Прокурор «закопал» Серебренникова, попросив ему 6 лет

Как прошли прения по делу "Седьмой студии"

Процесс по делу "Седьмой студии" подходит к своему завершению. В понедельник, 22 июня, в Мещанском суде столицы состоялись прения сторон. Гособвинение попросило для всех подсудимых реальные сроки - от 4 до 6 лет. Самый длительный - для Кирилла Серебренникова.

Как прошли прения по делу "Седьмой студии"

На этот раз на заседание собралось слушателей столько, что все в зале не поместились - нужно было рассаживаться с учетом полутораметровой дистанции. Тех, кто не сумел найти место, отправили в другой зал, где организовали видеотрансляцию.

Правило полутораметровой дистанции распространялось и на подсудимых. Пока их снимали камеры, Кирилл Серебренников, непринужденно развалившись на скамье, снимал на телефон толпу, образовавшуюся у входа. Выражение его лица скрывала маска, но ему явно нравилось повышенное внимание к процессу.

Прокурор Михаил Резниченко, который открыл прения, заявил, что несмотря на все громкие заявления о надуманности этого дела (видимо, он имел в виду открытое письмо известных деятелей искусств в поддержку подсудимых, которое было обнародовано в СМИ перед заседанием, - прим. Авт.), "судебное разбирательство проводится лишь по обвинительному заключению", которое "звучит четко - подсудимые совершили хищение средств выделенных на развитие современного искусства с использованием служебного положения".

По словам Резниченко, была лишь скорректирована изначально вмененная сумма ущерба, причиненного Минкульту, сейчас она составляет 128,9 млн рублей.

- В остальном мы считаем что обвинение доказано, - заявил прокурор.

Резниченко перечислил позиции каждого из подсудимых - все они отрицают свою вину. Серебренников заявил, что никакого отношения к финансовой деятельности не имел, а был сосредоточен лишь на творческой деятельности. Малобродский - что в сейфе всегда были наличные деньги, которые он лишь доставал оттуда для расчетов с артистами. Итин тоже не занимался финансовой деятельностью. Им в качестве главбуха была привлечена Нина Масляева, которой он полностью доверял и не сомневался в ее профессионализме. Апфельбаум настаивала на том, что в ее обязанность входила только проверка самих спектаклей и их количества, но не финансов.

- Но есть показания Масляевой, - напомнил Резниченко - Из них следует, что в 2011 году Итин, Малобродский и Серебренников приехали к ней и предложили стать главным бухгалтером "Седьмой студии" за 150 тыс рублей в месяц. Сказали, что благодаря Апфельбаум будет выигран контракт на проект "Платформа" и она же его будет курировать в Минкульте. Масляева привлекла своих знакомых для работы в бухгалтерии. Позже контракт был заключен, затраты на мероприятия Серебренников завысил. Все он согласовывал с Апфельбаум.

В Минкульте отчеты по затратам" Платформы" практически не проверялись, главное, что требовалось от Масляевой - "чтобы цифры бились".

Масляева привлекла специального человека, с которым заключались фиктивные договоры, после чего он из Санкт-Петербурга доставлял ей наличные и брал за это от 10 до 12 процентов "комиссии" . 

По подсчетам Масляевой, на все мероприятия "Платформы" было потрачено около 90 миллионов рублей из 216. А остальные деньги, как считает прокурор, были потрачены Серебренниковым, Малобродским и Итиным, по своему усмотрению, "в том числе на зарплаты в конвертах".

Как отметил гособвинитель, именно Серебренников называл суммы - куда, кому и сколько нужно отдать.

Важными гособвинитель назвал также показания другого бухгалтера - Ларисы Войкиной, которая рассказала: когда стали привозить наличные, Малобродский поручил ей организовать их учет. И все операции с ними согласовывали с Малобродским. Несмотря на то, что Малобродский перешел на работу в «Гоголь-центр», он продолжал получать зарплату в "Седьмой студии".

По словам свидетелей, вся отчетная документация хранилась у продюсера "Седьмой студии" Екатерины Вороновой. Позже Воронова получила распоряжение от Серебренникова ее уничтожить. Но уничтожила не все, и оставшаяся документация свидетельствовала против подсудимых.

Когда Минкульт стал проверять "Платформу", то выяснилось, что за один из отчетных периодов количество выделенных денег и расходы, согласно первичной документации, не совпали. Это произошло, когда из Минкульта ушла Софья Апфельбаум. Задним числом, по словам прокурора, первичные документы "сделали Итин и члены его семьи". Масляеву уволили, на ее место взяли другого бухгалтера, которая должна была внести всю первичку в программу 1С

Также, Итин говорил сотрудникам, что деньги "Седьмой студии" выделяли "под его имя".

Как отметил прокурор, Апфельбаум заявляла на процессе, что не должна была проверять "первичку", но сотрудники Минкульта, допрошенные в качестве свидетелей, показали, что она должна была осуществлять контроль за расходованием бюджетных средств и запрашивать у "Платформы" публичную отчетную документацию.

- Тем самым была создана преступная организация и распределены роли каждого участника, - резюмировал гособвинитель.

Резниченко отверг доводы подсудимых о том, что все махинации осуществляла сама главбух Масляева.

- Возникает вопрос: как Масляевой удавалось проворачивать схемы под носом у опытных управленцев - Малобродского, Итина? Комиссии за обналичивание денег составляли по 8-10 миллионов рублей и не заметить этого было невозможно, тем более, что сами же подсудимые говорили, что выделенных денег не хватало, приходилось даже вкладывать свои. Свидетели говорили, что Малобродский считал каждую копейку. И что, он не замечал исчезновение миллионов? - привел Резниченко свои доводы. 

По словам прокурора, деньги можно было снимать со счета официально, причем в ближайшем банке. А их зачем-то доставляли из Санкт-Петербурга. Может, потому что для официальной работы с расчетными счетами нужны были официальные документы?

- У руководства «Седьмой студии» было покровительство.

Именно безнаказанность под прикрытием Апфельбаум настолько расслабила Малобродского, Серебренникова и Масляеву что они не заботились о документах. А после увольнения Апфельбаум, сразу взяли вместо Масляевой бухгалтера-профессионала, - пояснил прокурор. Резниченко напомнил судье, что подсудимые в ходе процесса пытались опорочить доказательства обвинения.

- Все свидетели обвинения, по мнению подсудимых - лжецы. Экспертизы обвинения, по их словам, необъективны, а те что провели их друзья - правильные, - сказал прокурор.

Для Кирилла Серебренникова гособвинение потребовало 6 лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима и 800 тысяч рублей штрафа в пользу государства, для Алексея Малобродского - 5 лет колонии общего режима и штраф в размере 300 тыс рублей, для Юрия Итина и Софьи Апфельбаум - по 4 года колонии  и по 250 тысяч рублей штрафа. Также, со всех обвиняемых предложил взыскать ущерб, причиненный Минкульту, в размере 128, 9 млн рублей. 

Но это - требование прокурора, а решать будет суд после того, как в прениях выступят подсудимые и их защита.

- Не исключаю, что обвиняемым назначат реальные сроки, но я думаю, что приговор будет не жестким, - говорит известный адвокат Дмитрий Аграновский. - Может, это будет условный срок, а может - небольшой. И, с учетом домашнего ареста, подсудимые выйдут из зала суда сразу на свободу. Потому что к либеральной общественности у нас относятся мягко, гораздо мягче, чем к «левой», например. Также это связано с резонансом – группировка, окружающая Серебренникова, хоть и малочисленна, но весьма влиятельна в бизнесе и во властных структурах. Как показывает опыт, к такого рода людям жестокие санкции не применяют. Если судить по моей практике, примерно в 20% судебных разбирательств прокурор запрашивает реальный срок, а суд дает условный. И я очень удивлюсь, если по этому делу судья даст реальные сроки.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28293 от 23 июня 2020

Заголовок в газете: Прокурор «закопал» Серебренникова, но в реальный срок никто не верит