Майора спецслужбы обвинили в создании банды из бывших добровольцев Донбасса

Дело енотов вылилось в скандал

19.03.2020 в 20:39, просмотров: 15661

Следственный комитет ведет громкое дело о создании банды из бывших участников событий на Донбассе под руководством офицеров ФСБ .

Один из основных фигурантов - майор ФСБ Александр Мрищук, который незадолго до этого расследовал и довел до суда дело о многомиллионных хищениях из бюджета РФ посредством таможенных неплатежей.

Именно его теперь называют и организатором преступного сообщества якобы на базе одной из частных военных компаний (ЧВК).

Офицеру грозит до 20 лет лишения свободы.

Мать подозреваемого, сама подполковник запаса ФСБ, Галина Мрищук, дала интервью «МК», она говорит, что терять ей  нечего: «Я считаю , что моему сыну мстят за то, что он разоблачил преступников. А тех, по моему мнению, покрывают высокие должностные лица из различных силовых структур».

Майора спецслужбы обвинили в создании банды из бывших добровольцев Донбасса
Майор ФСБ Александр Мрищук.

«Когда в ноябре прошлого года я вылетела из Москвы за сыном, которого только отпустили из-под ареста, его держали в Краснодаре, то была морально готова, что, возможно, меня будет кто-то «вести», — говорит женщина. — Я не брала билеты на самолет заранее. Но наружка, разумеется, оказалась рядом. На руке у сидящего рядом со мной бугая были наши профессиональные фээсбэшные будильники, здоровенные такие, приметные, и он, не скрываясь, меня «писал». Понимаете, ведь при желании наши умеют работать так, что и не догадаешься. А тут даже человек, далекий от спецслужб, все сразу бы понял... Что они мне этим хотели показать? Запугать? Продемонстрировать свою силу?»

Конечно, сама Галина — хоть и офицер ФСБ, но мать. И для нее сын всегда будет самым лучшим. И все же это уголовное дело выбивается из общего ряда: здесь переплелись контрабанда и коррупция, соседская бытовуха, война на Донбассе...

Женщина рассказала свою версию того, кому мог перейти дорогу в общем-то не самый высокопоставленный сотрудник УФСБ по Москве и МО, ныне обвиняемый в организации преступного сообщества из участников региональной общественной организации «Единые народные общинные товарищества», известной в определенных кругах больше как ЧВК «Е.Н.О.Т»?

Бытовуха: не поделили землю

Впервые 33-летнего Александра Мрищука задержали в ночь с 14 на 15 октября 2019 года. Он только что прилетел с невестой из Крыма, где был в отпуске. Дело происходило на территории подмосковного аэропорта «Шереметьево», задерживали его  сотрудники Следственного комитета по Краснодарскому краю и Управления собственной безопасности ФСБ РФ (УСБ), майора вывели в наручниках из самолета, спустили по трапу, пассажиры с любопытством снимали происходящее на телефоны.

«Было сказано, что основаниями для задержания явились п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК РФ, то есть лицо было застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения. Но это уже не так. Потому что, как утверждает следствие, банда и организованное преступное сообщество, которые якобы создал мой сын, прекратили свое существование еще 18 августа 2018 года, когда взяли двух основных «участников». То есть на тот момент прошло больше года с момента их ареста, что уже исключает законность данного основания», — сокрушается Галина Мрищук.

18 августа 2018 года в селе Лермонтово Туапсинского района Краснодарского края произошло на первый взгляд малозначительное преступление: у местного жителя Петра Супонева двое мужчин, незаконным образом проникнув в его гараж, вымогали права на земельный участок стоимостью 300 тысяч рублей. Петр Супонев являлся соседом по даче родственников известного академика РАН Михаила Пальцева. Между соседями возник бытовой конфликт: столичный академик посчитал, что селянин неправомерно пользуется их землей.

Ученый пожаловался своему советнику, тот — знакомой журналистке, которая свела с бывшими добровольцами, якобы воевавшими на Донбассе и в Сирии, чтобы те «провели переговоры в правовом поле» и семье заслуженного деятеля перестали чинить препятствия в пользовании спорной территорией.

Во время этих «мирных переговоров» переговорщики — члены региональной общественной организации «Единые Народные Общинные Товарищества» Денис Карабан и Василий Минчик — были задержаны за вымогательство. Надо сказать, что был задержан и устроивший «переговоры» советник академика, а сам академик проходит по делу свидетелем.

Уже в ходе следствия стало известно, что оба бойца, Карабан и Минчик в 2016 году  привлекались в качестве понятых при проведении неких оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) 2-го отдела службы контрразведывательного обеспечения объектов транспорта и связи (СКРООТС, или служба КРООТС) управления ФСБ по Москве и Московской области.

Об этой структуре ФСБ известно не так уж и много: ее сотрудники занимаются оперативными разработками на транспортных объектах столичного региона, от автостанций до ж/д вокзалов и аэропортов, а также расследуют преступления в сфере почтовых отправлений.

Одним из громких расследований подразделения последних лет стало дело Владимира Аристархова — не того, что бывший первый зам. министра культуры, а его тезки, ввозившего в Россию незаконным образом и без уплаты таможенных платежей через канал международных почтовых отправлений гаджеты, смартфоны, компьютеры, квадрокоптеры на многие миллионы рублей. Об этом громком деле писали СМИ.

«Оперативное расследование вел мой сын — майор Александр Мрищук, — признается Галина Мрищук. — Именно он выявил, что бюджету РФ регулярно наносился огромный ущерб. По самым скромным подсчетам, как рассказывал Саша и следует из открытых материалов, чистая прибыль участников преступной схемы, по подсчетам экспертов, могла составить порядка 100 миллионов рублей в месяц».

Галина говорит, что изначально эти материалы никто из оперативников не хотел брать в свое производство. Хотя с 2016 года поступали сведения о том, что в сфере почтовых отправлений совершаются огромные хищения. Не исключено, что ниточки тянулись на верх, в министерства и ведомства, которые по долгу службы должны были вовремя пресекать подобные случаи. В общем, люди сведущие предупреждали, что неприятности на этом деле нажить можно легко...

«Но Саша сам настойчиво добивался, чтобы заняться расследованием. Был горд, когда ему за три года удалось раскрутить сложную преступную схему. Он не понимал, как такое может быть, если есть явные признаки преступления, делать вид, что их нет. Увы, мы сами воспитали его идеалистом, который верит в победу добра над злом», — вздыхает мать.

Мальчик из семьи потомственных военных. Бабушки, дедушки, дяди, тети — все в форме. Воспитывался в гарнизонных городках. За время учебы сменил несколько школ, отца и мать носило по стране, по войнам — военная контрразведка, для людей понимающих этим все сказано. И почему вырос идеалистом, и почему не бросил на полпути довольно мутное дело.

Подполковник ФСБ Галина Мрищук.

«Айфоны» для мира и войны

Дважды золотой медалист Александр Мрищук — в школе и в Академии ФСБ. «Вторую медаль вручал в Кремле в 2008-м тогдашний президент Медведев, — рассказывает Галина. — Дома лежит фотография сына с ним».

«Зря лежит, показывайте ее везде, — советую. — Это веский козырь в его защиту». Галина пожимает плечами.

«Сын рвался в спецназ. Не хотелось ему на бумажную работу. Но не пустил отец, боевой полковник. Не потому, что мы за Сашку боялись. Просто на войну нельзя идти по своему желанию...»

Саша с детства помнил рассказы отца, как на его глазах в мирной Ханкале в 95-м убили одного проверяющего из Москвы. Прибыла большая комиссия Генштаба. Из них только один — в бронежилете и в каске. Ему вроде как цыганка напророчила погибнуть в ту роковую командировку. И этот офицер никуда за пределы военной базы не выезжал.

Но в последний день проверки бойцы возвращались с боевого и разряжали пулемет на БМП, а там патрон остался в патроннике, произошел случайный выстрел. Пуля пробила три палатки. В первой прошла точно над головой командира разведбата, тот как раз нагнулся расшнуровать ботинки. Во второй у солдата зацепила рукав полевой куртки, поцарапав руку, когда тот поправлял сушившееся у печки белье. Тоже мимо!

А в третьей палатке сидел тот самый осторожный проверяющий в каске и бронежилете... И пуля его все-таки настигла. «Наши мысли материальны. И если кому-то что-то суждено — избежать этого невозможно», — любил повторять отец.

«Видимо, Саше было суждено пойти в это подразделение и вцепиться в это чертово дело о миллионных неплатежах, раскрутить его, — рассказывает Галина Мрищук. — Три года шло расследование, и три года, насколько я знаю, в адрес сына поступали неоднократные угрозы, проводились постоянные якобы оперативные эксперименты...».

В начале 2019-го Люберецкий городской суд вынес решение (не приговор!) по делу Владимира Аристархова и еще 7 человек, которое позже утвердил Московский областной суд. Расследование, которое начиналось столь масштабно — его надеялись довести до суда по статье 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»), — обернулось в итоге всего лишь статьей 194 УК РФ («Уклонение от уплаты таможенных платежей»). Вместо сроков подсудимым назначили штрафы.

«Саша чувствовал, что надвигается что-то плохое. Он перехаживал в должности, майора ему все-таки дали, а расти было некуда. Он не понимал, что ему делать дальше. Подумывал ехать на периферию», — вспоминает мать.

Тем временем в московское подразделение просочилась информация из Краснодарского края, что на мелком вымогательстве поймали неких «енотов», которые каким-то боком имеют отношение к расследованию дела Аристархова. На допросах Денис Карабан и Василий Минчик действительно показали, что в 2016-м их в качестве добровольных помощников привлекали к оперативно-разыскным мероприятиям и обыскам на крупных рынках столицы во время поисков левых гаджетов. А они во время обыска...не брезговали грабежами.

Бывшие обвиняемые по делу вспомнили и написали заявления о том, что были ограблены: после оперативных визитов ФСБ у них пропали телефоны и компьютеры. Эти рассказы поведал самый главный «енот» Роман Теленкевич (именно его сосватала журналистка советнику академика для разрешения спора о межевании дачной земли — Авт.).

Дескать, его ребята участвовали понятыми в оперативно-разыскных мероприятиях,  так как об этом его просил  сотрудник СКРООТС Антон Барякшев, знакомый с Теленкевичем еще по 2014 году. В день проводилось по 10–20 выездов, и искать на каждый из рейдов новых понятых было реально невозможно. Так делают все. Возят людей  с собой. Хотя с точки зрения УПК это и не совсем правильно.

После окончания мероприятий бывшие добровольцы якобы получали оргтехнику и деньги. Чье это было и кому принадлежало, они не знают. Причем некоторые «енотовцы» от дорогих подарков даже отказывались в пользу нужд родной организации. Например, как было зафиксировано в показаниях, енотовцы презентовали «айфоны» разным полезным людям...

Впрочем, те, кто действительно воевал в качестве добровольцев, считают, что «еноты» лукавят и никакого отношения к реальным боевым действиям никогда не имели, просто «примазались». «Какие, на хрен, заказы в качестве ЧВК? Там и реально-то ездивших в ДНР единицы. Мелочь, набивали себе цену», — на условиях анонимности прокомментировал один из тех, кто знает о ситуации на Донбассе в 2014–2015 годах не понаслышке.

Почему же ограбленные во время обысков коммерсанты не пожаловались в правоохранительные органы еще в 2016-м году, а вспомнили об этом уже после того, как сами были осуждены? Из ответов МВД следует, что никаких заявлений о хищении ценного имущества, по официальным данным полиции, за три года от Владимира Аристархова не поступало.

Так насколько можно доверять заявлениям бывших обвиняемых против посадивших их же оперативников? Вопросы резонные. Если бы не признательные показания лидера «енотов» Романа Теленкевича и оперативника Антона Барякшева: да, было дело, брали ... И вопросы тут же отпали само собой.

Однако, по данным СМИ, эти признания ничем страшным енотовцам не грозят, некоторые из них уже заключили  досудебное соглашение, и теперь могут рассчитывать на снисхождение следствия.

Александр Мрищук же категорически отказался признать свое участие в грабежах. Да, он не отказывался, что наряду с Барякшевым проводил обыски у коммерсантов, так как это входило в его непосредственные обязанности, но не занимался подбором понятых, не знал их лично и не общался с ними.

Вместе с главой ФСБ на вручении дипломов в Кремле. 2008 год.

«Я рванула к нему в тюрьму»

«Но в итоге сына обвинили в том, что он организовал преступное сообщество для совершения разбойных нападений и краж при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Что для этих целей он и использовал «енотов», Барякшев все же признал свое участие в этом, а Саша нет,  в общей сложности ему вменили пять самых тяжких статей — создание банды, преступного сообщества, разбой, грабеж и кража, — не может прийти в себя Галина Мрищук. — Получается, что преступники, миллиардами уводившие деньги из бюджета, заплатили копеечные штрафы. А ему теперь грозит до 20 лет лишения свободы. Доказательств того, что мой сын совершал то, что ему инкриминируют, нет, кроме показаний «потерпевших», которые заинтересованы в том, чтобы ему отомстить.

В деле есть и другие странности. Например, почему материалы следствия о грабежах во время обысков на цифровых рынках Москвы вдруг передали обычным гражданским следователям СУ СК РФ по Краснодарскому краю? Ведь майор ФСБ Александр Мрищук – военнослужащий, то есть  по закону расследование должно было вести Главное военное управление в составе СК. Кроме того, согласно фабуле более тяжкие преступления были совершены Александром Мрищуком в 2016 году именно на территории Московского региона,  а к «дачному» делу академика Пальцева  на территории Краснодарского края он вообще не имеет никакого отношения.

— Я полагаю, что по какой-то причине Следком просто дезинформировали, — уверена Галина Мрищук.

Обыск в их доме (Александр до сих пор живет с родителями, семья, кстати, многодетная) проводили ночью. Без адвокатов.

«Затем сына 15 часов везли на машине в Краснодар. 18 суток держали в ИВС и СИЗО. Из всей нашей семьи, все еще носящей погоны, только мне было нечего терять, так как я — в запасе... Поэтому я рванула за сыном».

Да, Краснодарский гарнизонный военный суд заключил Александра Мрищука под стражу. Однако уже Южный окружной военный суд апелляционной инстанции 31 октября 2019 года освободил его — так как усомнился в самом событии преступления. В постановлении указано, что «в материалах следствия, послуживших основанием для ареста, нет конкретных сведений о его причастности не только к совершению инкриминируемых ему преступлений, но нет сведений, что сами преступления имели место».

«Такого решения совершенно никто не ожидал. Уже имея на руках бумаги об освобождении, Саша еще 14 часов оставался в камере. Когда его все-таки выпустили к друзьям и адвокату, по всей трассе от Краснодара до Минеральных Вод, откуда мы должны были вылететь в Москву, такси, которое ребята наняли, агрессивно сопровождали странные машины, на ДПС «Успенский» наших остановили и продержали на посту целый час».

Галина ждала Александра в гостинице в Минеральных Водах.

2 ноября 2019 года Александр Мрищук все же добрался до Москвы. Но утром 5 ноября его не пустили на место службы в Московское УФСБ. 2,5 часа майор провел в тамбуре приемной управления, ожидая, что его примет хоть кто-нибудь из руководства.

– В результате подписали два рапорта на отпуска. Также Саша подал рапорты на имя начальника УФСБ России по городу Москве и Московской области, что готов давать любые показания по всем вопросам, предоставить для следствия и суда все свои дела оперативного учета...? – говорит Галина. – А на следующий день сын попал по «скорой» в больницу: после СИЗО у него начался приступ панкреатита, воспалился желудочно-кишечный тракт, обострился дерматит.

По выходе из отпусков в начале февраля 2020 года Александр узнал, что уже уволен из Федеральной службы безопасности.

– А сообщили об этом в письме, присланном на мое имя, – Галина показывает пришедшую ей бумагу.

На данный момент майор потерял доступ к своему рабочему сейфу, где до сегодняшнего дня, как он надеется, хранится доказательная база его невиновности. «Еще у него на службе осталась одежда, личные вещи, ничего не смогли забрать», — не может прийти в себя Галина.

Сам Александр сделать это тоже не может. Вскоре его заново отправили за решетку.

Для остальных — закон

Галина Мрищук снова пытается вытащить своего сына, конечно, она уверена в его невиновности, бьется головой об стену, которая непрошибаема.

Ее можно понять. Она — мать. Но она и офицер, который не может осознать, как такое может быть — когда раскрутившего громкое дело самого бросили в застенки. «В мои времена такого не было и быть не могло», — утверждает она.

Сведущие люди уверены, что участившиеся скандалы в самой известной российской спецслужбе, в том числе с бандой «енотов» и Александром Мрищуком — это только вершина айсберга, которая может быть связана с предстоящими кадровыми ротациями в самой ФСБ. Лес рубят — щепки летят. Щепки — это люди.

«Господи, что же они так уперлись в него?! Ну почему не оставят сына в покое? Он был обычным офицером ФСБ, он всего лишь выполнял свои должностные обязанности, — чуть не плачет Галина Мрищук. — Со 2 ноября прошлого года Саша и его адвокат неоднократно обращались с ходатайствами на самый верх, чтобы его наконец допросили, он требовал, чтобы краснодарский следователь проводил процессуальные действия, очные ставки с другими фигурантами, мало того, он говорил о бездействия следствия в судах».

Следователь Анатолий Щутенко согласился выслушать Александра Мрищука только в феврале 2020-го. 4-го числа бывший майор ФСБ сам по своему желанию с защитником прилетел в Краснодар и больше из здания следственного управления уже не выходил.

— Александра не стали допрашивать, — утверждает его мать. – но  следователь принял решение о  его задержании, а затем обратился с ходатайством об аресте в Краснодарский гарнизонный суд, заседание которого  длилось с шести вечера до двенадцати ночи. Основанием для избрания меры пресечения в виде ареста на этот раз явилась справка, подписанная одним из руководителей Управления собственной безопасности ФСБ России, что, находясь на свободе, Мрищук может препятствовать расследованию своего уголовного дела.

«Я не понимаю, что мне делать, куда бежать и кому жаловаться. Сын готов дать показания, предоставить все свои дела оперативного учета, в том числе и по последнему громкому делу, которое он вел – о таможенных неплатежах. Я записалась на прием к директору нашей службы. Все, о чем я прошу его, — это разобраться в законности уголовного преследования сотрудника органов безопасности Александра Мрищука. Это все, что я в состоянии сделать в рамках закона. Помните, как говорится: «Друзьям — все, врагам — закон», моего сына записали во враги те, против кого он боролся, кого пытался вывести на чистую воду и заставить вернуть украденные у страны деньги. Он служил родине верой и правдой и вот что получил в ответ...».

P.S. По решению суда, бывший майор ФСБ Александр Мрищук оставлен в СИЗО Краснодара до 18 мая сего года.