Опрос об отношении россиян к неравным бракам дал странные результаты

Провинциал или иностранец

Мезальянсы случаются разные: между бедными и богатыми, молодыми и пожилыми, городскими и деревенскими, образованными и не очень. Также «не ровней» сторона одного из молодых может счесть избранника иной национальности, вероисповедания или цвета кожи. К каким неравным бракам наиболее терпимы россияне, а кого никогда не признают ровней, выяснял корреспондент «МК».

Провинциал или иностранец

Опросив 1,6 тысячи респондентов старше 18 лет, ВЦИОМ обнаружил, что наиболее терпимо соотечественники относятся к бракам между людьми с разным уровнем дохода (68% выразили нейтральное отношение к подобному мезальянсу), с разным культурным уровнем (60%) и с разным профессиональным и социальным статусом (65%).

Также за последнее десятилетие россияне стали толерантнее к женихам и невестам другого вероисповедания. В 2010 году религиозный мезальянс осуждала почти половина респондентов (48%), а в 2020 – всего 30%. При этом 51% опрошенных выразили нейтральное отношение к построению семьи с иноверцем.

Оставшаяся терпимость соотечественников распределяется между следующими неравными союзами:

Столичные с провинциалами - 32% одобряют; 62% заявили, что не станут возражать, если их близкие захотят вступить в подобный брак.  

Россияне с иностранцами – 19% одобряют; 22% не одобряют.

Менее всего соотечественникам симпатичны браки с большой разницей в возрасте, их осудили 36% респондентов.

- Всякий опрос отражает текущие реалии, а сегодня они именно таковы, - комментирует результаты опроса психолог-практик Елена Пиховкина. - В силу обстоятельств интерес к построению длительных отношений с гражданами других стран среди россиян брачного возраста сейчас снижен. При том, что пик моды на браки с иностранцами мы вообще оставили в прошлом веке, пережив его в 90-е. Что касается представителей других конфессий (в наших широтах речь чаще всего о мусульманах), то с ними россияне за последнее десятилетие, напротив, свыклись. Произошло это как в силу масштабной трудовой миграции из азиатских стран СНГ, так и благодаря государственной политике, осуждающей разжигание религиозной розни.

Что до браков с провинциалами, терпимое отношение тут не новость, это вообще российский национальный спорт и гордость. Конечно, «городская сторона» в своем кругу может осуждать появление в семье «деревни», но по большому счету у нас еще со времен СССР к таким мезальянсам относятся с пониманием. Благородство городских женихов-невест народ видел в том, что прописка избранника для их любви не помеха. А «лимита», не побоявшаяся войти в семью к «столичным штучкам», всегда ассоциировалась с целеустремленными, активными личностями, способными вдохнуть живую энергию в рафинированных столичных жителей.

А вот то, что моду на возрастные мезальянсы, захлестнувшую нас в пресыщенные нулевые, сменило неприятие браков между представителями разных поколений, можно назвать прогрессом. Это означает, что сегодня мы ставим искренние чувства выше каких-либо выгод.

Дело в том, что возрастные мезальянсы всегда комплексны – то есть автоматически включают в себя прочие различия – в материальном и социальном статусе, в жизненном опыте, из которого вытекает система ценностей и эмоциональный «градус» отношения к жизни. Таким образом, возрастной мезальянс никогда не происходит исключительно по причине взаимного влечения, а всегда на фоне определенных потребностей каждой из сторон. Самая простая и распространенная потребность, толкающая юных в объятия зрелых – материальная. Но случается и психологический вакуум, заполнить который в состоянии лишь более зрелый партнер.

К примеру, к мужчинам старше себя обычно тяготеют девушки, выросшие без отца, в их жизни вакантно место «гуру» - умудренного опытом мужчины. Полностью благополучные юноши тоже едва ли станут рассматривать в качестве невесты женщину намного старше себя – природа диктует им иное. По-настоящему влечет к зрелым женщинам только молодых людей, имеющих определенные психологические проблемы, связанные с их матерями или другими старшими родственницами.

Что до зрелых партнеров, в супруге из другого поколения они ищут возможности безоговорочно доминировать, а также сексуального возрождения или хотя бы его видимости - для престижа. То, что 36% людей брачного возраста сегодня не одобряют этих мотиваций, говорит о том, что наше общество в целом стало благополучнее с точки зрения жизненных ценностей.

Фото: ВЦИОМ