«Как наяву увидел икону»: в Крещение в Кемеровской колонии заговорили о чудесах

Непридуманные истории очищения из ИК-44

17.01.2020 в 15:30, просмотров: 4340

19 января христиане всего мира отметят Крещение Господне. Праздник, наполненный глубоким богословским и историческим смыслом, является одним из самых любимых в народе. Верующие в этот день вспоминают евангельское событие — крещение Иисуса Христа в реке Иордан. И, согласно благочестивой традиции, совершают омовения в святой воде. Места для крещенских купаний уже оборудованы. Соорудили свою иордань и осужденные колонии строгого режима ИК-44, расположенной в городе Белово Кемеровской области. Также сидельцы построили из снега копию храма Христа Спасителя и возвели статую святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы.

О том, как на Крещение будет проходить «очищение» от грехов за колючей проволокой, — в материале спецкора «МК».

«Как наяву увидел икону»: в Крещение в Кемеровской колонии заговорили о чудесах
Фото: ГУФСИН России по Кемеровской области.

«Придя к Богу, возрождаемся»

Кузбасс, как и вся Сибирь, в отличие от Московского региона, заметен снегом. Дорожки в мужской исправительной колонии строгого режима №44, расположенной в небольшом шахтерской городке Белово Кемеровской области, расчищены — выскоблены до голого асфальта.

Весь счищенный снег осужденные выгружали в определенное место. Он должен был пойти в дело: в исправительных учреждениях как раз стартовал конкурс снежных фигур.

— У нас есть уголок около недавно возведенной колокольни и поклонного креста. Чтобы дополнить композицию, я предложил на этом «пятачке» возвести из снега копию храма, — говорит заместитель начальника ИК-44 по воспитательной работе Иван Горовой. — У нас на территории колонии есть храм в честь иконы «Спас Нерукотворный», при котором действует православная община. Ребята сами выбирали, какому культовому объекту из снега отдать предпочтение.

Как рассказали нам осужденные, они листали альбом «Храмы Москвы и Московской области» и, как только на странице увидели фотографию храма Христа Спасителя, поняли, что постараются сделать из снега именно его копию.

— Это храм высотой 103 метра, что на 1,5 метра выше, чем Исаакиевский собор, если посмотреть на него сверху — он выглядит как равносторонний крест около 80 метров шириной, — говорит православный активист, осужденный Игорь Марцинкевич. — Впечатлили его размеры, а главное — трудная судьба. Святыня строилась десятилетие, но была взорвана в 1931 году, когда шла сталинская реконструкция Москвы. А потом храм был воссоздан. Нам это близко, мы тоже, попав в колонию и придя к Богу, возрождаемся.

В строительстве снежной копии храма участвовали 7 человек. Получив благословение от отца Павла (Букановича), который окормляет осужденных, поставили щиты, внутрь гигантского куба стали накидывать снег, потом прессовали его, заливали водой. А дальше мороз сделал свое дело. В результате получилась кубическая снежно-ледяная глыба. Оставалось, как сказал некогда Микеланджело, отсечь все лишнее.

— Строили снежный храм около двух недель. Старались соблюдать все пропорции, — говорит осужденный Игорь Марцинкевич. — Вот только погода нам немного не подыграла, началась оттепель. Пришлось потом купола подравнивать.

Всего на строительство копии храма Христа Спасителя ушло больше 20 кубов снега. В результате на площадке около колокольни выросла снежная святыня высотой около 5,5 метра.

— Меня поразило, как они сделали кресты на куполах, — говорит отец Павел. — Подобно мороженому с двумя вафельными плитками — сверху и снизу, они взяли две заготовки из фанеры и набили между ними снег.

Оставалось раскрасить храм.

— Я привез краску-колер, которую обычно добавляют в известь или водоэмульсионку для придания цвета, — говорит замначальника колонии Иван Горовой. — Осужденные потом разбавляли ее водой и с помощью специального устройства распыляли на поверхность снежной массы.

Фото: ГУФСИН России по Кемеровской области.

Но на возведении копии храма заключенные мастера-рукодельники решили не останавливаться. К празднику Крещения Господня с благословения батюшки они построили купель в виде большого снежного креста. По уже отработанной методике утрамбовали снег, полив его на морозе водой. Соорудили из снежно-ледовой массы крест высотой один метр и длиной 20 метров. Сделали внутри него ступеньки, а в центре креста поместили купель, сделанную из большой кубической пластиковой ванны.

— Мы уже третий год подряд на Крещение окунаемся с головой в купель, — рассказывает осужденный Игорь Марцинкевич. — И только в этом году отважились построить иордань в виде креста. Люди на свободе с большой радостью празднуют Крещение Господне. Прорубают во льду купель в виде креста. Погружаясь в воду, чувствуют, что находятся под защитой. Для нас, православных христиан, крест — это спасение.

Фото: ГУФСИН России по Кемеровской области.

К крещенским купаниям в этом году собираются приобщиться около 70 осужденных. И, как говорит замначальника колонии Иван Горовой, число желающих смыть с себя прегрешения с каждым годом растет в геометрической прогрессии.

Конечно, кто-то будет окунаться в купель из чисто спортивного интереса. Есть те, кто только начинает интересоваться церковными обрядами и только накануне узнал, что нужно трижды окунуться в купель, после каждого раза крестясь и произнося: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь».

Этими словами человек подтверждает свою веру в Святую Троицу. Вот только каждый ли из сидельцев понимает их смысл?

— Омываясь крещенской водой, погружаясь в купель, мы подражаем Господу. Как пророк Иоанн Предтеча крестил Господа Иисуса Христа в реке Иордан, так и мы приобщаемся к великой святыне, — говорит со знанием дела осужденный Игорь Марцинкевич.

Но сначала православные активисты во главе с отцом Павлом совершат крестный ход вокруг колонии. Потом батюшка совершит чин освещения воды. Прочитает молитвы и опустит в воду серебряный крест. С этого момента в купель можно окунаться.

— Интересно получается. Я обычно, когда общаюсь с ребятами, смотрю на их лица, а тут они раздеваются, а там целая галерея картин, — говорит отец Павел. — Какие только татуировки не нанесены. Я порой своих подопечных не сразу узнаю.

За сидельцами, кто погружается в ледяную воду с целью получения благодати, будет наблюдать медик. Но, как говорят сами осужденные, его помощь за всего годы ни разу не потребовалась.

— Купель расположена недалеко от банно-прачечного комбината. Осужденные, окунувшись, тут же окажутся в теплом помещении, — говорит замначальника колонии Иван Горовой. — А потом в столовой их будет ждать горячий чай.

Фото: ГУФСИН России по Кемеровской области.

«Меня там ждут»

Каждого, кто примет крещенские купания, будет «встречать» святая преподобномученица великая княгиня Елисавета. Рядом с купелью сидельцы соорудили снежную скульптуру Елизаветы Федоровны Романовой, великой княгини, которая основала Марфо-Мариинскую обитель милосердия, занималась благотворительностью и погибла вместе с царской семьей.

— Кто эти удивительные скульпторы, что так мастерски подходят к делу? — интересуюсь я у отца Павла.

— В колонии отбывают наказание три художника. Они рисуют акварелью, пишут маслом. А недавно увидел, как они нарисовали картину на простыне. Причем обычными цветными шариковыми ручками. Просто ахнул, настолько профессионально и эффектно выглядела эта работа. Самый главный художник на воле работал учителем в школе. По какой статье отбывает наказание, не помню. Да мне это и не важно.

В то же время батюшка говорит, что скульптура великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой появилась около купели не случайно.

— В колонии очень любят игуменью Елисавету (Кольцову), настоятельницу Свято-Елисаветинского женского монастыря Черняховской епархии Калининградской митрополии РПЦ, — говорит отец Павел. — Она давно опекает это учреждение, а год назад пожертвовала колонии пять колоколов для построенной здесь колокольни. И сама приезжала на освящение звонницы.

Настоятельница Елисавета (в миру Людмила Кольцова) — женщина действительно уникальная. Монахиня в прошлом была врачом-методистом по лечебной физкультуре и массажу, специалистом по мануальной терапии, защитила кандидатскую диссертацию, заведовала отделением в центральной районной больнице. Но как-то ей в руки попало житие святой Елисаветы. И жизнь перевернулась, Людмила приняла монашеский постриг с ее именем, начала строить Свято-Елисаветинский женский монастырь.

У матушки обнаружился предпринимательский талант. Она ловко управляет большим хозяйством. Сама лихо водит машину, пишет стихи и картины.

— Настоятельница Елисавета приезжала к нам в колонию из Калининграда 25 сентября 2019 года, — вспоминает Игорь Марцинкевич. — Она подарила нам не только пять чудесных колоколов ручной работы. Даже сотрудники колонии почувствовали истинную любовь. Многие не могли говорить, многие узники плакали. Вы не поверите, просто плакали от ее присутствия.

Мы с матушкой на протяжении 10 лет поддерживаем отношения. Мы с ней дружим, она является моим духовным наставником. Постоянно переписываемся, общаемся, у нас на территории колонии стоят таксофоны, можно звонить. Когда у меня возникают трудности, она наставляет. У них на территории монастыря строится собор, который будет высотой 37 метров. Она приглашала наших ребят после освобождения к себе в монастырь, кто хочет посвятить этому жизнь. У меня срок был 18 лет, 15 — я уже отбыл в колонии, осталось три года. У меня есть мечта, после освобождения я хочу поехать к настоятельнице Елисавете в Калининградскую область, принять участие в строительстве собора и хоть чем-то прославить наш Кузбасс. Меня там ждут.

Фото: ГУФСИН России по Кемеровской области.

Игорь Марцинкевич, кто был осужден за умышленное особо тяжкое преступление в отношении трех лиц из хулиганских побуждений, находится в колонии с 2005 года. За это время полностью переосмыслил свою жизнь.

— Очень многие приходят в колонии к вере. К нам попадают преступники всех мастей, в том числе и бандиты из различных группировок, — говорит осужденный. — Из тех, кто уверовал в Бога и стал прихожанином нашего храма, ни один не попал снова на скамью подсудимых. Они до сих пор помогают нам, интересуются жизнью прихода.

Я стараюсь не пропускать ни одной службы. Помогаю во всем нашему настоятелю отцу Павлу. По себе знаю, что, посещая храм, человек становится добрее. Все богослужения, службы, литургии, которые мы проводим вместе, нас объединяют. Мы становимся дружелюбнее не только по отношению к своим братьям, такими же осужденным, но к сотрудникам колонии, к приезжим.

«Батюшка, дайте нам епитимью»

В колонии при храме, возведенном в честь иконы «Спас Нерукотворный», действует церковный хор, богословские курсы, скоро откроется кружок звонарей.

— А у истоков стояла женщина. Жительница удаленного поселка Бочатский Разрез Татьяна Михайловна Кузьмина ездила каждую неделю в мужскую колонию, чтобы провести занятия в воскресной школе, наполнить души осужденных познанием Иисуса, — говорит отец Павел. — В колонии не было священника. Они оборудовали молельную комнату. И Татьяна Михайловна, имея троих детей, находила время, чтобы помочь осужденным вникнуть в законы и правила православной церкви, рассказывала о церковном богослужении и таинствах.

За те 15 лет, что Игорь Марцинкевич находится в колонии, в храме при колонии сменилось несколько настоятелей.

— Я хорошо помню иеромонаха Нифонта Павлютина, которому во всем помогал отец Дмитрий Спиридонов, который был тогда узником колонии, — говорит осужденный. — Храм тогда еще не был таким красивым, как сейчас. Заключенные вкладывали в его обустройство много сил.

По благословению иеромонаха Нифонта, настоятеля храма Святого Великомученика Георгия Победоносца села Пермяки Беловского района, который окормлял в том числе и ИК-44, в колонии был возрожден церковный хор. С осужденными занимался катехизатор Аркадий Айвазян. Сидельцы исполняли православные песнопения, в том числе «Верую», «Отче наш». Сейчас осужденные, которые составляли костяк церковного хора, освободились, в скором времени начнется обучение новичков. Этим займется монах отец Климент.

— Я являюсь настоятелем храма в честь Спаса Нерукотворного в колонии четыре года, — говорит отец Павел Буканович. — Раньше у меня опыта общения с осужденными не было. В миру я знал своих прихожан, знал, что сказать им на проповеди, а в колонии я сначала терялся… Место-то особенное. Мне помог отец Александр Фейгельман, который ранее был настоятелем этого храма в колонии и с которым мы живем по соседству. Он дал мне дельный совет: «Самое главное — будь искренним. Осужденные это чувствуют». Потом уже я стал их исповедовать.

— Сколько у вас подопечных, кого окормляете?

— Есть ребята, которые каждый день ходят в храм, читают утренние молитвы. Всего в православной общине около 50 человек. Есть круг побольше, это те, кто приходит в храм, когда в колонию приезжает священник. И еще больше осужденных собирается в церкви на большие праздники, когда мы проводим крестный ход, привозим частицу мощей или показываем в столовой фильмы. Тогда собирается более ста человек.

Все ждут от священника, что он будет показывать фильмы на церковные темы. А я выбираю картины, основанные на реальных событиях, чаще — жизнеутверждающие. Несколько дней назад, например, мы смотрели фильм «Рождественская история», снятый по повести Чарльза Диккенса. Это история о путешествиях во времени. Лучшего церковного фильма я не видел. Он заканчивается словами Тима: «Господи, храни всех людей!»

Фото: ГУФСИН России по Кемеровской области.

Нередко отец Павел слышит от посторонних людей, что осужденные ходят в храм, потому что им это выгодно. Просто хотят, мол, получить хорошую характеристику, чтобы освободиться условно-досрочно.

— За четыре года, что я здесь служу, только двое ребят, которых я, кстати, хорошо знаю, обратились ко мне с такой просьбой. А за это время освободилось уже значительное количество православных активистов. Они ходили в храм регулярно, но не просили дать им характеристику. Помню, еще отец Александр Фейгельман, который мне помогал, поделился своими наблюдениями: «За те годы, что я служил в храме в колонии, я увидел у ребят веру сильнее, чем у людей, которые находятся на свободе».

Мне тоже нравится служение при мужской колонии, в миру я продвигаю что-то, а тут инициатива идет от самих ребят. Мне остается только благословлять их проекты. Например, они сами вызвались сделать колокольню, выполнили все работы по дереву, а колокола им пожертвовала игуменья Елисавета (Кольцова) из Калининграда.

— Реально в условиях колонии соблюдать пост?

— Я осужденным говорю: «Вы ешьте спокойно, что вам дают, не надо вылавливать из супа волокна мяса». Начитавшись церковных книг, библиотека же у нас хорошая, они подходят и просят: «Батюшка, дайте нам епитимью». Это небольшое церковное наказание за грех. Хотят показать, что их покаяние не поверхностно. Я, конечно, ничего им не даю. И без этого причащаю.

— Насколько часто проводите в колонии первое и важнейшее таинство в христианской церкви — крещение?

— В месяц человека два-три изъявляют желание креститься. Объясняю ребятам, что таинство представляет собой второе рождение, теперь уже в духовном смысле. Через несколько дней, например, планируется венчание. Один из заключенных официально расписался со своей знакомой, и теперь они решили венчаться. Полтора года назад я в этом же храме жениха крестил.

— Кого-то из осужденных запомнили особо?

— Была интересная история. Двое осужденных ходили в храм, были постоянными прихожанами. На свободе они были в разных, воюющих между собой группировках. Как-то они делили территорию, сферу влияния, и один из них пришел в кафе на разборки с гранатами. Оно находилось в полуподвальном помещении, где было мало окон и железобетонные стены. Помимо бандитов в кафе находились и другие посетители. Он открыл железную дверь, бросил туда две гранаты и захлопнул ее за собой. Прогремело два взрыва. Потом он благодарил Бога, что были осколочные ранения, но никто из находящихся внутри здания не погиб.

Так получилось, что и тот, кто взрывал, и тот, кто находился в кафе и был осужден за другие преступления, встретились в колонии. Стали прихожанами храма. Тот, кто бросал гранаты, поделился, что вера где-то внутри у него была. Но всякий раз, проходя из отряда в столовую мимо храма, он не решался переступить его порог. А однажды ему приснился сон: он как наяву увидел икону, где был изображен лик Христа. Но он ее раньше никогда не видел. И, когда он через неделю все-таки зашел в храм, у него мурашки побежали по телу, он увидел ту самую икону, которая ему привиделась во сне. Оба они уже отбыли сроки и освободились.

— Как складываются судьбы ваших прихожан?

— Знаю, что один из наших православных активистов, освободившись, женился и уехал в Санкт-Петербург. Там теперь постоянно ходит в храм, где лежат мощи святого праведного отца Иоанна Кронштадтского. Другой работает, а в дни богослужений помогает читать на клиросе. Радостно становится, что они получили помощь и укрепление от Бога.

Читайте также: Суть праздника Крещения раскрыл священник с необычной биографией