Правозащитники объяснили, почему прессуют мигрантов: указ президента неважен

Светлана Ганнушкина: «Принцип справедливости у нас не играет роли, нужно указание»

23.05.2020 в 16:59, просмотров: 16695

    После объявления в РФ «периода нерабочих дней» миллионы трудовых мигрантов из стран бывшего СССР оказались в ситуации, близкой к катастрофе. Большинство из них работодатели отправили в неоплачиваемый отпуск «по собственному желанию», и они лишились дохода. При этом у многих заканчивалось время легального пребывания в России и истекал срок патентов, дающих право на работу. Покинуть Россию они тоже не могли – границы закрылись. 

Правозащитники объяснили, почему прессуют мигрантов: указ президента неважен

   Находясь в неоплачиваемом отпуске, легально трудоустроенный мигрант все- равно был обязан ежемесячно оплачивать патент, дающий право на работу выходцам из тех стран, с которыми у РФ действует безвизовый режим. Это, по сути, подоходный налог. В настоящее время стоимость патента в Москве - 5350 рублей в месяц. Но с каких доходов должен платить этот налог мигрант, если работодатель не платит ему зарплату? 

   После того, как 18 апреля президент Путин подписал указ № 274 «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации в связи с угрозой дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», появилась надежда, что все эти вопросы будут урегулированы. В соответствии с указом, с 15 марта по 15 июня включительно в РФ продлены сроки временного пребывания, временного или постоянного проживания для иностранцев. Также продлены сроки действия документов, таких, как виза, разрешение на временное проживание, вид на жительство, миграционная карта, патент.

  То есть, как следует из этого документа, мигрант вроде бы не должен в указанный период ни оплачивать патент, ни продлевать ни  его, ни  иные документы, дающие ему право на проживание и работу в РФ (это и невозможно – МФЦ закрыты). Однако реальность совершенно другая: работодатели требуют от мигрантов оплаты патентов за период вынужденной самоизоляции, угрожая увольнением, а суды продолжают выдворять «нарушителей» миграционного законодательства. О том, почему так происходит, «МК» поговорил с известной правозащитницей, председателем Комитета Гражданское Содействие Светланой Ганнушкиной. 

 - Светлана Алексеевна, как вы оцениваете указ президента и почему он не работает?

  - Указ президента № 274 - замечательный, вполне разумный, соответствующий сегодняшнему моменту. И, конечно, благоприятный для мигрантов. Но есть и другая сторона. Указ президента имеет более низкий правовой уровень, чем закон. Мы все время сталкиваемся с тем, что не только работодатели, но и судьи говорят: «мы не может судить в соответствии с указом, потому что есть закон». В указе сказано: не выдворять и не принимать решения о нежелательности пребывания. А в Кодексе об административных правонарушениях сказано: «При нарушении порядка пребывания на территории РФ возможен штраф с выдворением или без выдворения». Причем для Москвы и Петербурга – только с выдворением. И судья говорит: «Я не могу опираться на указ, когда он противоречит закону». Вот такая логика. 

   - Получатся патовая ситуация. Какой же из нее выход? 

  - Мое к этому отношение: судья не может формально относиться к своим функциям. У него есть присяга, которая сформулирована в 8-й статье о статусе судей. Судья давал присягу судить на основании закона – это раз. Но исходя из принципов справедливости – это два, и три – из внутреннего убеждения. Вот эти два принципа для наших судей, к сожалению, совсем не играют роли. Они абсолютно формально, алгоритмически относятся к тому, как они принимают решения. Потому что такая сложилась правовая ситуация. На самом деле судья может дать ниже низшего по уголовному делу, если какие-то обстоятельства позволяют ему более положительно отнестись к обвиняемому. Он может учесть указ президента как «особые обстоятельства». Но он к этому не привык. 

  - Остается только взывать к совести судей и работодателей? 

  - Есть и еще одна сторона. Нам уже некоторые судьи потихонечку говорят: «Указ-то был, указаний не было». Это еще одна сторона нашей правовой системы. Работает не указ, а указания начальства. Суд не независим. Дело прежде всего в устройстве судебной системы. В другом случае все нарушения указа президента можно было бы легко обжаловать в судебном порядке. Но, к сожалению, четких указаний по поводу выполнения этого указа не было. Работодатель, который требует оплачивать патенты, тоже исходит из того же принципа, что и судья. А работник может, конечно, обратиться в суд, но с тем результатом, о котором я сказала выше. В нашу организацию обращались мигранты, у которых работодатели требовали оплачивать патент за период вынужденного отпуска. А руководитель одной нашей региональной организации сообщил, что у них мигранты сами платят за патенты, потому что боятся выдворения и не верят указу. 

Пандемия коронавируса. Хроника событий