История жизни и любви слепого музыканта: «Муж не был мне обузой»

Алексей Черемуш: «Дети, когда росли, не догадывались, что их папа слепой»

28.07.2019 в 14:38, просмотров: 3648

Он известный музыкант, аранжировщик, звукооператор, лауреат и победитель многочисленных джазовых фестивалей и гитарных конкурсов. Имеет свою студию звукозаписи, на которой записываются многие наши знаменитости. У него трое детей — уже взрослые дочь и сын от первого брака, а с нынешней молодой женой они воспитывают семилетнего сына. Он — Алексей Черемуш. И он — тотально слепой.

Сам Алексей говорит: «Иные с руками и ногами, с глазами, а какие-то инфантильные, ничего не могут, ничего не хотят».

Между тем люди с ограниченными возможностями порой проживают более полнокровную жизнь, чем здоровые.

История жизни и любви слепого музыканта: «Муж не был мне обузой»
Кадр из видео.

Родился здоровым ребенком со стопроцентным зрением

Существующие сегодня программы в смартфонах значительно облегчили жизнь незрячих людей. Во время нашей беседы из смартфона Алексея постоянно раздавались озвученные сообщения из многочисленных мессенджеров и «голоса» свежих новостей из Интернета. А еще у него наручные часы с экранным диктором. Он самостоятельно и очень быстро пишет эсэмэски и отвечает на электронные письма. 20 лет назад о таких чудесах техники люди с потерей зрения могли только мечтать.

— Это журналисты отчасти виноваты, что общество считает слепых людей слабыми, беспомощными. Пишут слезливые истории, — начал нашу беседу Алексей Черемуш. — А вы знаете, какие из слепых девушек получаются прекрасные жены и хозяйки? Да они шустрей обращаются с бытовой техникой, чем зрячие! Чего они только не делают: и торты пекут, и разные кулинарные шедевры готовят, и детей воспитывают, и все, что нужно.

Алексей Черемуш — человек несгибаемой воли, который сам кипит энергией и заражает ею всех вокруг.

Он родился в Москве в многодетной семье молдавских цыган. Родился здоровым ребенком со стопроцентным зрением. То, что произошло с ним в четыре года, истинная трагедия для его родителей. У мальчика слезились на солнце глаза, и его положили на обследование в московскую детскую глазную больницу. 27-летняя врач клиники, защищая кандидатскую, без подписанного согласия родителей и без их ведома осуществила хирургическое вмешательство, «эксперимент», как говорит сам Алексей. После операции у ребенка пошло осложнение на второй глаз, и зрение стало стремительно ухудшаться. «Может, решили, что раз цыгане, то можно поэкспериментировать. После операции, когда я еще был в больнице, играющие дети попали мне мячом в прооперированный глаз, и это еще больше усугубило ситуацию…» — рассказывает Алексей. Мальчика отправили на реабилитацию за тысячу километров от Москвы — в Уфу. Он прожил вдали от родителей два года, с 4 до 6 лет. Детские воспоминания этого периода не из приятных:

— Я помню нянечек, которые среди ночи приходили к нам в спальню, резко будили и гнали детей в туалет сильными тычками в спину, такими, что аж дыхание перехватывало, — делится Алексей. — К москвичам было отношение не очень, посылки и подарки родителей до меня не доходили. Потом я узнал, что, например, транзисторным приемником, который мне прислали родители, пользовались воспитатели...

До десяти лет у него еще сохранялось светоощущение. Впоследствии и его не стало.

фото: Из личного архива
C первой женой Натальей и детьми Варварой и Рамиром.

«Музыка меня спасает и помогает жить»

Отец Алексея был любителем-музыкантом и мечтал, чтобы музыка стала профессией сына. В 6 лет мальчика отдали заниматься в кружок по классу аккордеона.

— Несколько лет там прозанимался, и меня выгнали, потому что я не выполнял домашних заданий по программе: уже тогда я хотел играть ту музыку, которую было принято слушать в нашей семье: цыганский фольклор, этнические мелодии, джаз... Уже потом, в осознанном возрасте, я взял в руки гитару, самостоятельно нашел музыкальную школу им. Ю.А. Шапорина и благополучно закончил за три года пятилетний курс по классической гитаре.

А в 1992 году Алексей окончил эстрадно-джазовое отделение училища им. Гнесиных по классу электрогитары. Поступить туда даже зрячему было непросто.

— В тот год конкурс был огромный, приехало поступать 100 человек на 4 места по классу гитары, — рассказывает музыкант. — Комиссия сначала не хотела меня принимать — да, парень талантливый, говорили они, но как учить незрячего? Но наш прославленный джазовый композитор и пианист Анатолий Кролл, который был председателем комиссии, настоял, чтобы меня взяли, я ему очень благодарен за это.

Уже к 24 годам Алексей обзавелся собственной студией звукозаписи с самым современным на тот день оборудованием, став первым пользователем и тестером цифровой техники. Дальше — больше: освоил навыки звукорежиссера, аранжировщика и музыканта мультиинструменталиста.

Сейчас Черемуш все так же занимается музыкой и околомузыкальным бизнесом. С 2006 года руководит музыкально-эстрадно-реабилитационным центром при Московской организации Всероссийского общества слепых. Его коллектив — на полной самоокупаемости: музыканты дают концерты, а незрячие органисты сопровождают ритуалы прощания. Приходится нелегко, существует огромная конкуренция с коллегами по цеху — зрячими музыкантами. У Черемуша есть три детища, которыми он гордится, — это студия звукозаписи Merc Records, первое в России интернет-радио для незрячих РАНСиС (Российская ассоциация незрячих студентов и специалистов) и первый цыганский интернет-портал радио и телевидения Gipsy Voice («Цыганский голос»).

«Музыка — всё для меня, она и спасает, и помогает жить», — говорит Алексей, исполняя для меня в своей студии на электрогитаре джазовые композиции.

фото: Ирина Бричкалевич

«У меня поклонницы, а жена относилась к этому с ревностью»

— С первой супругой Натальей я познакомился так, как это в фильмах бывает. Мы оба были совсем юными, Наталья пришла к нам в интернат еще студенткой, подрабатывать воспитателем, а я учился в старших классах. Мне было 17, а ей — 18. Когда в интернате появлялись новые люди, мы обычно знакомились с ними. Она как-то сразу обратила на меня внимание. Я постоянно играл на гитаре, пел, а девушкам это нравится. А ближе мы познакомились, когда вместе готовились к школьному концерту. Мы стали встречаться. Гуляли, разговаривали. Она долго не могла поверить, что я не вижу. Проезжает мимо машина, она спрашивает: «Какого цвета?», а я говорю наугад и попадаю, и так раз пять. Я хорошо ориентировался, и мое поведение ничем особо от других не отличалось.

После окончания интерната они поженились. Супруга работала логопедом в детском саду. Алексею был 21 год, когда у них родился первый ребенок — дочка Варвара. В 1993 году появился сын Рамир.

— Конечно, жена помогала мне во всем, хотя я и сам хорошо ориентируюсь в пространстве, могу добраться до необходимого места. Я помогал сидеть с нашими детьми, когда они были маленькими, отпускал жену по делам. Мог накормить их, поменять подгузники. В школе нам привили элементарные бытовые навыки: учили готовить (я могу приготовить простые блюда — яичницу, бутерброды, сварить пельмени), работать со строительными инструментами, пользоваться швейной машинкой — я, кстати, в свое время в этом занятии преуспел. Когда мы поженились, на меня легла ответственность за материальное благосостояние семьи.

В кризисные 90-е годы у Алексея был бизнес, своя студия. Правда, потом пришлось ее продать, чтобы помочь родителям, у которых сгорел дом. Пять лет музыкант зарабатывал, играя на гитаре в подземных переходах и на улицах Москвы. А в 2000 году Черемуша пригласили в ведущую японскую компанию, производящую профессиональное музыкальное оборудование, в которой он проработал 14 лет и до сих пор продолжает сотрудничать с ними.

Алексей с Натальей прожили вместе 20 лет, это были счастливые годы, но потом расстались. И с бывшей супругой, и со взрослыми детьми у него сейчас прекрасные отношения. Дочь Варя по профессии логопед-педагог, как и ее мама, но кроме этого танцует в цыганских коллективах театра «Ромэн», это ее призвание. А сын Рамир работает в известной сети автосервисов.

— Дети, когда были маленькими, долгое время не понимали, что их папа не видит. Я никогда никого не напрягал просьбами, меня не надо было возить куда-то, я сам всех возил... Они не знали такого, чтобы взять папу за руку и отвести куда-то. Я говорю им, вот видите, столько лет прожили, а не знаете, как с незрячими взаимодействовать, — улыбается Черемуш.

— А почему с женой расстались?

— Понимаете, я творческий человек, цыганская кровь, вокруг меня всегда было много девушек, поклонниц. Характер не из легких — как у всех творческих людей. Стали часто ссориться, жена ревновала. Это полностью моя вина, что отношения разладились. Может, если бы она переждала, перетерпела какие-то моменты, мы бы до сих пор были вместе. Но сейчас у нас с ней очень теплые отношения. Старшие дети и бывшая жена общаются с моей новой семьей, дарят подарки моему маленькому сыну Георгию...

фото: Из личного архива
С дочерью Варварой.

«Муж никогда не был для меня обузой»

Сама Наталья с удивительной для бывшей жены теплотой отзывается об Алексее. «Я счастлива, что встретила на своем пути такого необыкновенного человека и что он стал отцом двух наших прекрасных детей».

— С самого начала мы были с ним очень схожи по темпераментам, мне всегда нравились открытые люди, с юмором, а Алексей был очень юморной! Он был душой компании, его все слушались, его мнение всегда учитывалось, он по натуре лидер. И потом, конечно, мне нравилось, как он поет цыганские песни — меня это абсолютно очаровало!

Наталья призналась, что уже через несколько месяцев после их знакомства до беспамятства влюбилась в юношу.

— Я уже не могла без него ни дня. Работала в интернате через день, но мне хотелось видеть его ежедневно. Первое время я даже не понимала, что он незрячий. Я знала, что в интернате есть люди с разной степенью потери зрения, но он настолько хорошо ориентировался, что я даже не догадывалась, что он полностью слепой. В первый раз я это поняла, когда он 8 марта шел ко мне навстречу с подарком и букетом цветов, а когда передо мной вдруг неожиданно возник какой-то другой человек, он подарил цветы не мне, а этому человеку... Но мне на тот момент это уже было неважно. Конечно, в глубине души были некоторые переживания. Родители мне тогда сказали: «Наташа, ты же понимаешь, что ты будешь делать все за двоих?!». Но меня это не напугало.

Через два года после знакомства пара поженилась. Опасения родителей Натальи оказались напрасными, Алексей не стал обузой жене. Напротив, он стал опорой для нее и детей. По словам Натальи, Алексей, конечно, не мог полноценно помогать по хозяйству, но это и не требовалось, ведь у него был напряженный график, он зарабатывал деньги. Пять лет Наталья не работала, из одного декрета сразу перешла в другой, но благодаря Алексею их семья ни в чем не нуждалась, даже в тяжелые 90-е годы. Хотя у Алексея в бизнесе бывало всякое — и с криминальными элементами приходилось сталкиваться, и с нечистыми на руку предпринимателями. «Но бог его любит, он его оберегал», — говорит бывшая супруга.

— Алексей был абсолютно социализирован, самостоятелен, — продолжает Наталья. — Мог уехать куда угодно, один или с кем-то. Или мы с ним вместе ездили куда-то. Но трудно с ним не было никогда, я вообще не ощущала его инвалидом. Алексей за всю свою жизнь ничего ни у кого не попросил. Всего добивался сам! Взять даже то, что он сам поступил в Гнесинку. Он учился, сам все постигал, он был единственным незрячим студентом, для всех — педагогов, учеников — это было ново. Но он спокойно окончил училище, наравне со всеми.

Мы расстались, потому что не могли больше быть вместе по ряду причин. Но он по-прежнему остается родным для меня человеком, я его очень люблю, мы с ним как брат с сестрой. Я ему благодарна, что родила от него двух замечательных детей. Сын и дочка похожи на него, он передал им лучшие черты своего характера. Дети тоже многого добились, они самостоятельные, хорошие... Мы поддерживаем с бывшим мужем отношения, дети ездят к нему в гости, дружат с его новой семьей. Я никогда этому не препятствовала, сын и дочь очень его любят. А его маленький сын Георгий от второго брака — это такой светлый ребенок! И сам Алексей очень добрый человек. Он никогда никому не делал зла. Он жалеет людей, любит их...

«Играем с сыном в шоудаун и интеллектуальные игры»

У Алексея во втором браке подрастает сын Георгий, в этом году он окончил первый класс.

— Сын абсолютно не страдает от моей незрячести, он удивляется, что я по поведению почти ничем не отличаюсь от обычных людей, — делится Алексей. — У нас с ним много разных интересных занятий, например, любим играть в шоудаун, — это такая игра, которая объединяет в себе настольный теннис, аэрохоккей (настольный хоккей) и бильярд. В шахматы играем, шашки, домино. А вообще он у нас футболом увлекается. Стараюсь его интеллектуально развивать, сейчас столько разных программ в смартфонах — головоломок, викторин... Прививаю ему любовь к мультфильмам и фильмам советских времен, чтобы воспитать в правильном русле, с правильными ценностями и убеждениями. Стараемся как-то отвлекать его от компьютера, чтобы он поменьше в нем сидел. К сожалению, сейчас дети мало читают, хотят, чтобы их только развлекали. Мы с этим тоже боремся. Ведь без книг происходит отупление детей, создается поколение потребителей...

Главное в жизни Алексей Черемуш видит и без зрения, да еще получше, чем многие зрячие. Физический недуг — ничто по сравнению с тем, что у человека внутри... И именно за это его любят и его женщины, и дети, и друзья, и коллеги.

«Мы влюбляемся в человека в целом, а не в его отдельные физические данные»

Комментарий психолога Татьяны Даниловой:

— Мы влюбляемся не в какие-то отдельные физические или внешние данные, а в человека в целом. Когда люди вдруг поняли, что подходят друг другу именно по состоянию душ, по характерам, интересам... А тогда — какое имеет значение, хорошее зрение у человека или он незрячий? С другой стороны, в браке, где один супруг видит, а другой — нет, могут быть определенные психологические особенности. Например, существует такой спасательский психотип, когда здоровый муж или жена хотят стать для своего партнера «глазами», готовы взять на себя всю заботу о нем, пожертвовать собой. Но подобные ситуации как раз возникают нечасто, гораздо больше примеров, когда незрячие люди добиваются больших успехов в жизни, чем здоровые, они самодостаточны, научились жить с тем, что имеют. Природой заложено так, что чаще всего отсутствие зрения компенсируется развитием других органов чувств — обоняния, слуха... В этом случае человек может стать, например, известным музыкантом, оперным певцом, как Андреа Бочелли, либо достигнуть высот в профессии сомелье... Если слабовидящий человек скомпенсирован, то у него в семейной жизни все происходит так же, как и в обычных семьях, а иногда это даже более счастливые браки, в них развиваются более гармоничные отношения.

Многое идет из детства. Очень важно, как ведут себя родители, у которых растет такой особый ребенок. Часто они грешат тем, что начинают все делать за ребенка, чрезмерно опекать его, спасать от всего и ото всех. На самом деле задача таких родителей, и мы, психологи, объясняем им это, — научить ребенка с ограниченными возможностями жить самостоятельно. Иногда это очень сложно. Редкая мама выдержит, наблюдая, как мучается ее слабовидящий ребенок во время еды, — она бросится ему помогать. Доходит до того, что до какого-то фантастического возраста кормят таких подростков с ложечки.

Самые тяжелые случаи, когда у людей приобретенная инвалидность зрения. Им трудней пережить утрату зрения, часто люди не выдерживают и ломаются, а если выдерживают, то становятся очень сильными, у них появляется внутренний стержень.