Искалеченный в Чечне генерал-полковник Анатолий Романов продолжает бороться за жизнь

Вера, надежда, любовь и Лариса

26.09.2018 в 19:18, просмотров: 193733

Герою России, генерал-полковнику Анатолию Романову 27 сентября исполняется 70 лет. В 1995 году он, будучи командующим Объединенной группировкой федеральных войск в Чечне, начал переговорный процесс по разоружению незаконных формирований. Серьезно рискуя, он, безоружный, приезжал в горные селения и на понятном старейшинам языке, языке самой жизни, объяснял, что нужно сделать, чтобы в республике закончилась братоубийственная война. И был услышан и поддержан. Как уверены многие, он довел бы начатое до успеха еще тогда, что позволило бы избежать многих и многих человеческих трагедий. Но для тех, кто готовил Чечне судьбу, отдельную от России, безоружный военный, обезоруживающий республику шаг за шагом, стал как кость в горле...

Сегодня генерал, чудом выживший в результате покушения, продолжает бороться за жизнь.

Искалеченный в Чечне генерал-полковник Анатолий Романов продолжает бороться за жизнь
Романов во время службы в Чеченской Республике.

— Это высокоодаренный военный интеллигент с особым, убедительного склада характером, умеющий четко, вдумчиво и качественно предполагать, планировать и отстаивать свою точку зрения, что крайне редко встречается в предбоевой и боевой обстановке, — рассказывает о герое Роман Насонов, выпускник Саратовского высшего военно-командного училища, где во время его учебы майор Романов был командиром батальона. — А у Романова это получалось. Отсюда — огромная привязанность и уважение к нему, в том числе всех его подчиненных.

Рассказывая о чеченском отрезке службы генерала, Насонов вспоминает:

— В ситуации, когда кто-то требовал большей, формально скажем, результативности, даже, может, большей агрессивности, Романов самостоятельно принял решение действовать, что называется, минимальной кровью. В этом решении был его личный риск как человека, который готов без оружия, и даже без всякого словесного бряцания им, идти на переговоры с врагами и тем самым их обезоруживать. Он приходил в населенные пункты, где со старейшинами очень уважительно и доброжелательно обсуждал необходимость разоружения. Делал это грамотно — предлагал рассмотреть ситуацию так, что оружие в любом случае начнет стрелять, поэтому от него надо избавляться. Он говорил: надо, чтобы вы сами убрали из села тех людей, которые здесь не живут, они вам ничего хорошего не принесут. И у него стало получаться — шаг за шагом он приводил все к определенному порядку. И начиная с апреля по август 1995 года он, по сути, действуя впереди войск, достиг того, что наша группировка почти бескровно дошла до предгорий. Но те люди, которые были недовольны таким поворотом, стали бояться его огромного влияния...

Мощный взрыв прозвучал 6 октября 1995 года на площади Минутка, когда Романов ехал на встречу с Хасбулатовым, предложившим себя в качестве посредника между федералами и сепаратистами для урегулирования конфликта. Радиоуправляемый фугас заложили под машину генерала, ее разметало в ошметки. В то, что сам Романов после такого выживет, никто даже не верил — его и опознали-то только благодаря уникальной портупее. Но военные врачи сделали и делают до сих пор все возможное. Тогда — чтобы спасти его жизнь. Сегодня — чтобы поддерживать ее в стабильно удовлетворительном состоянии.

Анатолий Александрович так и не научился после тяжелейшего ранения заново разговаривать, но, по мнению его супруги Ларисы Васильевны, которая все эти годы всегда рядом с мужем, достигнуто очень многое. После трагедии Романов был, казалось бы, в безнадежном состоянии — глаза, руки, голова не двигались совсем, эмоций — ноль. Жена по совету врачей предпринимала все, чтобы пробудить его сознание.

Много экспериментировали, ведь было непонятно, какие органы — обоняния, зрения или слуха — оживут в первую очередь. Лариса Васильевна готовила в палате ароматный кофе, развешивала семейные фотографии и картины с изображением родных для мужа мест, включала аудиокниги его любимых писателей. Достучаться до памяти, души Анатолия Александровича удалось классической музыке. Она и дала толчок к восстановлению. Сегодня Романов может двигаться, у него неплохо работает одна рука, он хорошо понимает происходящее и даже немного «скандалит» с супругой — не стесняется показывать свое настроение.

— Мы обычно гуляем с ним каждый день, — рассказывает Лариса Васильевна. — А тут погода испортилась, я пришла к нему, а он сидит, насупившийся, расстроенный похолоданием, совсем не хочет, чтобы я его вывозила на улицу.

По словам Романовой, мужем необходимо заниматься дальше, это даст результат. Только вот медицина, судя по всему, в этом случае пока мало чем может помочь. Очень уж неординарный случай.

— У него так и осталось внутри множество осколков. Сколько их, где именно они засели, мы не знаем, даже томограф ему противопоказан, — рассказывает супруга.

Но если бы и узнали, оперировать в таком возрасте крайне рискованно. Лечащие врачи действуют по принципу «не навреди» — не применяют никаких непроверенных методик с непонятным прогнозом. Анатолий Александрович не подопытный, нужна стопроцентная уверенность в эффективности каждого шага. Да и пока эффективных методик, к сожалению, во всем мире не найти — Романов относится к немногочисленной категории больных, выживших и продолжающих жить при столь разрушительном воздействии взрывной волны. Видимо, за рубежом считается, что заниматься такими пациентами нецелесообразно, очень дорого.

— Вот если бы он мог рассказать, что его беспокоит больше всего, — мечтает Лариса Васильевна. — Тогда можно было бы понять, куда нам дальше двигаться, как сделать, чтобы ему было лучше.

При этом, по словам Романовой, родные и врачи не опускают руки.

— Мы постоянно следим за всем, что появляется в этой области, — говорит супруга. — И вот появилась надежда. Молодые российские ученые предложили сделать специально для нас высокотехнологичное устройство для общения с мужем. Они инициативные, талантливые, им только нужна поддержка...

Анатолий Романов после покушения 23 года прикован к постели.

Если в двух словах, то это приспособление, при помощи которого Анатолий Александрович мог бы глазами посылать сигналы на специальную нейрочувствительную клавиатуру. Слова появлялись бы на мониторе, и таким образом супруги могли бы общаться.

— Что бы вы хотели услышать от мужа в первую очередь? — спрашиваю.

— Пока об этом я только могу мечтать, — отвечает Романова, — но Толик мог бы сказать, что, например, у него рука болит или голова...

О словах благодарности, о признании мужем ее женского подвига Лариса Васильевна даже и не думала.

— Что здесь такого героического? Вы бы как поступили, если бы такое случилось с вашим близким человеком? Разве бросили бы? Мы 47 лет прожили вместе, он мой муж, а я его жена, — отрезает такое направление беседы Романова.

Роман Насонов, ученик генерала:

— В день его рождения главком Росгвардии подарит ему одну из самых совершенных инвалидных колясок — со всеми мыслимыми вариантами страховки, с возможностью максимально комфортно в ней расположиться. Коляска позволит существенно облегчить его прогулки. Это очень важный для Анатолия Александровича подарок, его выбирала сама супруга генерала. У Романова уже есть подаренная ему кровать со специальной конструкцией, она позволяет избежать пролежней. Все, какие есть, потребности у этого человека обеспечиваются, все возникающие у него проблемы решаются.

— Совершенно недопустимо, чтобы герои, как Романов, забывались. Что делается в Росгвардии для того, чтобы его пример всегда был на виду?

— Многое делается. В частности, в нарушение существующих правил в Саратове в прошлом году была установлена скульптурная композиция, посвященная Анатолию Романову. Можно сказать, что его прижизненно увековечили. Командование Росгвардии также приняло крайне индивидуальное решение о ежегодном проведении в день рождения героя финальных боев войск Росгвардии по самбо и боевому самбо. В этом году в день его 70-летия будет проведен и конкурс профессионального мастерства. Призы победителям будет вручать от его имени Лариса Васильевна.

Читайте в продолжение темы: "Сердюков призывал выгнать из госпиталя искалеченного в Чечне генерала Романова"