"Переписка Соколова и Ещенко может повлиять на наказание историка"

Зачем доцент добивался зачитывания интимных сообщений в суде

«Скотина, с бабами общаешься? Ненавижу тебя!» - в суде по делу об убийстве Анастасии Ещенко историком Олегом Соколовым обнародовали их переписку. На этом настаивал сам доцент. О том, может ли эта эмоциональная переписка повлиять на квалификацию вины историка, мы поговорили с адвокатом Дмитрием Аграновским. По его словам, порой детали "могут перевернуть картину на 180 градусов".

Зачем доцент добивался зачитывания интимных сообщений в суде

- Переписка между Соколовым и Ещенко — очень личная. Они то признаются друг другу в любви, то подозревают в неверности. Может оглашение этих сообщений повлиять на дело Соколова?

-Что касается итогового решения суда, то на мой взгляд, суд просто обязан принять во внимание такого рода обстоятельства. Следствие просто обязано дать им оценку. Ведь в отличие от нас, адвокатов, которые должны защищать гражданина, следователь, судья, прокурор должны быть объективными и учитывать все обстоятельства — как отягчающие, так и смягчающие.

- О чем такие диалоги могут говорить? Может их содержание стать смягчающим обстоятельством?

- Они могут свидетельствовать о мотивах преступления. И при определенных условиях такая переписка может стать смягчающим обстоятельством. Как защитник я оцениваю этот документ весьма серьезно.

- На что он может повлиять? На квалификацию? На наказание?

- Его, конечно не хватит на то чтобы принципиально изменить квалификацию. Но взаимоотношения  между жертвой и обвиняемым обязательно должны выясняться в процессе расследования и рассмотрения дела в суде. Я знаю случаи, когда потерпевший систематически высказывал в адрес обвиняемого угрозы. Были случаи, когда жертва третировала своего убийцу весьма серьезно, угрожала действиями сексуального характера. Бывает, что люди очень серьезно воспринимают такие слова и просто не видят другого выхода из сложившейся ситуации. 

Это, конечно, не тот случай. Но то, что такого рода документы официальные органы обязаны учитывать и они могут повлиять как минимум на наказание, это совершенно очевидно.

- Почему, как вы думаете, именно сейчас Соколов решил обнародовать переписку?

- Судебное заседание, посвященное мере пресечения — это публичный момент и, может, ему сейчас это сделать удобнее всего. Сейчас каких только обвинений и ругательств я не читаю в адрес этого человека. Но ведь надо понимать, что он - такой же гражданин. И  на сегодняшний день его еще никто не назвал преступником. Это сделать может только суд. И в чем бы он не обвинялся, он имеет на сегодняшний день все права, и их надо уважать. Пусть следствие и суд разбираются в том, что он сделал, пусть они дают оценку, а не общественное мнение. Я всегда предостерегаю всех от преждевременных выводов. 

- То что Ещенко называла детей Соколова "выродками", могло на него так повлиять, чтобы это потянуло на состояние аффекта?

- На этот  вопрос должны отвечать психиатры. Но вот такого рода документы,  могут стать основанием для назначения повторной психолого-психиатрической экспертизы. Тем более, если есть еще какие то материалы. 

- Что может показать повторная экспертиза с учетом переписки?

- Что именно его толкнуло на преступление. Какие у них были взаимоотношения и как на него это повлияло. В процессе следствия — я с этим сталкивался много раз — выясняются порой такие детали, которые могут если не перевернуть картину на 180 градусов, то по крайней мере, очень существенно на нее повлиять. 

Читайте материал "Люблю, ненавижу: в суде над Соколовым раскрыли переписку с Ещенко"