Согласие россиянина на пересадку органов после смерти хотят указывать в паспорте

Закон даст зеленый свет трансплантации в России

22.09.2014 в 11:55, просмотров: 18430

В Совфеде предлагают зафиксировать согласие на изъятие внутренних органов для трансплантации в паспорте или водительском удостоверении. Соответствующий законопроект внесен в Госдуму сенатором Антоном Беляковым. По его словам, в России всего 6 из 100 безнадежно больных пациентов получают необходимую помощь.

Согласие россиянина на пересадку органов после смерти хотят указывать в паспорте
фото: Наталия Губернаторова

В пояснительной записке к документу отмечается, что его принятие "позволит усовершенствовать механизм правового регулирования трансплантации органов, обеспечивая дальнейшее развитие в России трансплантологии, совершенствование механизма реализации конституционного права на медицинскую помощь и усиление гарантий конституционных прав граждан", цитирует ИТАР-ТАСС.

"Закон даст зеленый свет трансплантации в России", - уверен Беляков. Он заметил, что в ряде штатов США и стран ЕС совершеннолетние граждане в обязательном порядке фиксируют свое согласие в водительских правах или в страховом свидетельстве, где для этого имеется специальная графа.

"При наступлении соответствующего случая зарубежным врачам не нужно терять время на поиск родственников, им достаточно посмотреть водительские права и удостовериться, что человек был согласен на изъятие его органов для пересадки", - пояснил сенатор, отметив, что "такой опыт может быть использован и в нашей стране".

Сенатор предлагает фиксировать сведения о согласии совершеннолетнего лица на изъятие его органов или тканей для трансплантации в основных документах гражданина, перечень которых определит правительство. Такими документами могут стать паспорт, водительские права, военный билет или универсальная электронная карта.

Подобная практика позволит создать электронную базу данных потенциальных доноров, с помощью которой необходимые сведения будут доступны на всей территории России и предоставляться в кратчайшие сроки.

Беляков констатировал, что из-за сложности и длительности процедуры получения согласия у родственников потенциального донора, к которой склонны прибегать отечественные врачи, в России проводится ничтожно малое количество операций по трансплантации органов: всего 6 из 100 безнадежно больных пациентов получают необходимую помощь.

Проблема в том, отмечает РИА "Новости", что несмотря на установленную в действующем законодательстве презумпцию согласия для посмертного донорства совершеннолетних граждан, врачи по-прежнему склонны обращаться за согласием к родственникам потенциального донора. Это отнимает много времени и часто приводит к отрицательным результатам.

С другой стороны, если врачи проводят трансплантацию без разрешения родных, руководствуясь законом, то зачастую сталкиваются с последующими судебными исками родственников умершего, несогласных с проведенным изъятием органов.

И хотя закон на стороне врачей, подобный вариант развития событий является дополнительным отрицательным фактором в работе медучреждений. В результате, в России, где действует презумпция согласия, показатель летальности в листе ожидания больных, ожидающих пересадку органа, составляет почти 60%, а в США, где действует презумпция несогласия, — около 6%.

Инициативу Белякова прокомментировал журналистам замсекретаря Генсовета "Единой России", вице-спикер Госдумы Сергей Железняк. По его мнению, согласие гражданина на изъятие внутренних органов для трансплантации должно быть юридически зафиксировано."Мне кажется, что, конечно, должно быть юридически значимо и добровольно зафиксирована воля любого человека на то, чтобы в случае его смерти, те или иные его органы или ткани были использованы для спасения жизни и здоровья других людей. А в какой форме это должно быть реализовано - требует очень детального и внимательного обсуждения", - подчеркнул Железняк.

"Чем более подробно будет эта дискуссия проведена, прежде, чем будут приниматься те или иные решения, тем меньше будет вокруг них различных слухов и передергиваний", - считает политик.