Новые «грехи» Цымбалюк-Романовской: кормила Джигарханяна таблетками

Об этом рассказали приближенные народного артиста

Семейная драма именитого режиссера Армена Джигарханяна, похоже, перерастает в криминальный триллер. Бывший представитель Виталины Цымбалюк-Романовской Элина Мазур, домработница режиссера и его друзья во вторник, 4 сентября, в мировом участке №310, где рассматривается уголовное дело о нарушении неприкосновенности частной жизни, дали свои показания. Они заявили, что у Виталины были не только корыстные планы завладеть всем имуществом блистательного мужа, но и сделать так, чтобы он не дожил до судебного заседания.

Об этом рассказали приближенные народного артиста

Первой у храма Фемиды появилась свидетель Элина Мазур, некогда представлявшая интересы экс-жены Джигарханяна. Откинув прядь длинных волос, женщина заявила, что намерена предоставить скандальные документы. Вскоре показалась и Виталина. На этот раз блондинка выбрала эффектное маленькое черное платье, которое, к слову, ей очень шло.

— Я ничего не знаю, потому что ни в чем не виновата. Все комментарии у моих адвокатов, — печально заявила женщина и уверенно проследовала в здание мирового участка.

Заседание было решено провести в закрытом режиме. Всех журналистов и четверых свидетелей попросили удалиться и ожидать в коридоре.

— Как я могла повестись? Как я могла так обмануться? — сокрушалась бывший законный представитель Виталины в неформальной беседе с участниками процесса.

— Не вы одна, — успокаивал женщину друг семьи Артур Согомонян. — Когда все началось, я даже пытался помирить их. Только когда узнал подробности, понял, кто такая эта Виталина.

По некоторым данным, громкий разрыв отношений и, по сути, детективная история началась с банальной ситуации — Виталина три дня и три ночи не появлялась дома. Как стало известно «МК», Армен Джигарханян очень сильно по-мужски переживал эту ситуацию и простить жене неподобающее поведение не смог. В таком смятении близкие люди не видели режиссера давно. Тогда Армен Борисович решил разорвать с Виталиной все отношения.

Тем временем, как рассказали «МК» знакомые с ситуацией люди, в театре находили сильнодействующие таблетки феназепам и коробки с ампулами галоперидола.

— Виталина делала все, чтобы огородить Армена Борисовича от людей, чтобы никто не мог заметить явных изменений в его поведении. А оно сильно менялось, и не в лучшую сторону после такого «лечения», — рассказала «МК» домработница режиссера, добавив, что Джигарханян становился замкнутым и неестественно спокойным.

Похоже, режиссер догадывался, что от терапии ему только хуже, порой отказывался уезжать из театра домой, заявляя, что не хочет жить не в своем доме.

— Помню, как он мне сказал: срочно вызывай полицию. Я в таком шоке была! Не знала, что делать, — пояснила домработница, невольно оказавшаяся свидетелем очередной семейной ссоры.

По словам Элины Мазур, отношение к Виталине у нее радикально изменилось, когда она случайно узнала, что подписи на многих имущественных и финансовых документах подделанные.

Допрос свидетелей продлился несколько часов. Иногда из-за закрытой двери доносились разговоры на повышенных тонах и даже крики. В какой-то момент помощница судьи вышла из зала и через некоторое время вернулась со стаканом воды.

Читайте материал: "В деле Джигарханяна и его бывшей жены возникли новые обвинения"

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27775 от 5 сентября 2018

Заголовок в газете: К грехам Виталины Цымбалюк-Романовской добавилось отсутствие дома по ночам