Отмена приговора Котову стала «соломоновым решением»

Российская Фемида не знает пока, где поставить запятую

02.03.2020 в 18:06, просмотров: 2847

Второй кассационный суд принял ни дать ни взять соломоново решение по делу Константина Котова. Вердикт, обрекший оппозиционного активиста на четыре года колонии, отменен, но на свободу он не выйдет. Во всяком случае, пока. Дело направлено на новое рассмотрение. Мера пресечения Котову на ближайшие два месяца — заключение под стражу.

Отмена приговора Котову стала «соломоновым решением»

Защита Котова, понятно, ждала не этого. Многочисленная адвокатская команда, 13 человек, часа два кряду убеждала судей, что случившее с Котовым — «чудовищный сбой в системе правосудия», противоречащий и постановлениям и определениям Конституционного суда России, и решениям Европейского суда по правам человека, и, наконец, здравому смыслу. Позиция защиты: Котов осужден за преступление, которого он не совершил, и должен быть поэтому немедленно освобожден.

В свою очередь, Генеральная прокуратура, которая также вышла с представлением во Второй кассационный, настаивала на том, что наказали Котова совершенно правомерно. Но, да, палку все-таки перегнули. Не были, как отмечалось в выступлениях представителей надзорного ведомства, приняты во внимание те факты, что Котов не был ранее судим, помогает родителям, а также «отсутствие отягчающих обстоятельств».

В общем, для исправления Котова за глаза хватит года колонии, считают суровые, но справедливые российские прокуроры. Никак не объясняя, правда, почему полгода назад их коллеги полагали, что не хватит и четырех лет: тогда государственное обвинение требовало осудить Котова на четыре с половиной.

Загадку, впрочем, легко разгадать, зная предысторию прошедшего судебного заседания. Это, напомним, пятый процесс по делу Котова.

Первый завершился 5 сентября прошлого года: решением Тверского районного суда города Москвы 34-летний программист признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 212.1 УК РФ, более известной как «дадинская» (по фамилии первого загремевшего по ней оппозиционного активиста): «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

Вина Котова заключалась в участии в нескольких несанкционированных, но мирных уличных акциях — в защиту журналиста Голунова, в защиту обвиняемых по делам «Сети» и «Нового величия», за допуск к выборам независимых кандидатов в Мосгордуму — и в одном призыве к участию.

Приговор — четыре года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Апелляционная инстанция, Мосгорсуд, оставила вердикт без изменения.

После этого Котов обратился в Конституционный суд, оспорив конституционность «дадинской» статьи. Заметим, что примерно тот же путь прошел несколько лет назад и сам Дадин. И с похожим результатом. Как и тогда, КС не нашел статью 212.1 противоречащей Конституции. И, как и тогда, обязал суды пересмотреть решения по делу как расходящиеся с «конституционно-правовым смыслом» этой статьи.

Следующим этапом было обращение защиты в Верховный суд. Тот, правда, отказался пересматривать дело, но дал совет: предписания КС «могут быть реализованы» путем обращения с кассационной жалобой во Второй кассационный суд общей юрисдикции.

Как видим, верховные судьи несколько переоценили возможности кассационных: те тоже ничего не решили. Вместе с тем лед явно тронулся. Перелом, не перелом, но трещинки по делу Котова явно побежали.

Вполне очевиден и момент, когда это случилось: 19 декабря 2019 года. В этом день прошла большая пресс-конференция Владимира Путина — событие, никак не связанное юриспруденцией, но одновременно, вот ведь парадокс, имеющее самое непосредственное отношение к делу Котова. В финале мероприятия Владимир Путин пообещал на это дело «посмотреть».

Но пообещать, как известно, не значит жениться. Да и само обещание сформулировано, согласитесь, весьма туманно. В общем, вполне можно понять неторопливость и нерешительность судей. Надо подождать, пока туман развеется.


|