Правозащитники сообщили об опасности, грозящей Сафронову: подселили агрессивного экстремиста

Нового соседа Ивана привели прямиком из карцера, где он отбывал наказание за драку

Бывшего советника главы Роскосмоса Ивана Сафронова, обвиненного в госизмене, перевели с карантина в обычную камеру. Более того, у него уже появился сокамерник – это человек, который совсем недавно сидел в карцере за драку с соседом.

Нового соседа Ивана привели прямиком из карцера, где он отбывал наказание за драку

Иван рассказал членам ОНК Москвы, что провел на карантине неделю. А попал туда после того, как простудился, – арестант спал в камере с открытой форточкой. Когда появились признаки простуды, сразу было решено изолировать Сафронова и проверить на COVID-19. Все это время Иван ни с кем не общался, кроме медиков. Говорит, что это достаточно тяжело. И без того серьезная изоляция в СИЗО «Лефортово» на карантине была усиленной во много раз. Из развлечений – только телевизор, а также чтение и написание писем. Сафронову много пишут родные и коллеги. 

После того, как два теста на коронавирус показали отрицательный результат, Сафронова вернули в обычную камеру. Недавно к нему привели соседа – гражданина Таджикистана, который был сначала обвинен в терроризме, потом – в экстремизме. В прошлый раз правозащитники общались с этим заключенным, когда он был в карцере. Туда таджик попал за драку с сокамерником. Сосед не разбудил его, когда разносили завтрак, за что и поплатился. Драчун очень маленький, весит около 40 кг. Однако он часто ведет себя агрессивно. И потасовка из-за еды была далеко не единственной.

Члены ОНК Москвы очень переживают за Сафронова. Иван сам по себе очень спокойный, но если сосед будет его провоцировать, неизвестно, чем это закончится. В лучшем случае – карцером для одного или для другого.

Но Сафронов говорит, что прошло уже три дня и пока у него все хорошо. Правда, до сих пор ему не передали ни кипятильника, ни электрочайника. В итоге он вынужден обходиться без своего любимого чая. Горячую воду дают только два раза в день, и как считают правозащитники, это неправильно. Заключенные должны пить чай, когда захотят.

Читайте материал: "Адвокат прокомментировал отказ журналиста Сафронова пойти на сделку со следствием"