"Насиловал - не виновны, не насиловал - виновны": коллизия дела сестер Хачатурян

Родные убитого назвали заявления девушек "баснями"

Родственники Михаила Хачатуряна настаивают на том, что все три сестры — Мария, Крестина и Ангелина - осознавали свои действия во время убийства отца, готовились к преступлению и должны отвечать в суде все вместе. По словам адвоката, потерпевших Георгия Чугуашвили, пока еще нельзя утверждать, что «в отношении Марии рассматривается только вопрос о применения к ней принудительных мер медицинского характера и другой альтернативы для нее нет».

Во вторник с журналистами встретились также две сестры убитого — Наира и Марина. Они попытались донести мысль, что их брат не совершал насилия над дочерьми, как утверждает защита девушек.

Родные убитого назвали заявления девушек "баснями"

- Защита ходатайствовала в Бутырском суде о рассмотрении дела Марии с участием трех судей. Потерпевшая сторона довольна таким выбором. Будет интересно, как трое судей посмотрят на экспертизы, проведенные в отношении нее... Потому что мы никак не можем проверить, как они (эксперты – прим. авт.) вообще пришли к такому выводу. В заключении это не отражено. Это, можно сказать, гадание на кофейной гуще. Более того, создается впечатление, что у нас отправлением правосудия занимается институт Сербского, где по своему усмотрению могут решать вопрос, кому нести ответственность, кому не нести ответственность, - критиковал экспертов Чугуашвили.

Потерпевшие считают, что Мария не могла находиться в состоянии невменяемости, поскольку «имело место приготовления преступления».

- Спящего человека убивают. Семь часов уже, как конфликта нет - и вдруг спящий человек вызвал острую реакцию на стресс? Это вообще уму непостижимо, - возмущался адвокат. - Мы рассчитываем на то, что трое судей в этом разберутся... Если суд придет к выводу, что Мария осознавала фактический характер и общественную опасность своих действий, за судом остается право направить уголовное дело в прокуратуру и в следствие, чтобы составили обвинительное заключение и чтобы она несла ответственность за совершенное наравне со своими сестрами.

Также потерпевшие отметили, что защита сестер перестала вести речь о самообороне. По словам адвоката, суд присяжных в принципе не будет рассматривать, была ли это необходимая оборона или ее превышение.

- Они будут рассматривать вопрос: причастны ли сестры к совершенному преступлению и далее - виновны ли они в преступлении, которое им инкриминируется, - пояснил он.

Именно поэтому для потерпевших важно, каким был мотив убийства. Даже те, кто во вторник слушал родственников убитого, заявляли, что здесь все вполне понятно: «Если не насиловал — виновны. Если насиловал — не виновны». Скорее всего, также будут рассуждать и присяжные.

Сестры убитого много чего рассказали о девушках. По их словам, дома они «жили одной жизнью», а за его стенами «образ жизни и ориентацию выбирали по своему усмотрению». Даже это потерпевшие попытались обратить в свою пользу — дескать, свободное поведение обвиняемых доказывает, что никакого сексуального насилия над ними не было.

Один из журналистов заметил, что не видит здесь логики.

- А мы видим, - ответила одна из сестер. - Особенно Мария как хотела, так себя и вела. Вот я чисто по-женски хочу рассудить: если женщина подвергается какому-либо насилию, тем более от отца… У меня, например, было бы отвращение ко всему, что касается половой жизни. А они как себя ведут? Одна из них перепробовала все, две другие ведут себя свободно...

А адвокат Чугуашвили заявил, что и в материалах дела нет подтверждения фактам насилия. "Они (материалы – прим. авт.), напротив, опровергают это обстоятельство, - заявил адвокат. - Они прошли тесты, которые точно бы показали, если бы они (девушки) подвергались насилию. У них нет абсолютно никаких характерных расстройств".

Как заявил защитник, «эксперты отказались отвечать на вопрос, подвергались ли сестры насилию со стороны отца, указав, что это не входит в их компетенцию». Но в постановлении о назначении экспертизы следователи указывали насилие со стороны отца как установленный факт.

- Я просила у следователя: покажите мне хоть один намек на то, что мой брат был насильником, и я клянусь, что я к нему даже на могилу не пойду, - заявила сестра убитого Наира. - Следователь мне даже не ответил. Это голословные их (дочерей – прим. авт.) рассказы, басни.

Напомним, дело Ангелины и Крестины Хачатурян будет рассматривать суд присяжных. На 31 августа Мосгорсуд назначил отбор коллегии. Вопрос о направлении Марии Хачатурян на принудительное лечение рассмотрит Бутырский суд. Адвокаты сестер также заявляют, что вину девушек нужно рассматривать в общем процессе, тем более, что у Марии, по их словам, уже нет проблем с психическим здоровьем и она стала совершеннолетней.