Мутация Масленицы: как ее упразднили и возобновили в СССР

«Пришел Маленков — поели блинков!»

15.02.2018 в 15:18, просмотров: 2349

Масленичные развлечения ассоциируются у большинства с дореволюционными традициями — барышни и кавалеры на коньках, скоморохи на ярмарках и горы икры красной, икры черной и даже икры заморской, которую подавали к блинам. Однако у большинства наших современников масленичные гуляния ассоциируются с детством и школой — эпохой, которая пришлась уже на СССР! Вместе со специалистами «МК» разобрался, как в послереволюционные годы отмечали дореволюционный праздник.

Мутация Масленицы: как ее упразднили и возобновили в СССР
фото: pixabay.com

В 1918 году нашим предкам было совсем не до празднования Масленицы: продовольственный кризис, сопровождавший Первую Мировую, революцию, а потом и гражданскую войну привёл к тому, что традиционные атрибуты Масленицы — мука для блинов, начинки вроде сметаны и даже сливочного масла, водка ввиду «сухого закона» — оказались абсолютно недоступны. Не терявшие чувства юмора господа даже составили для журнала «Будильник» особый словарик, куда угодили любимые некогда масленичные лакомства:

«Блин — очень вкусное произведение русской кухни. Делался из муки, молока и воды. Имел форму круга. Сметана — и такое бывало... Беленькая, сладенькая, возьмешь ея ложку полную да на блин. А блин в рот, а за блином водочку, а за водочкой... Нет, не терзайте! Икра — (стоила черная 5 руб., красная 80 коп.). Служила специально для того, чтобы на совесть смазать ею румяненький горячий блин, и в рот!», – так шутили еще зимой 1917 года. После революции Масленица оказалась не только недоступной материально, но и идеологически неверной.

Поэтому только вспоминать оставалось о том, что описывали в своей книге «Повседневная жизнь Москвы» историки Владимир Руга и Андрей Кокорев, опиравшиеся в исследования дореволюционной прессы:

«Переполненные вагоны трамваев подвозят все новые и новые «партии» масленично настроенной публики. Шум, гам, свист. Специфическое «галдение» подгулявшей толпы. На первом плане, конечно, карусели. Гармонисты залихватски ожаривают марши. А деревянные кони с испуганно-выпученными глазами неутомимо скачут, растопырив сразу все свои четыре деревянные ноги. Очень много «амазонок», предпочитающих «кавалерийское» седло более или менее удобному месту в коляске. Пожинает лавры успеха «народный театр», – так гуляла московская Масленица в 1911 году.

Вплоть до окончания Великой Отечественной войны о Масленице в Москве толком не вспоминали — сперва веселый праздник с блинами был признан загнивающим наследием буржуазного слоя, а потом он оказался не у дел на фоне обрушившихся на страну трудностей. Вернулись к традиции проводить февральскую неделю с блинчиками и играми только в 1960-х годах. Как рассказал «МК» москвовед, историк Александр Васькин, из-за идеологической подоплёки праздник вернулся, но без своего названия.

- Само слово «Масленица» официально не употреблялось, праздник называли «Проводы русской зимы». Он проходил на воздухе, в выходной день в парках или в скверах. На улице можно было купить блины с вареньем, со сгущенкой или с маслом, чай, выносили самовар, обязательно катали на тройках, можно было скатиться с ледяной горы, поиграть в снежном городке.

Очень интересные были соревнования: например, стояли гладкие столбы, на которые нужно было залезть — а наверху висел приз, допустим, валенки. Мужчины охотно участвовали. Конечно, играла музыка, репродукторы работали на полную мощность. Были массовики-затейники, которые развлекали народ. Жгли костры, через которые можно было прыгать, а иногда сжигали и традиционное чучело Масленицы.

– И дореволюционное происхождение праздника никого не смущало?

- Здесь чуть сложнее. Ведь Масленица — это, строго говоря, совсем не христианский праздник, а наоборот, языческий. Поэтому в 1960-е годы его вполне можно было вернуть. Вспоминаем: как раз примерно в эти годы популярность приобрели фольклорные коллективы, стало модно распевать русские песни. То есть стала возвращаться русская народная культура, от нее перестали открещиваться. Ну а фантазия у всех работала по-разному, кто-то и балалайку вспомнил.

Но, кстати, традиция праздновать Масленицу как положено — сначала Узкую, потом Широкую, а всего гулять неделю — не вернулась. Праздновали только один день, в выходные. Зато, кстати, вот традиция целоваться в Прощёное воскресенье не была совсем уж забыта, даже если не все помнили о её смысле. Тогда же стало модно целоваться: вон, Леонид Ильич Брежнев целовался с политическими лидерами вовсю.

– Но ведь в ответ на «Прости меня» в воскресенье принято отвечать «Бог простит». Как это допустимо в СССР?

- В 1960-е годы на религию начинают смотреть сквозь пальцы. Многие крестят своих детей, это отчасти уже даже принято повсеместно, даже среди членов партии. То есть в стране уже параллельно сосуществовали атеизм и разговоры о боге, агрессия ушла в прошлое. Поэтому и вернулась Масленица, которую, кстати, отмечали также и в школах и в зимних лагерях. Это было культурно-массовое мероприятие: дети приносили блины, которые напекла бабушка, устраивали ярмарки в пользу чего-нибудь... Опять же — проводы русской зимы. Кстати, вспомним, что никто не переносил праздники, которые выпадали на выходные дни, и получалась такая форма поощрения трудящихся. Некоторые предприятия даже специально вывозили своих сотрудников на выходные в дом отдыха, отмечать эти «проводы».

– До 1960-х о Масленице забывали совсем напрочь?

- Если говорить о первых послереволюционных советских годах, то там в штыки воспринималось любое напоминание о прошлой, хоть как-то связанное с верой. Вспомним, что и ёлку запретили в какой-то момент — в ней видели и пошлость, и отсылку к Вифлеемской звезде. Потом вернули, в 1930-х годах, но уже с красной звездой, советской. А до того ведь придумали даже праздник «Красная пасха». Я думаю, что война, тяжелые испытания, повлияли на то, что люди медленно вернулись к вере.

– Вспомним о гастрономических изысках. У многих блины ассоциируются с икрой, особенно на Масленицу, но реально ли это было в СССР?

- Начинки для блинчиков были преимущественно дешевые. Масло, сметана, варенье, сгущёнка, которую иногда сами варили. Ещё мёд, который в СССР почему-то не пользовался спросом, часто трехлитровая банка стояла по несколько лет, если её из деревни прислали. А с блинами — ради бога! Или просто масло с сахарным песком, особенно когда вырастала высокая гора блинов, и её разрезали, как торт... очень красиво, весело для детей! Например, популярные сегодня блинчики с мясом редко готовили — проблема сводилась к отсутствию мяса. Ну а что касается икры, то её давали в заказах, берегли к Новому году и мало кому пришло бы в голову подавать её к блинам на Масленицу. Ведь суть праздника отчасти — в том, что всё стоило копейки.

– В последнее время многие ностальгирующие по СССР пускают гулять по соцсетям картинку: мол, в Елисеевском гастрономе лежат тазы красной и черной икры, и народ вовсю берёт...

- Это действительно было, но очень короткий промежуток времени. В конце 1950-х годов. Было несколько лет, когда реально люди наелись. Это была политики Маленкова, который два года был председателем Совета Министров, и тогда появилась пословица: «Пришёл Маленков — поели блинков!». Кстати, очень масленичная! Тогда да, действительно стояли бочки с икрой, продавались крабы, разнообразные колбасы... Но это быстро кончилось, когда началась активная космическая программа, и деньги ушли туда. И с тех пор икры в бочках не появлялось в наших магазинах даже на Масленицу.