?

— Еще какая любовь! Так, как Катя относилась к Саше, к нему не относился никто и никогда. Это были сказочные отношения. Катя всегда ждала его с тренировок, часто приезжала за ним. Дома встречала Сашу обедом-ужином. Люди, которые хорошо знакомы с Кержаковым, заметили в нем разительные изменения после того, как он стал встречаться с Катей: стал стильно одеваться, всегда был ухожен, Катя следила за его внешним видом. Я бы сказала, она его сделала. Она очень о нем заботилась. Если он болел, то Катя всегда сидела рядом, бегала за лекарствами, стояла у плиты, общалась с врачами.

— Говорят, Екатерина много времени отдавала тусовкам?

— Это смешно. Встретиться с ней можно было только в те дни, когда Саша выезжал на игры. Она полностью посвящала себя семье.

— Бывший муж и Катя как расстались?

— После развода с Кириллом она смогла с ним сохранить отличные отношения, а это говорит о многом.

— Старшая дочь Екатерины жила вместе с ней?

— Да, они жили все вместе. И это понятно: если мужчина действительно любит женщину, то ровно так же будет любить ее ребенка. Все выходные, праздники они проводили вместе. Мне жаль, что у ребят так все разладилось в один момент.

— Может, весь этот скандал ради пиара?

— Сейчас многие говорят и пишут, что Катя хочет популярности, засветиться, но это бред! Помню, когда Катя была беременна, то мой друг-фотограф попросил меня с Катей переговорить, чтобы поснимать ее и разместить в журналах. Я позвонила и озвучила данное предложение, на что Катя однозначно ответила «нет». Для нее это очень личное, и ей не хотелось выставлять напоказ, делать публичным и доступным для всех семейные ценности. Все случившееся для меня стало полной неожиданностью. Я до сих пор не могу поверить. Что-то здесь не то… Может быть, в тот момент, когда отношения разладились, они намеренно молчали, не хотели выносить сор из избы?

А вот что рассказали знакомые Кержакова, которые пожелали не называть своих имен в прессе.

— Поймите, жены футболистов — это определенная категория людей. Это избалованные дамы, которым повезло соприкоснуться со звездой. Вокруг футболистов всегда много девушек — большинство из них знакомы друг с другом. Они ведут богемный образ жизни, где зачастую есть место наркотикам. Катя вроде как увлекалась наркотиками. Сашка — противник таких вещей. Он пытался ее вытащить, она лечилась в наркологической клинике. Мы не можем утверждать это на 100 процентов, но в тусовке ходят именно такие слухи. В подробности никто не вдается. Да и сам Кержаков уходит от этой темы…

«Мне не нужны ни его алименты, ни сам Кержаков»

На этой неделе в Москве состоялась пресс-конференция Сафроновой и ее адвокатов.

фото: Ирина Боброва

Какие-то моменты с того мероприятия описали в прессе. Что-то прошло по теленовостям. Но многое осталось за кадром.

Мне казалось, что разговор с журналистами расставит точки над «i» в этой истории. В итоге ситуация оказалась еще более страшной.

Я не сразу поняла, что передо мной та самая Екатерина Сафронова, которую я видела на фотографиях в соцсети.

Невысокого роста худенькая девушка — полное отсутствие косметики, в джинсах и жилетке — не производила впечатление дамы, которая способна разбить сердце знаменитого футболиста.

Заметив толпу журналистов, Екатерина вздрогнула, опустила голову.

Позже ей задавали вопросы. Их было немного. Собравшиеся поняли: Катя и не станет много рассказывать. И без того тихий голос постоянно дрожал…

— Эта история очень сложная, у нее две составляющие, — начал адвокат. — Первая — это мать, которую лишили и полностью изолировали от ребенка. Вторая — большие деньги, которые существуют в бизнесе. Как эти две составляющие переплелись, я попробую рассказать.

Вот, что писали в прессе: «Несколько лет назад Александр Кержаков заключил с воронежским предпринимателем Михаилом Суриным договор на 105 миллионов рублей об участии в строительстве нефтеперерабатывающего завода в Воронежской области. Когда футболист в очередной раз проверял банковскую карту, выяснил, что счет пуст. С него было снято в общей сумме 329 миллионов. Строительство завода тем временем было остановлено.

Позже адвокат Кержакова объяснил схему, пользуясь которой деньги уводили со счетов футболиста. Кержаков являлся VIP-клиентом одного банка. Он по телефону звонил менеджеру и давал команду о переводе определенной суммы. Эти операции никак не фиксировались на бумаге. Менеджер банка Владимир Багаев стал передавать деньги из Петербурга в Воронеж, не ставя в известность футболиста. Часть документов о переводе денег была подписана не Кержаковым, а каким-то другим лицом. Адвокат утверждает, что так увели около 70 миллионов рублей: факт подделки подписи установлен экспертным путем в рамках следствия по уголовному делу».

Однако от адвоката Екатерины Сафроновой мы услышали иную версию вышеозвученных событий. Во всяком случае, на вопрос, как эта история связана с Екатериной, он ответил:

— Ходят слухи, что это было задумано, чтобы увести деньги из супружеского имущества.

— Почему Катя приехала в Москву? Чего она добивается?

— Я недолго знаю Екатерину. Меня поразило, когда она сказала, что ей абсолютно ничего не нужно от Кержакова, ей не нужны ни его имущество, ни его долги, ни его алименты, ни его голы, ни он сам. Ей нужен только ребенок.

— Но на алименты Сафронова могла бы рассчитывать, если бы ребенок остался с ней?

— Я не знаю, какую зарплату получает Кержаков, но я думаю, что это много-много миллионов долларов. И платить с этих «много-много» алименты на несчастного ребенка, конечно, не хочется. Проще забрать сына себе, скинуть его на няню и объявить свою бывшую сумасшедшей и наркоманкой.

«Катя сбежала из больницы. У нее нет ни вещей, ни дома»

Далее присутствующие на пресс-конференции журналисты переключились на саму Екатерину, которая до этого момента не проронила ни слова.

Вопрос из зала последовал жесткий.

— Екатерина, правда, что в последние дни, когда вы еще находились в Питере, вас видели на квартире, где располагается наркоманский притон. Вы проводили время вместе со своим приятелем, неким Ивановым, у которого в тот день случился сердечный приступ от передозировки героином?

— Это неправда, — еле слышно вымолвила девушка.

Никаких пояснений больше не последовало.

— Правда, что вам предлагали встречаться с ребенком, но вы сами не захотели?

— Это неправда…

— Расскажите, как вы оказались в психиатрической клинике?

— Мне сказали: если я не пройду определенное обследование, то я не увижу ребенка. Первый раз меня положили в клинику под предлогом пройти очередное лечение от астмы. Я — астматик с детства. Потом меня перевели из одного отделения в другое, где заперли в комнате. 2,5 месяца я находилась в полной изоляции от внешнего мира. Мне ставили много диагнозов, вплоть до шизофрении.

— Сейчас сняли диагноз?

— Я не знаю.

— Как вы не знаете?

Екатерина пожала плечами.

На выручку ей пришел адвокат.

— Откуда может знать о снятии диагнозов человек, который практически сбежал из больницы. У нее нет здесь ни вещей, ни дома. Сейчас мы отправляем определенные запросы во все больницы Санкт-Петербурга, где находилась Екатерина, будем устраивать экспертизы, возможно, врачи будут привлечены к ответственности за диагнозы, которые они установили. Мы только начинаем раскручивать всю эту ситуацию.

Неожиданно в центре зала появилась высокая брюнетка. Представилась пресс-секретарем Александра Кержакова Еленой Болотовой.

— У меня на руках есть решение суда от 26 мая, что ребенок Кержакова будет жить с отцом, — ксерокопию этого документа Болотова раздала журналистам. — Никаких апелляций на это решение со стороны Екатерины не поступало. И никаких преследований и угроз со стороны Кержакова быть не могло. Все, что здесь происходит — это дешевое шоу. Катенька, расскажи всем, как тебе запрещали видеться с ребенком? Это ведь неправда.

Даму перебил адвокат Екатерины — Добровинский.

— Екатерине известно о Кержакове то, что нельзя разглашать. Пока нельзя.

Далее слово взяла второй адвокат Сафроновой, Евгения Семчугова.

— У Екатерины в телефоне сохранилась огромная переписка с адвокатами господина Кержакова. Девушка неоднократно просит увидеть своего сына, но ее постоянно кормят «завтраками», более того, заявляют, мол, прекратите обращаться к Кержакову, вы его нервируете.

— Почему Катю не поддерживают игроки «Зенита», их жены, с которыми она дружила?

— Запуганы, — ничуть не смутился Добровинский.

— Это смешно!

— Это вопрос денег, больше ничего.

— Екатерина, вы состоите на учете у нарколога? — вопрос из зала.

— Я не состою ни на каком учете.

— Когда вы видели сына?

— Три месяца назад.

— Как вы отнеслись к решению суда о том, что ваш сын будет проживать с отцом?

— Тогда я не подразумевала, что он захочет лишить меня родительских прав…

И снова слово взяла адвокат Сафроновой.

— Тот судебный процесс проходил, когда Катю держали в психиатрических клиниках. Ее дело вел адвокат, который убедил подзащитную, что ей лучше признать иск об определении места жительства ребенка с Александром. И пообещал, что через два месяца решение будет пересмотрено. Никакого отказа от ребенка она не подписывала...

«Футболист был ослеплен любовью»

Сторона защиты Александра Кержакова не удивилась выступлению адвоката.

На этот счет у них есть свое мнение и версия происходящего.

— Александр Добровинский большой выдумщик, — начал разговор адвокат футболиста Игорь Решетников. — Но в деле Кержакова много выдумщиков. Первое место занимает воронежский предприниматель Михаил Сурин. Итак, то что творится сейчас — получается ничем не прикрытый шантаж Кержакова: либо он каким-то образом договаривается с Катей о воспитании ребенка в обмен на деньги, либо Катя дает показания, которые ей придумали и которые ударят по расследованию нашего уголовного дела. Мы и раньше допускали, что Екатерину могут использовать в качестве ложного свидетеля защиты с другой стороны. Но то, что Катя могла что-то знать или слышать про вложенные Кержаковым деньги, — эта информация никак не соответствует действительности.

Сейчас происходит то, чего мы опасались. Какие-то ушлые ребята нашли Екатерину, воспользовались ее не совсем адекватным состоянием и убедили дать определенные показания. Возможно, взамен ей пообещали, что тем самым она сможет в дальнейшем улучшить свое материальное положение, так как Кержаков не сможет бороться с ней и согласится на выплату алиментов.

— А она требует алименты? Вроде Катя говорила, что ей, кроме ребенка, от Кержакова больше ничего не нужно?

— Совершенно очевидно, что ребенок для нее является всего лишь гарантом обеспеченной жизни на ближайшие 17 лет.

— И все-таки Екатерина употребляла наркотики?

— У Кержакова дома стоит суперсовременная система видеонаблюдения. Сейчас я попросил специалистов достать данные из памяти хранения данных и сделать небольшую раскадровку того, что происходило в доме в отсутствие мужа. Как мне кажется, это не оставит никаких сомнений в вопросе, принимала Катя наркотики или нет. Александр до сих пор выступает против обнародования этих данных. Как бы то ни было, она — мать его ребенка. Но если дойдет до серьезного разбирательства, мы не остановимся ни перед чем.

— Причина расставания Кержакова с Сафроновой — наркотики?

— Только наркотики. У них была сильная любовь. Александр ушел от своей супруги, она сбежала от своего мужа, хоккеиста Кирилла Сафронова. У них вспыхнули сильные чувства. По крайней мере за Кержакова в этом плане я ручаюсь.

— Судя по их страничкам в соцсетях, чувства их не отпускали еще полгода назад?

— Да. Откровенно говоря, влюбленный человек — глупый и слепой. Александр не видел простых вещей. Он полностью игнорировал прошлую жизнь Екатерины, которая была достаточно бурная. Были случаи, когда он возвращался раньше в город после игры и заставал свою сожительницу в странном состоянии, но не реагировал на это. Возможно, он упустил момент. Поначалу он скрывал это от всех. Никто из нас не знал о Катиных пристрастиях. Постепенно Саша начал открываться нам, потихоньку в форме жалоб: мол, что с этим делать? А дальше стало понятно, что с этим сделать ничего нельзя. И тогда у него возникла мысль о расставании с Екатериной. Эта мысль далась ему крайне тяжело, ведь он хотел вылечить ее от зависимости. Но лечение не приносило результата. Она неоднократно ложилась в клиники, но недолечивалась, прерывала курс лечения. Из больницы выходила в таком же состоянии, в каком ее туда доставляли. К тому времени, когда Александр решил расстаться с Катей, у них уже появился ребенок. Кержаков приложил все усилия, чтобы оставить сына себе. Хотя усилия эти были микроскопическими — Катя не возражала против того, что ребенок останется с Сашей, при условии, что Кержаков где-то как-то будет обеспечивать ее дальнейшую жизнь. И это привело к тому, что с ее стороны начались судорожные поиски возможностей надавить на Кержакова. Для начала она нашла простого адвоката. Но когда поняла, что с него толку не будет, появился Добровинский.

— Как он появился?

— Не знаю, но не исключаю, что их встреча не обошлась без участия наших процессуальных противников по Воронежу.

— Как же Екатерина родила ребенка, если, по вашим словам, она достаточно давно сидела на наркотиках?

— Если бы вы приехали в Петербург, посетили роддом на Фурштатской и поинтересовались у акушеров, которые принимали роды Кати, как все происходило, то были бы потрясены.

— Вы не будете рассказывать?

— Я знаю, как и что было, но у меня нет тому документальных подтверждений. Хотя это секрет Полишинеля для всех. Задайте пару вопросов врачам — и все встанет на свои места.

— У Кати ведь есть второй ребенок. С кем он сейчас?

— Насколько я понимаю, с кем-то да находится ее старшая дочь.

— Странно, но ее подруги отзываются о Кате как о примерной жене и хорошей матери?

— Потому что никогда Кержаков не выносил сор из избы. Всю эту трагедию переживал в себе. Я давно общаюсь с Александром и пытаюсь понять, зачем и почему он нашел себе эту Катю. С точки зрения логики это невозможно понять. Просто его захлестнули эмоции. Сейчас, когда все это прошло, мы начинаем анализировать ситуацию — и возникает интересная картина. Когда Кержаков начал встречаться с Катей, она села ему на уши, что якобы ее бывший муж, хоккеист Константин Сафронов, с друзьями не оставят Александра в покое за то, что он увел у того жену. Соответственно, Александр начал опасаться. А в этот момент из ниоткуда появились еще и воронежские товарищи — тот самый Сурин и компания. Я не могу утверждать, что история с деньгами напрямую связана с появлением Кати, но некая взаимосвязь прослеживается. Поймите, Кержаков умный парень, я давно его знаю. И его поступок, связанный с переводом денег в Воронеж, ни в какие рамки не идет. Ведь он как заведенный перечислял 50 млн, 60 млн, еще раз 50 млн, затем 20 млн. Он находился будто под гипнозом. Это был не он. Думаю, когда мы разберемся, существует ли взаимосвязь между появлением Кати в жизни футболиста и воронежских предпринимателей, тогда все встанет на свои места. И это уже будет отдельный сюжет.

— Возможно, Катерина окажется этакой роковой женщиной?

— Именно так. Смотрите, как умело она вскружила голову сначала хоккеисту, затем футболисту.

Возвращаясь к той пресс-конференции, не можем не обратить внимание вот на что.

Екатерина не производила впечатление общительной, открытой самодостаточной девушки, какой ее представляли подруги. На многие вопросы она не отвечала, бросала взгляд на опытного адвоката.

На мою просьбу пообщаться с Сафроновой лично ее адвокат ответил жестким отказом: «Со мной можно общаться, с Катей — нет».

Никто из жен футболистов, которые ранее были дружны с Екатериной и Александром, не захотели общаться на эту тему.

Возможно, время расставит все по своим местам. Пока же о том, что произошло, знают только два человека. Сама Екатерина и Александр.

Оба отказываются от комментариев…