Российская стена

Разыскивается кот Леопольд

19.09.2014 в 19:18, просмотров: 21256
Российская стена
фото: morguefile.com

В последнее время не могу избавиться от ощущения, что внутри российского общества построили высокую стену ненависти и непонимания, призванную разделить некогда, пусть и с оговорками, но единый социум. Критерий определения в ту или иную группу при этом проходит ровно там, где обнажается отношение людей к государственной политике. Нас разделили на тех, кто «за» и кто «против». И всячески дают понять, что это делает нас совершенно разными, враждебными друг другу людьми: одних — «патриотами», а других — «предателями».

Самый яркий пример — отношения к событиям на Украине и моментальное превращение любимого народом музыканта во «врага народа». Но не он один попал под этот шквал резких оценочных суждений. «Врагами народа» становятся друзья, знакомые, родственники, даже супруги.

Спор западников и славянофилов в России идет уже более полутора веков, но раньше они всегда могли говорить друг с другом, спорить, а не скатываться исключительно к оскорблениям. Вообще, противоречия и различия в политических взглядах имеют место всегда и всюду, но такое взаимное неприятие друг друга, какое мы сейчас наблюдаем в российском обществе, — явление редкое. Причем оно спускается с политических высот уже на бытовой уровень. Согласно исследованиям «Левады-центра», на сегодняшний день уровень доверия россиян к своим ближним — один из самых низких в Европе. Многие граждане и насчет коллег, и насчет родственников уверены, что они их обманывают. Получается, среднестатистический россиянин даже в самых близких людях видит потенциального «врага». Что это, паранойя? Весьма вероятно. Только вот взрастили эту «болезнь» искусственно.

Сначала нам рассказывали о внешнем враге, который только и делает, что мечтает развалить нашу страну и заполучить ее ресурсы. Эта стратегия сработала: львиная доля собственных провалов методично списывалась на происки Запада — и народ поверил. Если в 1989 году только 13% населения считали, что у России есть враги, то сейчас этот процент вырос до 78. Важно и то, какие изменения за 24 года претерпел список врагов.

В 1989 году те самые 13% определили список главных угроз так: ЦРУ, Запад, исламисты, сепаратисты, коммунисты, а более половины респондентов связывали российские проблемы с различными внутренними причинами. Сегодня традиционный список врагов пополнился «бандеровцами», «украинскими фашистами» и «пятой колонной». То есть теперь мы нашли в собственной стране конкретного врага, якобы работающего на западные интересы. Точнее, его любезно предоставили нам в качестве «мальчика для битья».

Этот маневр, как и в случае с врагом-Западом, оказался успешен: подтверждение тому — 36% опрошенных «Левадой» россиян, которые заявили, что борьба с «пятой колонной» полностью оправдана и имеет под собой реальные основания.

При этом в «пятую колонну» записывают уже поголовно всех чем-либо недовольных. Эта тенденция прослеживается особенно ярко сейчас, накануне намеченного на 21 сентября «Марша мира». Говорящие головы «телеаналитиков» не стесняются либо прямо заявлять, либо прозрачно намекать, что «Марш» организуется на американские деньги, а все, кто выйдет на него, — «пятая колонна». Некоторые идут еще дальше и заявляют, что «в ходе мирного шествия можно организовать перепись национал-предателей». То есть всех, кого не радует продолжение кровопролития на Украине (хотя там сейчас вроде бы выгодное всем перемирие), автоматически записывают в «предатели». На них выливают потоки ненависти — в прессе, в Интернете, на улицах, если, не дай Бог, они осмеливаются публично выразить свою точку зрения.

Но я отнюдь не считаю, что охваченные ненавистью к «врагам» люди в чем-либо виноваты. Согласно мировым научным исследованиям, в любом обществе, вне зависимости от национальной привязки, количество тех, кто обладает навыками критического мышления, не превышает 8–10%. Остальные — верят. И чем агрессивнее информационный поток, тем меньше скепсиса остается у большинства.

Все это — вполне себе в духе древнеримского принципа «разделяй и властвуй», который подразумевает, что лучший метод управления неоднородным обществом — это использование вражды между его частями. Она истощает ресурсы и предотвращает союзы. В истории бывали случаи, когда культивировался раскол по религиозному, национальному или социальному принципам; у нас же «водоразделом» стала лояльность к деятельности власти.

В ответ на обидные ярлыки — повышается агрессия и у тех самых якобы «национал-предателей». Они обвиняют оппонентов в зомбированности, называют «ватниками» и при личном контакте также все реже расположены к диалогу. Получается замкнутый круг: чем больше обвинений льется в адрес друг друга — тем меньше шансов находить точки соприкосновения.

Дошло до того, что буквально на днях писатель Захар Прилепин в своей очередной «программной» статье разделил российское общество по политическим предпочтениям на две... расы, обозначив, что «эти две расы — иной крови. Разного состава». Причем в его понимании расы настолько разные, что «будущее точно рискует кого-то из нас переехать катком». Дихотомия «мы-они», возведенная в ужасающий абсолют.

Хотя при ближайшем рассмотрении вовсе не факт, что жизненные устремления «Васи — национал-предателя» и «Коли-ватника» фундаментально противоречат друг другу. И тот и другой могут быть настоящими, а не «ура-» патриотами; оба могут хотеть одного и того же — возможности для личностного развития, стабильности и мира. Но Васю и Колю стравливают как собак.

Зачем? Вероятно, чтобы отвлечь от чего-то их объединяющего и действительно важного, а при возможности — еще и под шквалом массовой ненависти заставить Васю замолчать или вообще уехать. «Любите Запад — вот и отправляйтесь туда!» или «Не нравится в России — уезжай!» — не правда ли, знакомые фразы? Будто патриот не может быть чем-то недоволен.

И опять же — это работает. Общественный раскол прямо и косвенно приводит к тому, что количество выезжающих на постоянное место жительства из России с каждым годом растет. Если в 2008–2011 годах из России ежегодно уезжало менее 40 тысяч человек, то в 2012-м — 122,8 тыс., а в 2013-м — 186,4 тыс. И можно с уверенностью сказать, что по итогам 2014 года количество уехавших превысит предыдущие показатели. Кто-то уезжает из чисто экономических соображений, но есть и те, и их немало, кого «выдавливает» неприязнь любого инакомыслия, кто уже почувствовал себя изгоем на Родине.

Возможно, кому-то покажется, что я раздуваю из мухи слона, т.к. абсолютное большинство россиян сейчас, напротив, консолидировалось, а по другую сторону стены оказалась незначительная часть общества — и не беда, если они даже и уедут.

Что ж, давайте приблизительно подсчитаем тех, кто оказался «за стеной» только по одному критерию — отношения к украинским событиям. По данным различных соцопросов, это примерно 18% россиян, которых потенциально могут занести в категорию «национал-предателей». Конечно, статистическую погрешность никто не отменял, и в масштабах страны это, возможно, не 18, а 15 процентов. Но вдумайтесь — 15%! Россия — не Люксембург; это не мало, а очень много — разве должен из России уехать каждый шестой? Кто и как их заменит? Китайцы?..

Или зайдем с другой стороны: что будет, если все те 75%, которые целиком и полностью «за», радикально ополчатся против этих 15%? Учитывая наш исторический опыт, этот вопрос я, пожалуй, оставлю открытым.

Есть замечательный советский мультфильм про кота Леопольда, который постоянно уговаривает двух мышат «жить дружно», чтобы не допустить «кровопролития». Не знаю, кто в современной России станет этим котом, но совершенно очевидно, что механизм раскола, поляризации общества, который вот-вот может хлынуть через край, необходимо остановить.