Почему малышей из детдома отдают потенциальным убийцам

Опекать - так до смерти

05.02.2018 в 19:35, просмотров: 7428

Эта история взбудоражила общественность. Москвичка Наталья подозревается в избиении до смерти одного из двух малолетних мальчиков, которых она с мужем взяла под опеку полгода назад.

По мнению директора дома ребенка, пара была не совсем готова к принятию в семью ребятишек с серьезными проблемами здоровья. Однако карапузов все равно отдали супругам. Сейчас женщина (в понедельник в суде решался вопрос об ее аресте) утверждает, что у ребенка произошел нервный приступ. Хотя, скорее всего, нервы сдали у самой Натальи — она не была готова психологически к сложностям в воспитании таких малышей.

А если так, то сразу возникает вопрос: как тщательно проверяются опекуны? Нужно ли им доказывать свою психическую уравновешенность? И будут ли с учетом случившегося изменены правила оформления опекунства? На все эти вопросы попытался ответить «МК».

Почему малышей из детдома отдают потенциальным убийцам
фото: Из личного архива
Наталья полностью отрицает свою вину в гибели мальчика.

Семейная чета — Наталья (ей 32 года) и Василий (ему 36 лет), давно мечтали о наследниках. Но на протяжении длительного времени у супругов никак не получалось решить эту проблему. Врачи определяли у Натальи заболевание по «женской» части, лечили, но все было безрезультатно.

Влюбленные завели двух собак — золотистых лабрадоров-ретриверов.

— У Наташи была одна собака, — вспоминают соседи по улице Совхозной в Москве, где зарегистрирована девушка. — А потом кто-то из жильцов решил избавиться от своего пса такой же породы, и Наташа приютила животное. Получается, сначала они усыновили собаку, а потом уже детей.

Но питомцы, видимо, не спасали от одиночества. Хотя если судить по фотографиям из соцсети, супруги прекрасно проводили время — много путешествовали, прогуливались по окрестностям подмосковной Апрелевки (тут семья купила участок). Наталья занималась любимым делом — шила платья на заказ, участвовала в вещевых выставках, а Василий трудился компьютерным специалистом.

Около трех лет назад на семейном совете супруги решили взять ребенка из детдома. Подали бумаги в органы опеки района Люблино, прошли собеседование и стали ждать.

Вскоре им предложили взять двух братьев-погодков из Конаковского специализированного дома ребенка в Тверской области. Тут воспитываются дети с отклонениями в психическом и умственном развитии.

— Я хорошо помню этот случай, — рассказывает директор детдома Елена Павловна. — Такие тихие, спокойные люди. Они произвели на меня прекрасное впечатление. Два раза они приезжали и играли со своими будущими воспитанниками. Детки в это время, конечно, плакали, потому что еще не привыкли к своим будущим опекунам. Я им рассказала, что дети изъяты из семьи алкоголиков с умственными и психическими отклонениями — они же должны были понимать, на что идут. У них глаза округлились после моих слов, и они уехали — чтобы все обдумать. У кандидатов на усыновление или опекунство есть 10 суток для принятия столь важного решения. Через положенное время они вернулись и твердо заявили о своем желании взять детишек. У нас они получили все рекомендации по уходу за ребятишками, вплоть до расписания приема пищи и сна. Все документы мы выдавали под роспись.

В июне 2017 года дети переехали в Апрелевку, где незадолго до этого обосновалась пара. Через месяц счастливая Наталья выложила фото с малышами и просьбой — скинуть контакты хорошего детского невролога. Было очевидно, что женщина хотела решить проблему со здоровьем малышей.

Но, увы, похоже, нервы дали сбой у самой родительницы. В ночь на 2 февраля старшего сына (ему было 2 года 11 месяцев) забрала «скорая помощь». Медиков вызвала Наталья, сообщив, что у сына внезапный приступ. Василий был на работе в ночную смену.

Врачи подмосковной больницы зафиксировали тяжелейшие травмы — ушиб головного мозга тяжелой степени, отравление психотропными веществами (видимо, Наталья, желая успокоить карапуза, переборщила с препаратами). Малыша переправили в Центр неотложной детской хирургии и травматологии Рошаля, где он скончался через сутки.

Наталья на первом допросе выдвинула свою версию, мол, у мальчика 2 февраля случился нервный приступ, он стал биться головой о пол и острые углы. К этим словам следователи отнеслись скептически. Первый анализ травм показал, что они причинены мальчику умышленно.

— Второй ребенок, над которым также была оформлена опека, из семьи изъят. При первичном осмотре телесных повреждений на нем не обнаружено, — рассказала «МК» старший помощник руководителя ГСУ СК России по Московской области Ольга Врадий.

— Мы все в шоке. Наташа воспитывалась в благополучной семье. Отец, Вячеслав Николаевич, — строитель, мать, Любовь Николаевна, — пенсионерка. Они были рады, что дочка взяла деток из приюта. Помню, как-то летом Наташа приезжала в гости, мальчики были одеты опрятно, в одинаковых костюмчиках, — недоумевают знакомые.

Все сходятся в одном — Наталья поспешила с ответственным решением, не рассчитала силы.

Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович считает, что предстоит сделать выводы относительно того, какие законодательные инициативы могут потребоваться в дальнейшем, чтобы не допустить повторения подобных страшных историй.

— Возможно, нужны будут психологические заключения после прохождения школы приемной семьи, — рассуждает омбудсмен. — Требуется также усовершенствовать порядок передачи, сопровождения и дальнейшего контроля за детьми, которые передаются в приемные семьи. На сегодняшний день плановые проверки проводятся только по предварительной договоренности. А, возможно, нужны и внеплановые, но при этом не нарушающие нормальной жизни семьи. Речь ведь не о количестве яблок в холодильнике, а об атмосфере семьи, которую нужно уметь почувствовать. Поэтому довольно актуальным является вопрос повышения квалификации психологов, и главное — сотрудников органов опеки. На сегодняшний день в нашей стране нет базовой подготовки этих специалистов.

Кстати, соцработники, по словам Бунимовича, за полгода навещали эту семью четыре раза. Сейчас проверяется, насколько тщательно и насколько формально была проведена проверка этой семьи органами опеки Тверской области.

ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ УСЫНОВЛЕНИЕ ОТ ОПЕКУНСТВА

■ Усыновление от опекунства отличается своей целью — опека или приемная семья может предполагать воспитание ребенка до 18 лет, а усыновление подтверждается статусом сына или дочери.

■ Опекун обеспечивает потребности ребенка, полагаясь на финансовую поддержку со стороны государства (16 873 рубля в месяц на каждого ребенка), а усыновитель в этом плане действует самостоятельно.

■ Опека оформляется в отделе опеки и попечительства, а усыновление устанавливается в судебном порядке.

■ Попечительство и опека контролируются специалистами отдела опеки и попечительства до достижения 18 лет ребенком с помощью проверок условий жизни подопечных, усыновленные и удочеренные дети проверяются только в течение первых трех лет после судебного процесса.