Медработники на себе испытали, что чувствуют тяжелобольные люди

Как проходят занятия в школе по уходу за лежачими пациентами

11.09.2019 в 19:12, просмотров: 2500

Как должен выглядеть идеальный дом-интернат? Смогут ли в 2050 году за тяжелыми больными ухаживать роботы? Почему в медицинских учреждениях до сих пор моют больных из одного тазика?

Эти и многие другие темы в течение почти двух недель обсуждали ученики и преподаватели необычной школы, стартовавшей в Москве в конце августа. Она предназначена для специалистов региональных стационарных учреждений, ответственных за систему долговременного ухода. Слушатели курса — сотрудники общих домов-интернатов со всей страны.

Медработники на себе испытали, что чувствуют тяжелобольные люди
На экзамене участники школы в игровой форме рассказывали об усвоенных ими навыках.

В подопечном нужно видеть личность

Каково это — круглые сутки провести в подгузнике, когда ты взрослый человек? Быть целиком зависимым от окружающих, доверять им помогать тебе во всем, что раньше делал сам: есть, мыться, ходить в туалет?..

Слушатели школы испытали все это на себе! Эксперимент для добровольцев: надеть под одежду подгузник, не выходить из комнаты и пить воду, которую преподаватели любезно разнесли по рядам на подносах.

— На практических занятиях наши уважаемые коллеги меняются ролями, — говорит руководитель направления «Методология стационарного ухода» фонда «Старшие» Тамара Портнягина. — Сначала ты — человек, который живет в стационаре; потом — представитель администрации, социальный работник, специалист по уходу. Только так можно на себе прочувствовать, что такое качественный и что такое некачественный уход. Как строить диалог, чтобы люди, у которых есть системные ограничения жизнедеятельности и которые полностью зависимы от твоей помощи, чувствовали себя достойно, а не униженно? Как совершать манипуляции по уходу не только профессионально, но с уважением к человеку и его личному пространству? Ключевой посыл — чтобы слушатели видели в каждом подопечном не «объект ухода», а личность. Если на практикуме вам один раз поменяют подгузник так, что вам будет физически и психологически некомфортно, то потом в работе вы приложите максимум усилий, чтобы делать подобные манипуляции бережно и с уважением к человеку.

Слушатели школы надели памперсы после лекции «Недержание», которую провела руководитель медицинской программы Марина Ясенская. Многие впервые узнали, что часто недержание — следствие бездумного и неправильного использования подгузников; стоит пересмотреть подход к использованию подгузников в домах-интернатах, чтобы как можно дольше поддерживать и сохранять ресурс, который контролирует естественные отправления у людей.

Правильная смена белья — настоящее искусство

Изо дня в день «школьникам» рассказывали о самых современных приемах долговременного ухода и учили их применять: каждое теоретическое занятие дополнял практикум. За 12 дней слушатели получили 90 часов лекций и практических занятий, а в течение 38 часов занимались самостоятельно. С участниками подробно разбирали, как им правильно передавать знания коллегам в регионах и работать над ошибками новичков.

Друг на друге соцработники и врачи отрабатывали навыки ухода за пожилыми и инвалидами: проводили утренний туалет, имитировали обтирание тела, смену подгузников. Одно из самых важных открытий для «школьников» — насколько важно, ухаживая за человеком, проговаривать с ним каждое свое действие. Сказать, что сейчас проведешь ту или иную манипуляцию, спросить, комфортно ли человеку и что можно сделать, чтобы ему было удобнее. Участники школы слушали и смотрели как завороженные — ведь это не просто интересно, этому надо будет учить коллег, часто с нуля.

Старший преподаватель «Старших», преподаватель кафедры «Управления сестринским делом» РУДН Лена Андрев поделилась своими фирменными приемами: как помогать людям пересесть с кровати на стул или инвалидную коляску (используя доску, пояс, а то и вовсе без вспомогательных средств); как надеть и снять подгузник, управиться с судном; как сменить нательное и постельное белье.

Все это — очень личные, интимные манипуляции, при этом требующие физической силы и профессионального подхода (не надорваться самому, не травмировать человека). Как делать их таким образом, чтобы человек не чувствовал себя «объектом ухода»? Как быть деликатным? Как уважать личное пространство подопечного? Лена и эксперт «Старших» Юрий Баев подробно и терпеливо объясняли каждую манипуляцию, и если не получалось или были сомнения (правильно ли я делаю?) — отрабатывали ее на практике.

Участники школы пробовали разные техники и их сочетания — учитывая особенности каждого человека, от комплекции тела до степени мобильности (может ли подопечный немного помочь вам или он полностью обездвижен).

При грамотной профилактике пролежней не будет

В группе из 31 человека есть совсем юная Саша — ей 20 лет. Впрочем, несмотря на возраст, она уже работает заведующей отделением в интернате Костромы, заочно учится в пединституте на соцработника. Есть 63-летняя Людмила с 45-летним стажем работы — настолько активная, искрометная, что даст фору любому молодому человеку.

— Если человек пошел в эту профессию — значит, скорее всего, не случайно. Случайные если и встречаются, то не задерживаются, они уходят очень быстро. Мотивировать персонал деньгами нельзя. Люди, которых мы обучали, сами не станут заниматься лежачими больными — они здесь в качестве будущих тренеров. Сюда приехали врачи-гериатры, старшие медсестры, фельдшеры — они будут делиться полученными знаниями с теми, кто непосредственно ухаживает за пациентами, — поясняет Лена Андрев.

Марина Ясенская рассказала, как ухаживать за паллиативными больными, чтобы избавлять их от болей, чтобы не было пролежней (при грамотной профилактике у лежачего больного быть их не должно). Слушатели впитывали информацию как губки, а на практическом занятии приложили максимум усилий, чтобы отработать навыки ухода. Они учились в ролевой игре, как помогать лежачему больному перевернуться на бок, сесть в кровати и на край кровати; как распределять нагрузку правильно, чтобы не травмировать подопечного и себя; как проводить все манипуляции деликатно, с уважением личных границ человека.

Лена Андрев объяснила, как важно разговаривать с подопечными, искать общий язык с каждым. В зале был шквал эмоций: вместе и смеялись, и плакали. Каждый спросил себя: умею ли я общаться с людьми, которые живут в моем доме-интернате? Понимаем ли мы друг друга — с подопечными, с коллегами?

Говорили и о деменции — одной из распространенных проблем пожилых людей. Участники школы менялись ролями: сначала ты — человек с синдромом деменции, затем — специалист, который за ним ухаживает.

Воспринимать свою нелегкую профессию соцработники пытались и через наивные рисунки.

В идеальном интернате женщины ходят по подиуму

И вот — последний день учебы. Как в настоящей школе, ученики должны сдавать экзамены. Слушатели разделились на группы, каждая из которых в игровой форме раскрывала заданную ей тему.

Одной из тем была работа мультидисциплинарной бригады. Участники группы решили обыграть сюжет сказки «Репка». И показали мини-спектакль.

…Жила-была бабуля. Жила-была — да состарилась. Поселилась она в доме, где работает система долговременного ухода.

Бежал мимо доктор, Лев Николаевич Дедкин. Подбежал и спрашивает: «Что болит?» — «Все болит», — отвечает бабуля. — «Сейчас поможем», — говорит доктор.

Помогает-помогает — не справляется…

«Да, одному не справиться. Где у меня медсестра Бабкина?»

«Уж я-то вам помогу, — говорит Бабкина. — Помогут вам эти таблеточки, словно конфеточки. Я вам ножки разотру и массажик проведу. Боль пройдет, поверьте мне. И, конечно, в тот же час будете вы просто класс».

Помогает-помогает — не справляется…

«Позову-ка я Ольгу Анатольевну Внучкину», — говорит Дедкин.

«Сейчас спинку потрем, зубки почистим, ножки помажем», — сообщает Внучкина.

Помогает-помогает — не справляется…

— А позовем-ка мы Жучкину!

— А позовем Кошкину!

— А позовем Мышкину!

Ну, Мышкина, как вы понимаете, сыграла главную роль — все получилось. Бабуля стала счастливым человеком.

Вторая группа должна была описать идеальный дом-интернат. По мнению ее участников, он должен находиться в старинном особняке, в лесу, в живописном уголке, вдали от шума и суеты. Поблизости есть церковь, на территории располагается пруд. Рядом находится хороший гостевой комплекс со всеми удобствами, предназначенный и для проверяющих, и для родных, и для волонтеров. Есть хорошая парикмахерская. Питание — только экологическое.

Жители интерната не сидят без дела — есть посильная трудотерапия. Можно заниматься ландшафтным дизайном. Кто-то выращивает фрукты и ягоды. Кто-то вяжет, рисует, фотографирует, танцует или ловит рыбу. В идеальном доме проживает много животных. Их можно приласкать, погладить. Это тоже считается терапией.

К 2050 году соцработников заменят роботы

Следующее экзаменационное задание — создать план развития системы долговременного ухода до 2050 года глазами оптимистов. Участники группы подошли к проекту весьма серьезно.

— Наша концепция заключается в улучшении качества жизни пожилых людей и инвалидов, — начали они свое выступление. — Развитие системы долговременного ухода не может произойти молниеносно. Любая долгосрочная цель подразумевает внедрение инновационных технологий на каждом этапе подготовки. Таким образом, в своем проекте мы представляем модель будущего глазами оптимистов. К 2020 году мы планируем обучить высококвалифицированных специалистов по уходу за пожилыми людьми и инвалидами.

В период с 2020 по 2030 годы необходимо достичь 100-процентного выявления людей, нуждающихся в уходе, и обучения уходу всех участвующих в этом специалистов. Для достижения этой цели необходимо: первое — организовать межведомственное взаимодействие между всеми заинтересованными структурами (Минздравом, департаментами соцзащиты, Министерством образования и проч.); второе — требуется создать ресурсный центр добровольческого движения помощи пожилым и инвалидам. На этом этапе выявили всех нуждающихся людей, обучили всех специалистов. Никого не оставили без внимания.

В период с 2030 по 2040 годы — стопроцентный качественный уход. Усовершенствованная база реабилитационных центров. Использование высокотехнологичного оборудования. Уход происходит и в интернатах, и на дому, причем качество и там, и там должно быть высочайшим.

В период с 2040 по 2050 годы навыки, приобретенные человеком, оказывающим социальные услуги, перенимают роботы. Однако если они заходят в тупик, человек всегда придет на помощь.

— Результатом концепции является построение идеальной системы долговременного ухода, — завершили доклад авторы проекта.

Мечта, да и только!

«Лежать на спине — это ужасно!»

Что меняется в сознании и в опыте человека, который занимается в школе?

— Очень многое меняется! — утверждает Лена Андрев. — Люди приехали с внутренними противоречиями: чему еще нас могут научить? зачем нам это надо?.. Первым, через три дня, в группе сдался мужчина. Он сказал: «Я знаю, что буду делать после обучения. Я понял, как надо повышать качество ухода, и буду его повышать».

Есть вещи, которые получаются на уровне не когда «появятся деньги», а когда «здесь и сейчас». Многие вещи нужно изменять еще до того, как выйдут приказы. Нет такого приказа — «будь человеком».

У соцработников «замылен глаз», — продолжает преподаватель. — Они привыкли, что на спине лежать удобно. А когда их положили на спину — больше 10 минут в одном положении не выдержал никто. «Это ужасно, — сказали они. — На спине вообще неудобно лежать! Перед глазами — белый потолок, нам стало что-то мерещиться… Мы будем комнаты украшать, будем людей переворачивать».

Когда «учеников» стали кормить в лежачем положении — как обычно кормят тяжелых больных, — они пришли в ужас. Никто не смог съесть ни ложки. У них проснулась агрессия, пропал аппетит… В домах-интернатах, куда ученики понесут свои знания, кормить больных лежа больше не будут — это точно, убеждены преподаватели.

Когда соцработникам объяснили, что неправильно проводить гигиенические процедуры десяткам людей одной тряпкой из одного тазика, они, мягко говоря, изумились: «Как? Так же все делают!» Увы: до сих пор по всей России больных людей обрабатывают таким варварским способом. Проживающие в интернатах говорят, что мечтают стать хотя бы вторым-третьим на этих процедурах…

Персонал обязан знать гериатрические синдромы

Как нужно обрабатывать человека? Очень легко ответить на этот вопрос, если представить перед собой маму или соседку. Как вы помыли бы их? Можно иметь индивидуальный тазик, или индивидуальные варежки, или салфетки. Можно закупить влажные салфетки — но это дорого, около 300 тысяч рублей в год на дом-интернат. А вообще — лучше мыла и воды еще ничего не придумали.

Врачи описали гериатрические синдромы и часто встречающиеся болезни, рассказали, как протекают эти недуги, каковы симптомы, как реагировать в острых ситуациях. Например, человек всегда съедает только половину тарелки. Почему? Да просто он не видит другую половину. Такие вещи персонал должен понимать.

Другой важный блок вопросов — как ухаживать за больным после инсульта, как с ним разговаривать, на что обращать внимание. Если у больного сахарный диабет, надо понимать, что сильный пот и закатывающиеся глаза — это не капризы. Скорее всего, у человека упал сахар, и возможно даже, что он умирает. «Школьников» учили писать индивидуальный план ухода за каждым подопечным.

Преподаватели объясняли и, казалось бы, прописные истины. Например, почему надо стучаться, когда заходишь в комнату, почему нужно объяснять человеку, какую процедуру будешь делать: «Я согну ногу в коленке и стану вас придерживать, чтобы вы не упали. Не волнуйтесь, все будет в порядке…»

Как научиться «забивать мамонта»

Уход за пожилыми людьми, инвалидами — тяжелый труд. Психолог, эксперт фонда «Старшие», куратор тренеров по всей России Татьяна Емельянова рассказала, как бороться с нервными срывами:

— Нашей профессии свойственно эмоциональное выгорание. Как с ним справиться? Урок на эту тему у нас называется «забить мамонта». Гормон кортизол, который еще называют стрессовым, нужно постоянно снижать. Самое простое объяснение этого выражения — мамонта забил, отдохнул, организм знает, что он в безопасности, и кортизол выходит. А сейчас надпочечники вырабатывают кортизол — а мамонта мы не забиваем. И организм сигнализирует: стресс! Когда кортизола в крови накапливается много, он становится настоящим гормоном-убийцей, ударяя в слабое место. Болит спина — значит, начинаются проблемы со спиной. Есть проблемы с давлением — значит, оно немедленно подскочит…

Отчего вырабатывается кортизол? Причин много: повышенные ожидания на работе, травля в коллективе. Немало поводов для стресса дает так называемая мировая болезнь медсестер, когда каждая старается доказать и пациентам, и друг другу, что она лучше всех. То же касается и сиделок, которые уверены: «Если бы я не сделала эту работу, мой подопечный чувствовал бы себя плохо».

— Мы обучались тому, что нужно уметь «забивать мамонта», — говорит Татьяна Емельянова. — Проще всего выделить себе час отдыха: сесть в кресло и заниматься тем, чем хочется. Можно «забивать мамонта», слушая музыку, читая книгу, просто сидя с закрытыми глазами — кому что нравится. Кто-то гуляет по магазинам, кто-то вяжет носки, кто-то пинает подушку. Психологи рекомендуют привыкнуть к этой фразе — и, произнося ее, вы станете чувствовать себя в безопасности.

«Школьники» смотрят на работу под другим углом

Нынешняя школа — пятая по счету. Впервые занятия состоялись год назад. С тех пор ее выпускники поделились своими навыками с 5 тысячами социальных и медицинских работников. Преподаватели школы тренеров после окончания учебы не бросают — находятся с ними на постоянной связи, проводят вебинары по интересующим их темам.

— Я увидела 30 человек из разных регионов, которые приехали на обучение с горящими глазами, с желанием узнавать новое и что-то менять, — делится впечатлениями руководитель фонда «Старость в радость» Лиза Олескина. — Некоторые из них работают в системе стационарных учреждений больше года, кто-то — больше пяти лет, больше десяти… Когда я спросила, есть ли в зале те, кто трудится больше двадцати лет, подняли руку двое, а одна наша замечательная коллега спросила: «А кто больше 45 лет работает?..» Это люди, которые уже сформировались профессионально и много лет работают с максимальной отдачей, поэтому особенно ценно, что они готовы взглянуть на свою сферу с другой точки зрения, узнать о новых методах ухода, изменить то, что устарело или плохо работает.

После обучения в школе ответственные за систему долговременного ухода возвращаются в свои регионы. Их ждут те же учреждения, те же пожилые люди, те же инвалиды, тот же персонал. Но они сами верят в то, что школа и вся система долговременного ухода дадут возможность взглянуть под другим углом на привычную работу и на обучение коллег. И изменить ее к лучшему.

Важно, что каждый из слушателей школы чувствует личную ответственность за то, чтобы, изучив теорию и пройдя практику, потом обучить сотрудников своего учреждения, поработать с подопечными и их родственниками. И как итог — сделать учреждение методическим центром для всего региона и, возможно, для соседних.

СПРАВКА "МК"

Что такое система долговременного ухода? Самое распространенное ее название в мире — Long-term care. Уход понимается не в узком смысле — как уход за лежачим больным, а как комплексная система поддержки самого высокого качества жизни для всех людей с устойчивыми ограничениями жизнедеятельности.

Адресаты система долговременного ухода — люди всех возрастов, у которых есть ментальные, физические или сенсорные ограничения здоровья. Ограничения могут быть как относительно легкие, когда человеку нужна небольшая бытовая помощь, так и очень тяжелые, когда он круглосуточно нуждается в профессиональном уходе.

Помощь — и бытовая, и социальная, и медицинская. Цель — максимально вернуть людей в социум и к привычному образу жизни. В системе есть надомное, полустационарное, стационарное обслуживание и технология сопровождаемого проживания, когда в одной квартире или доме живут несколько инвалидов под присмотром социальных работников.

Концепцию системы долговременного ухода фонд «Старость в радость» впервые предложил в 2017 году. Президент поручил правительству утвердить комплекс мер по ее воплощению в жизнь. С 2018 года система апробируется в пилотном режиме в рамках нацпроекта «Демография».

Медработники на себе испытали, что чувствуют тяжелобольные люди

Как проходят занятия в школе по уходу за лежачими пациентами