Россиянку пожизненно посадили в Швейцарии за совершенное мужем убийство

Он сам получил 16 лет тюрьмы

27.02.2020 в 18:56, просмотров: 49298

В России ни высшая мера наказания, ни пожизненное лишение свободы в отношении женщин не применяется. Даже если они совершили самое ужасное преступление, лишив жизни другого человека.

Кто бы мог подумать, что в благополучной, либеральной Швейцарии закон гораздо суровее!

Недавно Елене Пановой из Екатеринбурга вынесли приговор, которые многие считают даже более страшным, чем смертный. Пожизненное заключение — причем не за убийство, а за пособничество. В то время как сам убийца, гражданин Швейцарии, получил 16 лет тюрьмы! Как такое возможно? В особенностях швейцарского правосудия разбирался репортер «МК».

Россиянку пожизненно посадили в Швейцарии за совершенное мужем убийство
Серджио и Елена жили душа в душу. Пока россиянка не узнала, что ее благоверный врет.

Сказочный принц

Если уголовный кодекс Швейцарии в части отношения к женщинам страшнее российского, то местные тюрьмы, безусловно, куда комфортнее российской «зоны». В частности, в единственной в стране женской тюрьме Хиндельбанк есть возможность воспользоваться телефоном. Благодаря этому мы узнали подробности невероятной криминальной истории из первых рук.

Итак, по словам Елены, впервые о Серджио Джуссани, имя которого женщина в разговоре старается лишний раз не упоминать, она узнала еще в 2014 году.

— Мы встретились на сайте знакомств. Сначала просто переписывались. Вскоре он предложил приехать к нему в Швейцарию. Меня хорошо встретили, накрыли праздничный стол. Он познакомил с мамой, двумя детьми от первого брака. В тот же вечер при всех он преподнес мне кольцо... — голос в трубке звучит устало, но уверенно.

Серджио — местный житель единственного италоязычного кантона на юге Швейцарии — казался завидным женихом. Бывший пограничник, зам. командира пожарной охраны (параллельно отвечал за склад вооружения) вел себя очень галантно, дарил хорошие подарки, возил в путешествия. Он также был не против воспитывать двух дочерей Елены. Решение бросить все: успешную работу косметолога в Екатеринбурге, дом, друзей, и уехать к жениху — было принято без колебаний.

— В 2015 году я все продала, свернула бизнес и уехала по туристической визе. Мои дочери тогда поехали со мной. Сначала было очень тяжело. Я не знала языка. Мы общались через гугл-переводчик, жестами, — рассказала Елена.

Тем не менее жизнь налаживалась: девочки через несколько месяцев пошли в местные школы, стали учить итальянский язык, завели друзей. Срок туристической визы подходил к концу. И в это время выяснилось, что все разговоры о свадьбе — простые фантазии мужчины.

— Он сказал, что свадьбы не будет, потому что... он до сих пор женат. У меня был шок. Но делать было нечего, пришлось вернуться в Россию.

В течение нескольких месяцев Серджио все-таки оформил развод и выслал приглашение для будущей жены и падчериц. Хотя если не иметь надежных связей среди местных чиновников, такая процедура занимает гораздо больше времени.

— Мы расписались в местном загсе, потом устроили торжество в ресторанчике. Свадьбу отмечали узким кругом, — рассказала Елена.

И потекла тихая семейная жизнь.

фото: Из личного архива
Дом в Варенцио чете Джуссани пришлось продать, чтобы начать раздавать долги.

Пельмени как способ выживания

Однажды, разбирая почту, Елена наткнулась на нераспечатанное извещение. Женщина вскрыла конверт. Все, что она могла понять, — это загадочные счета на довольно большие суммы.

— Я сфотографировала письмо, отправила фото подруге, которая хорошо владеет итальянским. Оказалось, что на нашей семье висели долги по ипотеке. А еще невыплаченные Серджио алименты бывшей жене и сыну. Всего около 20 тысяч швейцарских франков (около 1,3 миллиона рублей. — Прим. авт.), — рассказала Елена.

Вечером между супругами состоялся непростой разговор. Мужчина заявил, что во всем виновата его бывшая жена Моника. По его словам, он давал ей деньги на оплату счетов, но она тратила на свои нужды (по некоторым данным, женщина нередко захаживала в казино). Кстати, по местным законам бывший супруг обязан содержать бывшую жену и выплачивать ей ежемесячно 3000 швейцарских франков (более 195 тысяч рублей), пока та не найдет работу. А устраиваться на работу Моника, похоже, не торопилась.

О своих долгах мужчина, вероятно, не рассказывал не только будущей жене. Согласно швейцарскому законодательству, он бы не смог пригласить Елену на ПМЖ, если бы выяснилось, что у мужчины долги. Чтобы получить приглашение для иностранки, он должен был указать, что финансово независим и может обеспечивать Елену и ее двух дочерей.

Так закончилась сказка о прекрасной стране из рекламы шоколада. По словам женщины, в том числе и из-за долгов пришлось продать просторный дом в живописном Варенцио и перебраться в город на съемную квартиру. Елена не гнушалась никакой работы: лепила на продажу пельмени, устроилась продавщицей, мыла и убирала коттеджи богатых людей, работала на дому косметологом. Уже тогда подрабатывали и ее несовершеннолетние дочки. В то же время муж, как уверяет Елена, поиском дополнительного заработка себя особо не утруждал. Это, конечно, не могло не раздражать, но женщина поставила себе цель — расквитаться с долгами и встать на ноги.

фото: Из личного архива
В одну из квартир в этом доме семье пришлось перебраться из-за долгов.

Например, в июне 2016 года Лена писала подруге (переписка имеется в материалах уголовного дела), как ищет легальные выходы, чтобы выжить. (Орфография сохранена.)

Елена: Света привет, как дела? Как погода у вас? Я вчера думала думала как выживать ну и придумала, делаю с утра пельмени да вареники с картошкой на продажу вечером все заберут. Вот так Света. А он и рад что я... нашла выход.

Подруга: Ну правильно ему это на руку. Где клиентов нашла? Ну пусть он с тобой вареники делает. В Лугано идет дождь сильный.

Елена: Не хочу его близко. Я одна делаю весь день. 8 кг ему на работу, мужики покупают. И две семьи по 3 кг. Света, мне такая жизнь зачем? Мужик не думает ничего. Он сейчас 15 дней будет на диване лежать а дома денег нет.

Подруга: Он считает, что он то работает а ты же не работаешь значит делай пельмени продавай вот и твой заработок.

А в следующем месяце произошла трагедия, которая стала началом конца семейной жизни Елены. Бывшую жену Джуссани обнаружили мертвой в квартире в городке Монте-Карассо.

Убийство и тайна исповеди

Прокурор Кьяра Борелли постановила, что женщина совершила самоубийство.

— По нашим данным, Моника давно сидела на антидепрессантах, так как у нее были проблемы с психикой. Может быть, еще и поэтому сомневаться в том, что женщина свела счеты с жизнью, не было причин, — пояснил законный представитель Елены Георгий Багратиони.

Тело несчастной кремировали, и о ее существовании, казалось, все забыли. Кроме Елены Паниной. Поскольку только она и ее супруг знали истинные причины смерти Моники.

— В день ее гибели — 19 июля 2016 года — он (Серджио. — Прим. авт.) сказал, что поедет к своему другу. Вернулся поздно ночью. На лацкане рукава я увидела пятно крови. Начала расспрашивать, что случилось, — рассказала Елена.

Мужчина не стал отпираться и сказал, что заранее планировал поездку к бывшей жене. Он собирался убедить бывшую жену найти работу, так как не мог выплачивать долги и алименты. Мужчина купил бутылку вина и через некоторое время уже был на пороге дома Моники. Впрочем, разговор не заладился, вспыхнула ссора. Бывший военный передавил сонную артерию своей жертве, та потеряла сознание. После этого мужчина перерезал ей вены и оставил истекать кровью. Так он инсценировал самоубийство. После этого душегуб тщательно подтер за собой следы и вернулся домой.

— Это был шок. С одной стороны, от одной мысли, что он совершил убийство, было невыносимо. С другой стороны, я не могла пойти в полицию. В кантоне у него полно высокопоставленных знакомых. Кто меня, приезжую, будет слушать? Более того, к тому времени он стал поднимать на меня руку, — рассказала Елена.

Тогда женщина пошла на хитрость и попросила мужа пойти к священнику и обо всем ему рассказать. Священнику мужчина признался только весной 2018 года. Тот выслушал душегуба и посоветовал ему пойти в полицию. Но сдаваться Серджио все равно не спешил.

Комментарий священника:

«В католической Европе институт исповеди как таковой постепенно отмирает. Однако если прихожанин кается в уже совершенном убийстве, то священник может ему посоветовать пойти в полицию и дать признательные показания. Но сам священник не может доносить на этого человека. Потому что таким образом будет нарушена тайна исповеди, что является обязательным условием в таинстве.

Джуссани действительно вел себя агрессивно. Как выяснилось, еще до встречи с россиянкой колотил бывшую жену Монику (та писала заявления в полицию), а потом стал избивать новую возлюбленную и падчериц. Виной всему — депрессии, которые все чаще стали случаться у мужчины.

Старшая дочка россиянки — Екатерина — также подтвердила «МК», что настроение Серджио менялось, как погода.

— Сначала он был внимателен к нам. Но вскоре его как подменили. Я неоднократно видела, как он бьет маму. Однажды, это было в феврале 2017 года, меня не хотели отпускать гулять. Случился скандал. Мама после ссоры вышла на улицу с собакой, мы остались с Серджио одни дома. Он стал на меня кричать, я огрызнулась. Тогда он схватил за руки, бросил меня на живот, сел сверху и приложил мою голову о каменный пол. После этого инцидента мне пришлось искать другое жилье, — рассказала Екатерина, которой на тот момент было 17 лет.

В марте 2017 года Елена все же обратилась за помощью в полицию. Серджио в пылу ссоры стал бросаться на Елену, пытался душить.

«Пожалуйста, приезжайте (следует адрес) мой муж... быстрее... Если вы не приедете, он меня точно убьет, он меня хватает...» — такую запись суду представила полиция.

Абьюзера забрали, но вскоре отпустили. А 19 июля мужчина снова оказался у следователя по поводу незарегистрированного оружия, которое обнаружили полицейские в его доме после звонка Елены.

— Дело в том, что местная полиция, когда выезжает на вызов, всегда интересуется, имеется ли в доме оружие. Так вот тогда полиция обнаружила незарегистрированные стволы и, наоборот, документы к другому оружию, которого в доме не было, — рассказал юрист.

На допросе мужчина сознался в убийстве бывшей жены. А чуть позже указал на Елену как на соучастника и подстрекателя.

фото: Из личного архива
Из-за фото у этого туристического памятника древнегреческому пану Елену обвинили в том, что она... принесла клятву самому дьяволу.

«Прокурор орет, я плачу»

— Это было 28 июня 2017 года. Я была на работе в продуктовой лавке. Мне позвонила моя младшая дочь, сказала, что пришли полицейские. Я села в машину и примчалась домой. Мне сказали: бери вещи, ребенка, собаку, — рассказала Елена.

Женщину допрашивали весь день. Все это время 15-летняя дочка Анастасия вместе с тойтерьером сидели в коридоре и ждали маму. Как оказалось, напрасно.

— Мне не разрешили позвонить ни старшей дочери, ни на работу. Адвоката дали по назначению — старушку, которая будто спала на допросах, — рассказала Елена. — Ей, по-моему, было все равно, какие бумаги я подписываю.

Вечером подозреваемую отвезли в тюрьму «Ла Фарера», под городом Лугано.

— Не помню, как меня привезли. Я машинально приняла душ, легла спать. Происходящее казалось мне каким-то кошмарным сном. Утром меня повезли на допрос к прокурору Борелли, к той, которая сначала решила, что Моника покончила жизнь самоубийством. Допросы были очень жесткими. Прокурор прессовала, бросала в лицо фотографии трупа, кричала, обзывала. Однажды я не выдержала и спросила «Сеньора прокурор, почему вы так ко мне плохо относитесь?» Она мне ответила: «Потому что ты иностранка».

Тон допроса изменился только после того, как новый адвокат Елены стал приносить с собой видеокамеру.

Всего Елена пережила 10 допросов, которые длились с 8 часов утра до 9 часов вечера. Женщину вынуждали признаться — это она придумала план и заставила своего мужа пойти на преступление. Панина стояла на своем — она тут ни при чем.

— Это было ужасно: прокурор на меня орет, я плачу, остальные работники сидят и ржут... На ночь меня посадили в какой-то погреб — по-другому я назвать это место никак не могу. Ни подушки, ни одеяла... Меня заставляли пить какие-то таблетки и потом проверяли, проглотила ли я их. После приема таблеток в глазах все плыло... Я подписывала какие-то бумаги и даже не смотрела, что именно. Потом поняла, что я подписала себе приговор, — рассказала Елена.

Сделка с дьяволом

Судебный процесс над четой Джуссани для кантона Тичино стал сенсацией. В маленьком зале суда города Лугано находились десятки телекамер.

— Суд шел три дня. Начался он 8 апреля. Сначала допросили Джуссани. На второй день меня. Никаких экспертов, свидетелей, которые бы рассказали, что я за человек, на процессе не было. При этом прокурор сделала вывод, что я заключила сделку с дьяволом, когда сфотографировалась у туристического памятника. И это не шутка. Прокурор на суде в открытую встала на сторону Джуссани, мол, такой, как он, не мог совершить преступление, якобы я все организовала. Никаких прямых доказательств не было, все строилось на показаниях мужа и моей личной переписке с подругой, — рассказала Елена.

Действительно, порядка 600 страниц уголовного дела занимает личная переписка Лены в социальной сети. Прокурор не поленилась и проштудировала личные записи, начиная аж с 2014 года.

Вот, например, что написала Елена подруге после того, как узнала о смерти Моники. (Орфография сохранена.)

Елена: Света, Сержио дома, вчера произошло несчастье, его бывшая жена вскрыла себе вены Сын приехал от дедушки из Италии и обнаружил ее на полу, сразу позвонил отцу.

Подруга: Что сдохла? Тебе лучше.

Елена: Я в шоке. Меня трясет всю. Да, но все равно жалко. Человек ведь, кто думал что такое произойдет? Она пьяная была, на столе вино стояло.

Представляешь? Это вообще!

Подруга: Вот видишь все твои проблемы разрешаются, вот самая большая проблема его жена разрешилась сама собой уже деньги не надо будет платить

Лена: Это да. Но мы никто не ожидал такого поворота.

Подруга: Все, что не делается, все к лучшему, одно только к похоронам кто будет готовиться?

Лена: Все Сержио организует, больше некому, отец ее живет в Италии попросил организовать он оплатит все.

Подруга: Видишь, что все идет по плану, вот только сын еще. Что еще с ним делать?

Лена: Ты так написала, как будто мы с ней что-то сделал. Ничего с ним не делать жалко его.

Подруга: Нет я чтоб меньше писать сократила.

На основании в том числе этой записи следствие сделало вывод, что Елена не просто вынудила мужа пойти на убийство, но и вместе с ним организовала это преступление. Ведь в разговоре выше звучат страшные вещи — «проблемы разрешаются», «все идет по плану»... То, что женщина не питала нежных чувств к иждивенке и перестала уважать своего мужа, понять можно. Однако неприязнь и планирование убийства, согласитесь, все же разные вещи?

Тем не менее 15 апреля 2018 года Елену признали виновной в соучастии в убийстве, а также в подстрекательстве и вынесли приговор — пожизненное. Ее мужу дали всего 16 лет колонии, потому что тот признал свою вину и раскаялся. Думается, только потому, что в Швейцарии также существует так называемое условно-досрочное освобождение, на которое Джуссани, вероятно, возлагает большие надежды. Ведь чем меньше срок, тем раньше выйдет на свободу.

— Девочки плакали и кричали мне из зала: «Ты ничего не понимаешь!» Только в камере до меня дошло, что произошло. У меня началась истерика, я даже хотела уйти из жизни, — рассказала Елена.

В начале марта в городке Локарно снова вернутся к делу четы Джуссани. Если апелляционную жалобу Елены отклонят, то россиянка может навсегда остаться в тюрьме.

* * *

Россиянка не скрывает, что знала о том, что Серджио Джуссани убил бывшую жену. Однако женщина уверяет, что не смогла пойти в правоохранительные органы и заявить на мужа по ряду причин: боялась мести, остаться одной в чужой стране. Впрочем, прокурор не стала вменять Елене «укрывательство преступления» (как и в России, данное нарушение закона в Швейцарии наказывается сравнительно небольшими сроками), а вменила статьи, за которые положено максимально суровое наказание. Чтобы вынести такой приговор, согласитесь, любой обвинитель должен найти более чем веские доводы, а не только личные сообщения и показания психически нездорового и заинтересованного мужа. Более того, суд должен был выслушать и свидетелей со стороны защиты, людей, хорошо знавших пару. После этой истории не покидает ощущение, что дело рассматривали так быстро (процесс длился всего три дня) не просто так — ведь задача основательно подойти к делу и разобраться по справедливости не стояла.

Юрист высказал свое предположение:

— Окружение Джуссани — это довольно влиятельные люди в кантоне. Так, например, племянница Джуссани замужем за высокопоставленным чиновником. У него также имеется влиятельный дядя, который, несмотря на проблемы со здоровьем, устроил племянника заместителем командира пожарной охраны (это престижная должность в Швейцарии) и заведующим складом оружия. Кроме того, нам известно, что мужчину и его семью связывает дружба с местным, очень влиятельным политиком. Мы не исключаем, что именно поэтому Джуссани так быстро удалось развестись с бывшей женой. Также выяснилось, что с 2000 года Серджио Джуссани принимает транквилизаторы. Остаются и другие вопросы, которые мы намерены поставить перед судебным следствием, — кому Джуссани продавал оружие, кому выгодно выгораживать мужчину, кто продвигал его по карьерной лестнице.

У Елены тоже есть свое мнение о происшедшем:

— Чужаков здесь, мягко говоря, не любят. Особенно женщин, тех, кто приезжает к мужчинам для создания семьи. Об этом мне неоднократно заявляли не церемонясь. Им ничего не стоит посадить приезжую и выгородить своего местного. Ведь мы здесь никто и звать нас никак.

В этой убийственной в буквальном и переносном смысле истории заслуживает внимания еще один факт. Обычный стереотип: обвиняемый идет на сделку с прокурором, признает свою вину, раскаивается (причем не важно, искренне или по расчету). И получает до абсурда минимальное наказание. Это о муже Елены. А Елену уже «притягивают» к этому упрощенному процессу.

Международная статистика уголовного преследования и наказания преступников показывает, что по сравнению с другими странами в Швейцарии суды очень мягко относятся к криминалу, вынося порой приговоры на удивление мягкие. А в комфортабельные швейцарские тюрьмы надолго отправляются только рецидивисты и особо опасные преступники.

История с Еленой Пановой — матерью двух детей, вина которой в том, что она искала женского счастья в Швейцарии, явно выбивается из этой статистики.