«Бил в область тела»: как адвокаты Мамаева и Кокорина мучили пострадавшего

Но поймать его на слове им не удалось

11.04.2019 в 18:42, просмотров: 4093

В Пресненском суде после длительного перерыва, вызванного ложным сообщением о минировании здания, продолжился допрос Виталия Соловчука. По версии следствия, водитель телеведущей Ольги Ушаковой был зверски избит возле гостиницы «Пекин» футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым, а также их друзьями Александром Протасовицким и Кириллом Кокориным.

«Бил в область тела»: как адвокаты Мамаева и Кокорина мучили пострадавшего

Допрос продолжил адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик.

- Как вы время проводили, пока ждали телеведущую?

- С телефоном в руках.

- А вы принудительно включали регистратор, когда девушка подсела в салон?

- У него даже функции такой нет - выключить вручную.

- А регистратор когда изъяли?

- Без меня изъяли. Я не знаю.

- Вы на машине не ездили с того момента?

- Нет... Я понимаю, к чему вы клоните. Якобы я удалил какие-то записи. Но есть заключения экспертов - никакие файлы не удалялись, - ответил Соловчук.

Знаете, там такая расплывчатая формулировка..., - осторожно заметил Барик.

Чувствовалось, что адвокат старательно пытается оттенить роль своего подзащитного в избиении.

- Вы говорили, что оттолкнул руку Кирилла. Я, например, вижу другое... Но опустим. До этого момента Кирилл воздействовал на вас? Не хочу говорить «применял свою силищу»... Не хочу смешить людей.

- Нет.

- Скажите, у вас ранее перелом носа был?

- Как выяснилось, да.

- У вас низкий болевой порог? Почему вы не знали о травме?

- Это, возможно, было в детстве.

- Теперь объективно ответьте, пожалуйста. Просто не хочу, чтобы Кирилл получил больше, чем надо. Не обижайтесь. Есть вероятность, что именно ваши действия спровоцировали то, что конфликт из словесного перерос в физический?

-Все равно все бы произошло. Молодые люди были очень агрессивно настроены...

Затем адвокат снова извинились спросил, какой вес в октябре был у потерпевшего.

- Около 108 кг.

- От Кирилла угрозу чувствуете?

- От одного него нет.

-Когда вы бежали, как вы думаете, почему за вами не побежал Александр Кокорин? - спросила адвокат Стукалова.

- Не знаю.

- Вам не кажется, что он старался сдержать конфликт? Сдерживал Павла?

- Может.

- Когда вы упали, вы чётко видели, кто, куда вас бьёт? - спросила Стукалова.

- Да. Потому что я ещё видел лица.

Татьяну Прилипко, адвоката Александра Протасовицкого, очень заинтересовала бутылка, которую разбили о «Мерседес» телеведущей.

- Вы летящий из их рук предмет видели?

- Нет.

- С чего вы взяли, что он из их рук вылетел?

- Кроме них никого не было.

- Почему вы решили, что те трое идут на вас и ещё агрессивно?

- Когда я спросил, кто это сделал, Кокорин сказал, что это сделал он.

- Почему девушка, с которой вы были супергалантны, сказал, что вы обидели молодых людей?

- Потому что она была пьяна.

- И поэтому оговорила?

- Я не знаю..

- В чем выразилась агрессия моего подзащитного Протасовицкого.

- Если человек не пытается пресечь своих товарищей, как минимуму, он пассивен...

- А пассивность - признак агрессии?

- Ну, он кричал. Когда на меня кричат, я расцениваю это, как агрессию.

- Вы упали с ног. Почему?

Потому что Мамаев сбил меня с ног.

Допрос стал настолько агрессивным, что за Соловчука вступилась прокурор.

-Ваша честь, допрос доходит до абсурда. Оказывается давление на потерпевшего...

На помощь пришла судья и уже сама задаёт вопросы:

- Протасовицкий вас бил?

- Бил.

- Куда?

- В область тела.

Адвокат Прилипко попросила уточнить:

- У вас область тела очень большая.

Соловчук, похоже, порядком устал:

Поймите, когда у вас сломан нос, обильное кровотечение. Вы не помните, кто вас бил, кто обнимается...

Затем к допросу приступил адвокат Бушманов. Отвечая на его вопросы, Соловчук объяснил, что не интересуется футболом, а футболистов узнал по «видео из Монте-Карло». Видимо, речь шла о скандальном видео с распитием шампанского, в котором засветились Павел Мамаев и Александр Кокорин. Кроме того, сами участники драки называли себя «Мамай» и «Кокорин».

Юрист перешёл к щекотливому вопросу денежных компенсаций.

- Мамаев не отрицает, что нанёс вам вред. Он же извинения вас принёс?

- Ну да, принёс.

- И также выражал желание компенсировать моральный вред... Вы какой сделали для себя вывод, он раскаиваться?

- Сложно сказать. Мне кажется, что человек понимает, что сделал.

- Следователь уведомлял вас об открытии счета и переводе денежной суммы?

- Да.

- Вы готовы принять эти деньги?

- Ни тогда, ни сейчас не готов сказать, потому что лечение не закончено.

- Вы какие траты понесли?

- Что-то около 400 тысяч...

- Если помните, там на счету было 500 тысяч...Вы можете их принять...

- Я ещё не определился.

- А когда определитесь?

Потерпевший замялся. В итоге было решено, что Соловчук определится с компенсаций до вынесения приговора.

- Наверное, с суммой на морального вреда не можете определиться? - очень аккуратно спросил адвокат.

- Да.

- А с чем связано, можете пояснить?

- Не могу... Потому что у меня кости носа срослись в восьми направлениях.

- Это связано с тем, что вам некачественно были оказаны медицинские услуги?

Это связано с тем что нос был раздроблен...

Тем временем в зале стало совсем жарко. Павел Мамаев попросил открыть окно (просьбу удовлетворили). А адвокат Соловчука попросил молодому человеку из группы поддержки футболистов перестать издавать странные звуки.

Вы всегда себя так ведете? Не мешайте, иначе я попрошу вас вывести из зала.

Зритель действительно периодически то смеялся, то похрюкивал.

Кирилл Кокорин попытался задать свои вопросы сидя, но судья попросила его встать. Впрочем, и стоя брат известного футболиста не смог ничего выяснить. Его вопросы касались содержания записи видеорегистратора, и прокурор прервал обвиняемого, пояснив, что видео еще не смотрели. Адвокат Стукалова уточнила вопрос, поинтересовавшись, почему регистратор не зафиксировал переговоры Соловчука и пьяной дамы. Таким образом стало понятно, к чему клонят защитники. По их мнению, если регистратор был в рабочем состоянии, он должен был зафиксировать происходившее в салоне. Если же этого не произошло, судье придется поверить на слово либо Соловчуку, либо футболистам. Обвиняемые утверждают, что водитель сам спровоцировал агрессию, назвав их «петухами». Соловчук отрицает это.

Что вы поняли и за что вы извинились, - буквально вскочил с места Кокорин-старший.

Вы рассказали об этом сегодня.

Я не знаю, за что я извинился. Это было сказано, чтобы снизить атаку и уехать. Я понял, что люди поступают так как им хочется без причин.

Читайте также: «Нос сломал Мамаев»: первая жертва футболистов дала показания в суде»

Кокорин и Мамаев: новости о драке футболистов. Хроника событий