Почему российские следователи отпустили депутата Гончаренко?

Одесситы утверждают, что он прямо замешан в трагедии 2 мая

02.03.2015 в 17:12, просмотров: 16436

Московская полиция не имеет претензий к депутату Верховной Рады Украины Алексею Гончаренко, который был задержан 1 марта в Москве на митинге в память об убитом Борисе Немцове. Гончаренко в ближайшее время покинет (возможно, уже покинул) территорию России. Решение российских властей отпустить Гончаренко вызвало большое разочарование у оппозиции на Украине: в Одессе его считают соучастником сожжения людей в Доме профсоюзов 2 мая.

Почему российские следователи отпустили депутата Гончаренко?
Фото: petrovka-38.ru

Официально в отношении украинского депутата был составлен протокол об административном правонарушении по ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному требованию сотрудника полиции). Однако в пресс-службе Следственного комитета сообщили: Гончаренко был также допрошен по уголовному делу о преступлениях (покушении на убийство и истязании) в отношении российского гражданина во время трагических событий в Одессе 2 мая 2014 года. Впрочем, если верить адвокату задержанного Марку Фейгину, его подзащитный давать показания по этому делу отказался.

Советник главы МВД Украины Антон Геращенко заявил: в Одессе ни один гражданин РФ не был признан потерпевшим. Однако известно, что во время трагических событий в Доме профсоюзов была убита как минимум одна гражданка России – И. Курбатова. Тело женщины, постоянно проживавшей на Украине, но имевшей российский паспорт, было найдено 3 мая в парке рядом с Домом профсоюзов со следами насильственной смерти. Однако, как сообщил ее отец, обратившийся в Генконсульство РФ в Одессе, никакие положенные по закону процессуальные и судебно-медицинские мероприятия проведены не были и причина смерти официально так и не была установлена. Видимо, украинские власти просто не были в этом заинтересованы. Поэтому среди жертв трагедии Курбатова не числится. Еще двое граждан РФ сейчас находятся в числе обвиняемых по делу о столкновениях на Греческой площади: это Евгений Мефёдов и Максим Сакауов. Мефёдов получил в Доме профсоюзов серьезные травмы: ожоги рук и верхних дыхательных путей, однако его сразу же поместили в СИЗО, не оказав никакой медицинской помощи. В отличие от Гончаренко, к нему полгода не допускали ни адвоката, ни сотрудников российского консульства.

Насколько могут быть обоснованными обвинения Гончаренко в причастности к событиям в Одессе? Во время пожара в Доме профсоюзов он находился сначала рядом со зданием, а потом вошел внутрь одним из первых, вместе с майдановскими боевиками. Еще до прихода следователей депутат Гончаренко бродил по зданию, осматривал и фотографировал трупы. Свои фотографии на фоне трупов он выложил в социальные сети. Однако после того, как поднялась волна возмущения, многие снимки он удалил. Но сохранилась фотография, где Гончаренко с мобильным телефоном в руке склонился над телом парня в полосатой футболке. На этой фотографии у парня красивые кудрявые волосы, не тронутые огнем. Позже была сделана еще одна фотография: тело перевернуто на спину, футболка задрана, лицо и волосы сожжены. Это дало основания предполагать, что тело переворачивали и сжигали уже после того, как с ним сфотографировался Гончаренко.

2 мая Гончаренко на фоне горящего здания Дома профсоюзов вышел в прямой эфир ток-шоу Савика Шустера. Там он заявил: «Мы очистили Куликово поле от сепаратистов». При этом явно одобрял происходящее и описывал события как непосредственный участник. Такие высказывания позволили ряду одесских политиков и простым жителям города обвинить Гончаренко в причастности к этим событиям и убийствам людей. Надо отметить, что в качестве депутата Гончаренко вполне мог призвать беснующуюся толпу остановиться, прекратить швырять коктейли и стрелять в горящее здание, помочь раненым, организовать эвакуацию. Ничего подобного он даже не пытался сделать. Кстати, за правильно выбранную линию поведения он получил «бонус»: с 14 августа 2014 года он является председателем Одесского областного совета.

Сын экс-мэра Одессы Алексея Костусева, к началу одесских событий Гончаренко был депутатом Одесского областного совета и главой местного предвыборного штаба Петра Порошенко. Любопытная деталь: до победы Евромайдана Гончаренко был членом «Партии регионов». Указом за подписью главы этой партии Виктора Януковича он и был в 2012 году назначен одним из делегатов Украины в ПАСЕ. Долгое время Гончаренко изображал из себя борца за права русскоязычных граждан, есть его фотографии с георгиевской ленточкой. Однако в феврале 2014 года он вышел из «Партии регионов» и примкнул к «победителям». Можно без преувеличения сказать, что Гончаренко ныне является одним из самых ненавидимых в Одессе людей.

Я встречалась в Одессе с Гончаренко вскоре после событий. «Я ни одного коктейля не кинул в Дом профсоюзов, ни одного камня не кинул в Дом профсоюзов, я ни в кого не стрелял, я помогал раненым, – говорил он. – Людей, которые оттуда выбрались, мы отдавали в милицию, в скорую помощь…

- А вы пытались как-то это остановить?

- Конечно. Я пошел к милиции, которая там стояла… когда уже этот лагерь был снесен. Я считаю, что правильно снесен, этому лагерю не место в Одессе. Если бы этого лагеря не было два месяца назад, то не было бы этой трагедии. Я пошел к милиции и сказал: надо разделить людей, начинается побоище. Они мне сказали: «У нас нет команды». Я же не командир.

- С какой целью вы зашли в Дом профсоюзов?

- Посмотреть, что там произошло. Я не трогал ни одно тело погибшего. Мы были с моим другом, фотокорреспондентом, и мы ничего там не трогали. Что значит «фотографировались с трупами»? Есть одна фотография, которую мы выложили. Мы были в ужасе от увиденного и выложили ее, чтобы показать, что это не фотошоп, что это здесь и сейчас».

В любом случае очевидно, что Гончаренко является одним из важнейших свидетелей по делу 2 мая. И получить от него показания необходимо для объективного расследования этого дела.