Совет судей отклонил «бомбу» против журналистов

Но поборники идеи ввести ответственность для СМИ за «неправильное» освещение судебных процессов остались

05.12.2019 в 16:09, просмотров: 11146

В недрах Совета судей родился занятный документ - проект правил освещения судебных процессов, в котором значилась ответственность журналистов за «скандализацию правосудия». Официально документ называется проектом концепции информационной политики судебной системы на 2020–2030 годы. Сегодня глава Совета судей Виктор Момотов поспешил успокоить СМИ, заявив, что в окончательной версии раздел об ответственности прессы исключен. Однако его поборники в судейском сообществе остались.

Поводом для внесения в проект одиозных пассажей стали последние громкие дела, освещение которых в прессе якобы умаляет авторитет суда. А новые меры, по мнению авторов, должны были стать механизмом защиты от дискредитации судебной власти в СМИ.

Судьи требует к себе уважения, и это правильно. Но, во-первых, разве можно заставить уважать себя, вводя все новые и новые запреты? А во-вторых, почему о судьях журналисты должны писать как-то по-особому? Почему не про полицейских, не про прокуроров, не про депутатов? Или судьи - особая неприкасаемая каста?

Каждый журналист, освещающий деятельность судов, знает закон о СМИ и профессиональную этику. Вот, к примеру, почувствуйте разницу между двумя предложениями. «Приговор, который вынес судья, сидящая в зале публика не восприняла как справедливый и обоснованный». И: «Для меня очевидно, что судья взял взятку». Понятно, что второе предложение — оскорбительное, и за него нужно нести ответственность. И это прописано не только в законе о СМИ, есть соответствующая статья в УК РФ, и не одна. Разве их не достаточно? Так зачем тогда еще и правила освещения деятельности судов? Какая у них иная задача? Может, это очередная попытка стерилизации СМИ?!

Цитирую строчки из проекта концепции. "Остра проблема «скандализации правосудия», подразумевающая манипулирование общественным мнением в отношении судебной власти, умаление ее авторитета, беспорядочную, необоснованную критику, подрывающую доверие общественности к процессу отправления правосудия».

Разберем это длинное предложение. Из него следует, что к умалению авторитета приводит критика. Но, господа в мантиях, критика - это не оскорбление. И к тому же кто и как будет решать — обоснованная она или нет?

"Надевать шоры на журналиста и диктовать ему шаблоны, по которым он должен освещать судебные процессы? Я категорически против. - негодует последний Ученый секретарь научно-консультационного совета Верховного суда СССР, ныне адвокат Борис Кожемякин. - Журналист имеет право высказать свое мнение о процессе, оценить этику поведения всех сторон — будь то судья, прокурор или адвокат. В свое время был случай, когда ваш коллега написал так: «У меня складывалось впечатление, что адвокаты Крылова (фамилия изменена) делают все от них зависящее, чтобы он получил максимальный срок». При этом журналист обосновал этот свой вывод в статье. Защитники подали в суд, но проиграли.

С какого вообще - извиняюсь - перепуга должны появиться правила освещения судебного процесса? Даже в советские годы никому в голову не приходо ограничить журналиста. У каждого, помимо знания закона и этики, должно быть понятие морали, совести. А с теми, у кого с этим проблема, редакции всегда сами разбирались. Но если решение судьи такое, что вызывает вопросы - будь готов держать удар".

Был период, когда в связи с делом бывшего заместителя министра внутренних дел, зятем Брежнева Чурбанова (так называемое «хлопковое дело», рассматривалось Военной коллегией ВС в 1988 году — Прим.автора), на Верховный суд потоком лилась грязь со страниц отдельных изданий. Тогда писали, что это слишком гуманный приговор (Чурбанов получил 12 лет, кому-то из фигурантов дали небольшие сроки, кого-то оправдали) и намекали на давление и на коррупцию. Как вспоминает Кожемякин, это задевало судей. "Было обидно, потому что никто никаких денег не заносил и никто ничего не брал. Но судьи реагировали спокойно и не призывали привлечь к ответу журналистов. В этих же изданиях, кстати, публиковались статьи с другим мнением. Подорвать доверие людей к судам могут только сами суды".

Может, судьям как-то по другому завоевывать авторитет и уважение у народа? Не так давно ряд журналистов написали открытое обращениям к судьям. Там говорилось про случаи отказов в удовлетворении ходатайств о проведении фото- и видеосъемки в судебных заседаниях и ограничения права представителей СМИ на доступ в открытые судебные заседания. Авторы писали: «Открытое и гласное судебное разбирательство является одним из средств поддержания доверия общества к суду». Теперь, значит, пытались дать ответ в виде правил освещения процессов.

Один из следователей прокуратуры мне рассказывал, что раньше, если выходила критическая статья в газете, ему приходилось откладывать все дела и писать ответ — разберемся, возьмем на контроль. Сегодня прокуратура, СК, полиция и т.д. зачастую не отвечают (или отвечают формальной отпиской) даже на официальные запросы редакции. А уж чтобы отреагировали на статью — о таком уже и не мечтают журналисты. Если еще заставить их «фильтровать» освещение судебных процессов, то на журналистике как таковой можно поставить крест. СМИ будут низведены до роли прислужников. Вам это нужно? Простым людям - точно нет.

К счастью, вчера днем председатель Совета судей Виктор Момотов успокоил общественность: в окончательной версии документа никаких специальных правил для СМИ не осталось. Как говорится, и слава Богу. Но пусть авторы неудачной (мягко говоря) идеи не забывают: мантия должна не отделять слуг Фемиды от народа, а наоборот, помогать чувствовать все его чаяния, его боль и острый запрос на справедливость.