От хамства до изнасилований: чем опасно российское такси

Эксперты-транспортники подают в Госдуму предложения по обеспечению безопасности пассажиров

27.09.2018 в 18:52, просмотров: 8390

Поездка в такси — это всегда лототрон. Или лохотрон, если быть до конца честными. И львиную долю претензий обычно предъявляют к водителям-гастарбайтерам. Дело не в отсутствии толерантности — иностранцы водят не хуже, чем россияне. Просто за свое не всегда корректное поведение как на дороге, так и с пассажирами гастарбайтеры не несут ответственности. От слова «совсем». Через несколько дней эксперты внесут в Госдуму предложения по обеспечению безопасности пассажиров такси. Но не превратится ли законопроект в очередную фикцию?

От хамства до изнасилований: чем опасно российское такси
фото: Геннадий Черкасов

Служба такси у нас все еще не стала ни цивилизованной, ни доступной — во всяком случае, для большинства. Водители не чувствуют ответственности. В отсутствие закона можно, как они считают, и ответить хамством на хамство, и обматерить, и вступить в половой контакт с понравившейся клиенткой. Криминальная хроника гласит, что количество изнасилований со стороны в том числе легальных таксистов зашкаливает. Это подтверждает Елена Гращенкова, когда-то сама пострадавшая во время поездки в «моторе»: «Чаще всего иностранцы совершают преступления интимного характера». Елена говорит, что изнасилований могло бы стать гораздо меньше, если бы девчонки не стеснялись давать показания на водителей. Но уговорить их практически невозможно — позор на всю жизнь. А иностранец, обесчестив пассажирку, сбегает в свою страну — и вот он уже не при делах. Уголовную ответственность не несет. А насчет моральной... Возможно, кое-кто даже думает, что осчастливил пассажирку.

Эксперты провели опрос среди москвичей: насколько для них важно, является ли водитель гастарбайтером. Негатива в отношении приезжих, в частности к национальности автомобилиста, социологи не получили. Но есть большое опасение к качеству вождения и к гарантии оказания помощи в случае дорожно-транспортного происшествия. И в законе пока еще нет истолкования этой проблемы, о чем гастарбайтеры хорошо осведомлены. Нередко водитель, работая, условно говоря, в Москве и попав в аварию, бросает поврежденную машину и переезжает (опять же условно) в Нижний Новгород. Там он продолжает работать на другом автомобиле, причем абсолютно законно. Каждый регион ведет отдельный реестр. Электронной базы нет. Даже если гаишник остановит машину с желтыми номерами, он не может проверить, имеет ли разрешение на перевозку пассажиров водитель.

А теперь — прочь толерантность. Именно из-за гастарбайтеров, по данным Общероссийского объединения пассажиров, общественных организаций при Министерстве транспорта России и автошкол страны, происходят дорожно-транспортные происшествия. Именно из-за людей, приехавших подзаработать к нам, институт такси становится в глазах москвичей нецивилизованным. По статистике, 60% водителей машин, окрашенных в желтый цвет, являются нелегалами (в свое время власти, между прочим, обещали, что такая краска даст гарантию безопасности). 90% водителей замешаны в серьезных нарушениях, 70% скрываются с места происшествия. Цифры чудовищные, и поверить в них, кажется, невозможно. Однако ошибки, к сожалению, нет.

В рамках законопроекта, который находится в Госдуме, специалисты предлагают сделать лицензирование каждого водителя (сейчас разрешение выдается только на автомобиль). Это важно, чтобы понимать: нарушитель, попав в дальнейшем в серьезную аварию или уклонившись от ответственности от выплаты компенсаций пассажирам, не сможет работать — он попадет в «черный» список. Но подобное возможно только тогда, когда водитель получит электронную карточку через портал госуслуг, где будет фиксироваться множество параметров, начиная от количества правонарушений и заканчивая психологической устойчивостью. Последняя для водителя очень важна. Об этом знают многие горожане, поскольку большинство из нас (и даже самые заядлые автомобилисты) нет-нет, да и оказываются пассажирами такси. Если водитель психологически устойчив, ему выдадут электронную карточку, которую занесут в федеральный реестр. Согласитесь, приятно сесть в машину с официально «утвержденным» адекватным водителем, чего сейчас сделать невозможно.

Немалое количество пассажиров жалуются на слишком нервных водителей, которые негативно реагируют на слова, начинают угрожать, а то и откровенно пристают (к симпатичным и разговорчивым девушкам в особенности). Зафиксированы случаи, когда таксисты увозили пассажирок в лес, требуя интимной близости, а иногда и добиваясь ее. Конечно, в подобных случаях заводятся уголовные дела, но даже если они рассматриваются в пользу клиентов с выплатой компенсаций, согласитесь, вряд ли эти самые компенсации радуют пострадавших.

Пассажиру стоит помнить: он имеет право понервничать и даже поистерить (разумеется, без применения физической силы), а вот водитель — ни в коем случае. Улыбка, анекдот, веселая история из жизни поможет угомонить даже самого раздраженного человека. Не можете совладать с клиентом — идите в другую сферу деятельности. Водить машину может если не любой, то почти любой человек. А вот грамотно вести себя с пассажирами — далеко не любой.

Председатель общественного нелегального движения «Стоп-нелегал» Евгений Грэк утверждает, что никакой контрольной деятельности за услугами такси сейчас не производится. Еще раз: нет специализированного органа федеральной службы, который системно выявлял бы нелегалов. Нет и ведомства, которое отвечало бы за безопасность вождения и обеспечивало бы пассажирам, попавшим в аварию, компенсацию.

...Оформляя заявку на такси, многие люди чувствуют себя неуверенно. Исключение — машина бизнес-класса. Водители лишнего слова не скажут и довезут со всей возможной аккуратностью. Но, простите, порой дешевле добраться до места назначения на вертолете.

Однако заплатить за полет на вертолете могут лишь единицы. Остальные люди вынуждены вызывать обычное такси. И если вы едете в одиночку (особенно девушки), или же ночью, или же в аэропорт — будьте готовы к приключениям. Вы — ничем и никем не защищены. Даже законом. Которого нет. Принятия которого мы ждем уже 7 лет. Дождемся ли? А если и дождемся, многое ли изменится?..

Читайте материал: "Таксиста, изнасиловавшего спящую москвичку, задержали в «Домодедово» при попытке сбежать"