Похитительницу собаки-поводыря приговорили к 1,5 годам колонии

Сама она призналась, что не рассчитывала на другой приговор

23.11.2015 в 13:07, просмотров: 7679

Чудны дела твои, суд! Обвинявшаяся в мошенничестве при продаже активов Минобороны Евгения Васильева в колонии даже ни разу Новый год не отметила. При том, что ее вина была доказана. Обвинявшаяся в краже собаки-поводыря у слепой певицы Виктория Павленко, видимо, будет наряжать елку в местах не столь отдаленных и в декабре 2015-го, и в декабре 2016-го. При отсутствии явных улик судья все же счел возможным отправить женщину в колонию общего режима на полтора года. Конечно, общественность возмущалась, друзья Виктории скандировали «позор!». Увы, Фемида порой бывает не только слепа, но и глуха.

Похитительницу собаки-поводыря приговорили к 1,5 годам колонии
Виктория Павленко

На последнем слушании в Гагаринском суде адвокат Павленко Юрий Ларин просил признать свою подзащитную невиновной. И правозащитник, и группа поддержки Виктории, посещавшая каждое заседание в суде, утверждали, что в тот день возле метро «Профсоюзная», когда у слепой певицы Юлии Дьяковой пропала лабрадор-поводырь Диана, зоозащитница Павленко случайно нашла собаку. Красть ее Виктория не собиралась, а взяла за поводок, чтобы отвезти в питомник в Ступино, дабы потом найти хозяина. Сторонники Дьяковой в этом сомневаются, поскольку камеры в метро засекли зоозащитницу, когда она еще до исчезновения Дианы шла следом за незрячей женщиной и знала, кому принадлежит собака. Так или иначе, прокуратура посчитала Викторию виновной в краже собаки стоимостью более 355 тысяч рублей при отягчающих обстоятельствах (у беспомощного человека).

К слову, только правоохранители высказались о том, что Павленко следует заключить под стражу. Виновница переполоха, собака Диана, за весь процесс не проронила ни звука. А большинство граждан сочли такую меру негуманной. Начнем с того, что у женщины аденома гипофиза, ей в любой момент может понадобиться срочная медицинская помощь. Кроме того, Виктория хотела взять шефство над ребенком из психоневрологического диспансера, куда она ходила со своей собакой-терапевтом, чтобы пообщаться с детишками. Привязавшись к мальчику по имени Сережа, надеялась принять участие в его развитии и лечении. Но как это возможно, находясь под домашним арестом или в колонии?

Даже сама Дьякова просила назначить обидчице условный срок.

«Тюрьма еще никого не воспитала. Так она ожесточится, и судьба у нее пойдет наперекос. Самое идеальное для нее наказание — это исправительные работы». И с этим трудно спорить: как правило, отправлять за решетку человека — значит не воспитывать его, а морально калечить. Тем более активного человека, который стремится приносить пользу обществу. Да, Виктория в чем-то неправильно повела себя в неоднозначной истории с собакой-поводырем, но суд мог прислушаться к той же потерпевшей и дать условный срок, оштрафовать, в конце концов. Ведь собака жива-здорова, уже давно возвращена владелице, а сама похитительница не из числа закоренелых злодеек.

Сама Павленко коротко сказала, что ни на что не надеется: «В стране, где всего один процент оправдательных приговоров, трудно на что-то рассчитывать».

И она не ошиблась. Слово «виновна» у судьи уверенно прозвучало уже в начале выступления. Служитель Фемиды заявила о том, что критически относится к показаниям Павленко, так как в них есть противоречия. Например, то Виктория говорила, что якобы лабрадор припадал на лапу, то, наоборот, с ним было все в порядке.  

Конечно, личные качества похитительницы судья учла. Приобщила к делу положительную характеристику Павленко (знакомые рассказывали, как к Вике домой приносили больных собак, которых она лечила, а потом подыскивала четвероногим хозяев, причем бескорыстно).

Но за личные качества Виктории суд готов был только скостить срок, запрошенный прокуратурой, — с 2 лет на 1,5 года. Плюс штраф в размере 15 тысяч рублей. В зале суда ее взяли под стражу.

Сразу после того, как приговор был оглашен, сторонники Виктории, обращаясь к суду, стали скандировать «позор!». Потом надели на шеи косынки с надписями в поддержку зоозащитницы и дружной толпой, взяв в руки таблички «свободу Павленко», вышли возмущаться на улицу.

Тем временем адвокат Ларин намерен обжаловать приговор в Мосгорсуде. Основная претензия — суд так и не объяснил, в чем заключалась корыстная заинтересованность Виктории. Этого и правда никто в зале не понял.