«Золотой полковник» Захарченко разразился сенсацией на суде: свидетель звонил прокурорам

По его словам, номера, по которым звонил главный свидетель обвинения, принадлежат Генпрокуратуре

15.10.2019 в 17:07, просмотров: 292946

15 октября в Мосгорсуде продолжилось слушание апелляционных жалоб защитников осужденного за коррупцию экс-полковника Дмитрия Захарченко и представления прокуратуры. Дмитрий Викторович заявил, что главный свидетель обвинения — ресторатор Мехди Дусс — вел переговоры с Генпрокуратурой с целью опорочить полицейского, и даже обнародовал номера телефонов, по которым тунисский рыбный магнат якобы общался с гособвинителями.

«Золотой полковник» Захарченко разразился сенсацией на суде: свидетель звонил прокурорам

Как заявил Захарченко, в сентябре 2014 года ресторатор Мехди Дусс общался по телефонам, которые зарегистрированы на Генпрокуратуру:

— Я прошу всех сейчас записать эти телефоны: 8-919-991-26-77 и 8-985-997-77-12. Они зарегистрированы на Генпрокуратуру. Дусс сказал в суде, что владельцы этих номеров — якобы его друзья. Но я не удивлюсь, если эти номера принадлежат Милане Сулимовне (прокурору Милане Дигаевой. — Прим. авт.). Дусс — человек восточный, он сразу все выдает в эфир. Но в его разговорах и переписке нет нигде фамилий Захарченко, Сенина или Лаушкина. Я хочу, чтобы суд убедился, что некоторые сотрудники Генпрокуратуры заинтересованы в оговоре и фабрикации уголовного дела.

Тем не менее второе по счету и по сути итоговое слушание в Мосгорсуде прошло со счетом 0:0 для обеих сторон процесса. Коллегия судей отклонила и все замечания Захарченко по поводу протоколов судебных заседаний (а протоколов было целых 27 штук), и ходатайство прокурора Миланы Дигаевой о допросе ресторатора Мехди Дусса.

Рыбный воротила стороне обвинения нужен как воздух. Без него мертвый эпизод с взяткой в 800 тысяч долларов, по которому Захарченко был оправдан Пресненским районным судом, реанимировать невозможно. Пока гособвинитель билась за право снова задать вопросы Дуссу, тот покорно ждал в коридоре рядом с залом суда.

— Этот свидетель был допрошен судом первой инстанции, но не была дана оценка его показаниям, поэтому появилась необходимость его вызова для повторного допроса, — попыталась найти хоть какое-то логичное объяснение прокурор.

И сам экс-полковник Захарченко, и четверо его защитников ожидаемо не захотели вновь лицезреть владельца сети «Ла Маре». Коллегия судей тоже — оказалось, тройка уже знакома с показаниями ресторатора:

— Материалы дела у нас есть, протокол допроса исследован, показания получены, — попытался успокоить прокурора председательствующий Дмитрий Гордеюк. — Апелляционная инстанция с материалами дела знакома. Если будет нужно, мы еще и в совещательной комнате их почитаем.

Защита тоже привела с собой свидетелей — троих приятелей Захарченко, которые должны были обеспечить ему железное алиби на даты, в которые он якобы трапезничал в «Ла Маре». Но и их слушать судьи также не пожелали.

Главным камнем преткновения стала выписка из внутренней программы ресторана «Ла Маре», в которой отображаются операции по дисконтным картам. По мнению защитников экс-полковника, документ подделан. Да и документом-то выписка не является: сведения из программы не подаются в налоговую и служат только для удобства заведения общепита. А значит, надо посмотреть саму базу, чтобы понять, какая информация о транзакциях по карте осталась в программе. В суде же исследовалась простая распечатка — жесткий диск из «Ла Маре» не изымался, а бухгалтерской документации об операциях по дисконтной карте нет.

— Выписка должна быть только а формате .dbf, а в материалах дела она в другом формате, — подчеркнул адвокат Александр Горбатенко. — Это говорит о фальсификации доказательства.

Адвокат Юрий Новиков признался, что они с коллегами даже пошли на хитрость: изготовили сами такие распечатки кустарным способом, заверили их у нотариуса и пытались приобщить их материалам дела, чтобы доказать, что подделать выписки не составляет труда.

Сам Дмитрий Викторович на этот раз даже ни разу не уколол гособвинителя. Вместо этого экс-полковник осыпал гроздьями гнева судью Пресненского суда Елену Абрамову. Главная претензия осужденного: суд первой инстанции не исследовал доводы защиты о том, что Захарченко не был в «Ла Маре» в те дни, когда он якобы умудрился наесть рыбы на шесть миллионов рублей, три из которых ему «скинули» по дисконтной карте.

— Я просил судью Абрамову: «Уважаемый федеральный судья, запросите биллинги, допросите свидетелей, специалистов, пусть установят, где я находился!» Если я виноват, дайте мне не 13, а 100 лет! — негодовал Захарченко.

Коллегия попыталась сдержать пыл как всегда многословного оратора. Судьи забеспокоились: вот сейчас Дмитрий Викторович выскажет все что думает, а на прения слов не останется. Но не на того напали — Захарченко тут же нашел чем поразить служителей Фемиды:

— Уважаемый суд, не волнуйтесь! У меня речь для прений готова больше чем на 100 листов…

Защитники Дмитрия Захарченко попросили Мосгорсуд полностью оправдать экс-полковника. А прокурор — наказать по полной программе: отменить оправдательный приговор по эпизоду о получении взятки в 800 тысяч долларов от Дусса, признать бывшего замглавы управления «Т» ГУЭБиПК МВД России действующим в организованной группе с беглым полковником ФСБ Дмитрием Сениным и вернуть дело в Пресненский суд на новое рассмотрение.

Дмитрий Викторович же, получив слово, по обыкновению погрузился в глубокий анализ ошибок следствия, сжимая в руках увесистую пачку мелко исписанных листов бумаги.

Мы лишь перечислим основные доводы Захарченко. Впрочем, ничего принципиально нового и отличного от сказанного в прениях в Пресненском суде, так и не прозвучало:

— карта «Ла Маре» — мифическая, ее никто никогда не видел;

— Мехди Дусс оговорил Захарченко, чтобы отомстить за проверки некачественной рыбы;

— экс-полковника никто не видел в рыбном ресторане, доказательств его пиршеств нет;

— счетов по дисконтной карте нет;

— показания свидетелей защиты в приговоре и протоколах судебных заседаний искажены;

— судья Елена Абрамова необоснованно отказалась запрашивать биллинги;

— Захарченко никогда не общался с Дуссом;

— право Захарченко на защиту нарушено;

— позиция обвинения — сущий сюрреализм.

Какое решение примет Мосгорсуд, будет известно позже.