Лужков был бельмом на глазу у высокопоставленных пешек

Гений места

10.12.2019 в 19:48, просмотров: 63407

Чем больше его любили москвичи, тем сильнее была ненависть федеральной власти. Она постоянно подозревала, что Лужков претендует на большее, чем руководство главным городом страны. Он мешал Ельцину. И не только ему. Он не дал Чубайсу продать Москву, как тот продал Норникель, Сибнефть, Газпром, Уралмаш и прочее.

Лужков был бельмом на глазу у высокопоставленных пешек

Он был бельмом на глазу у мелких самовлюблённых мстительных высокопоставленных пешек, ибо они всегда знали, что они пешки, которых поставили в центр доски пальцы игрока. А Лужков сделал себя сам и сам был игроком, а не пешкой.

Не забыть, как он стоял на трибуне Государственной думы и, воздевая руки (к потолку? к небу?), кричал: «Что вы делаете?!!» — в это время Дума (такая же гнилая, что и теперь) «делала ратификацию»: отдавала Украине Крым. Через 11 лет эта Дума голосовала за присоединение Крыма к России.

Сейчас — когда и могила ещё не выкопана — уже зазвучали обвинения Лужкова в коррупции. Кто же спорит, коррупция была. Но не к лицу жителям чумного барака морщить нос, вспоминая чей-то хронический насморк.

Вспомним другое. Именно благодаря решительности и упорству Лужкова Россия сохранила Севастополь и Черноморский флот. Он годами тратил на город и флот деньги Москвы. Здесь его за это поносили, а Украина объявила его персоной нон грата. Когда же в 2014-м Крым забрали обратно, никто из политиков, из так называемых верхних эшелонов власти, не сказал: «Лужков, ты был прав».

Он был свободен, а цари, диктаторы и их обслуга ненавидят свободных людей. (Наглядный пример: не смогли уничтожить Ройзмана, которого граждане Екатеринбурга выбрали мэром, несмотря на всё сопротивление власти, — тогда изменили закон и отменили выборы.)

Лужкова выгнали с позором («за утрату доверия»), но он не сломался, занялся сельским хозяйством: разводил коров, пчёл, сеял гречку — и всё с успехом. Он продолжал радоваться жизни, и это продолжало раздражать мертвецов. Он всей душой любил Москву, и москвичи это чувствовали.