Десятки россиян оказались запертыми в Непале на грани выживания

«Много месяцев мы сидим всеми забытые и брошенные, как будто нас не существует»

Казалось бы, страсти по поводу закрытых границ почти улеглись. Люди смирились с тем, что самолеты не летают, не ездят поезда, а все заблудившиеся туристы давно вернулись домой и ждут наступления лучших времен.

Однако, оказывается, на территории Непала зависли наши сограждане (они говорят, что их больше ста человек), и их перспективы выбраться весьма туманны. Единственную дорогу, соединяющую населенные пункты, размыло дождями. Почти семь месяцев россияне живут здесь на что придется и терпят лишения.

Уезжая посмотреть красоты экзотической страны, туристы и не предполагали, что станут ее пленниками и узнают много о ее изнанке.

— О нас забыли. Стерли нас с лица земли, как будто нас нет, — говорят застрявшие в Непале, которые обратились в «МК» с просьбой помочь им вернуться на родину.

«Много месяцев мы сидим всеми забытые и брошенные, как будто нас не существует»
Толпы людей скопились, чтобы оплатить визу, введенную с 15 августа, задним числом.

Вырвала зуб себе сама

59-летняя Ирина несколько лет выезжает в Непал в туристический сезон и проводит треки (туристические маршруты) для российских туристов. В марте–мае здесь многолюдно. «По турпакету сюда выехать невозможно, тут нет «все включено». Поэтому россияне добираются сюда в основном самостоятельно. Страна интересная, экзотическая, есть что посмотреть», — рассказывает Ирина.

В конце февраля женщина приехала в Непал. Ее виза заканчивалась 26 мая — до этого времени она планировала вернуться в Россию. Но жизнь распорядилась иначе.

13 марта Ирина добралась до Национального заповедника Читван — и оказалась в карантине: «Нас закрыли в отеле, где мы жили больше месяца. В середине апреля мне позвонил Николай Капустин из консульства РФ в Непале и сообщил, что вывозной рейс для россиян состоится 20 апреля: к тому моменту мы уже были полностью деморализованы. Конечно, мы хотели попасть на этот рейс. Но шансов не было. В нашей деревне было запрещено даже на улицу выходить, о поездке в Катманду, где аэропорт и до которого 9 часов на машине по горной дороге, и речи быть не могло. Непал изнутри был полностью закрыт, сообщения между населенными пунктами не было. Мы ждали, когда кончится карантин, но он длится уже седьмой месяц. Больше вывозных рейсов не было».

Туристов из России в Непале, по подсчетам Ирины, сейчас больше ста человек. Многие ее знают, звонят ей. Живут они там, где их застал карантин: кто в Катманду, кто в Покре, кто в джунглях, кто в горах. Общаются в группах, которые создали в Телеграме и соцсетях. «Несколько месяцев назад мне звонила сестра одной женщины, у которой начались схватки. Они в горах, там никакой медпомощи нет. Я посоветовала им добраться как-то до Покры, но так и не знаю, что с ними. Я дала им телефон консула, но он уже тогда перестал нам отвечать. Родила, наверное, там, прямо в поле, ребенка».

Медицинских страховок нет. «На днях я вырвала себе зуб сама, корень остался, — рассказывает Ирина. — Не думала, что когда-то со мной такое случится».

Мы здесь гибнем

Конечно, россияне периодически обращаются в наше консульство в Непале. И поначалу им отвечали. Успокаивали, обещали новые вывозные рейсы, говорили, что до определения ситуации с международными перелетами до России они смогут спокойно жить без виз. Потом перестали отвечать.

И вдруг, как гром среди ясного неба. 13 сентября в чате их оповестили, что Непал задним числом ввел для всех «гостей» страны визы — по 3–4 доллара с человека в день. И до 27 сентября все застрявшие туристы должны явиться в «имигрейшн» в Покре, чтобы оплатить сбор. Иначе их будут штрафовать на 5 долларов в день. «Непал до сих пор закрыт: не ходят автобусы, ни туристические, ни локальные. Чтобы покинуть населенный пункт, нужен пропуск. Такси до «имигрейшн» от Читвана стоит больше 200 долларов. У нас сейчас идут дожди, горная дорога размыта, ехать по ней опасно для жизни. В Катманду давно введен комендантский час. У нас чрезвычайная ситуация, мы гибнем», — продолжает Ирина.

Некоторые туристы оказались запертыми в Непале целыми семьями, по 3–4 человека. Визовый сбор станет для них непосильной нагрузкой — они и так давно переселились из отелей в хижины и обходятся плошками риса на обед. Жилье с едой в день, если питаться нормально, с цыпленком, стоит примерно 15 долларов в день на человека. Но многие живут на очень маленькие средства, в хижинах и давно не едят мяса. Разумеется, выезжая на отдых, люди рассчитывали средства на ближайшие пару недель, а не на несколько месяцев.

— Мы лишены работы, лишены средств к существованию, никакой помощи нам оказано не было никем, — говорят наши туристы. — Мы не понимаем, за что должны платить визу стране, в которой мы не хотим находиться, где живем как в тюрьме. Мы не знали, что такое локдаун, думали, пара недель — и все кончится. Никто не рассчитывал жить здесь так долго.

Кому-то деньги высылают родные, кто-то на родине сдает жилье. Например, у Анны своя IT-компания, поэтому нет проблем со средствами. Она приехала в Непал с дочкой в конце февраля — отдохнуть три недели. «В общем-то, мы привыкли, если не считать землетрясений, отсутствия неотложной скорой помощи, нормальной еды и наличия пиявок и насекомых. В трекинг так и не удалось сходить. За дом платим $500 в месяц. Медицинская помощь тут ужасная, «скорая» не приехала 2 раза, когда я ее вызывала, а люди выше на горе умерли от оползней, у них снесло дом. Тут много хиппи и наркоманов, это, конечно, пугает, могут обокрасть. Меня три раза шантажировали и вымогали деньги, но что поделаешь, не у всех есть работа и накопления. Мы отрезаны от родственников и хотим как можно скорее вернуться домой».

В таких хибарах, за 1500 рублей в день, ютятся наши туристы.

Некоторым помощи ждать неоткуда — они попрошайничают в Интернете. Работе в Непале нет ни для приезжих, ни для своих. Местные жители голодают и становятся все более агрессивными, особенно по отношению к «гостям». «Они пытаются вымогать у нас деньги. Первый месяц заточения я ходила в один местный ресторан. Потом мне это стало не по средствам, я перестала. И тут вдруг ко мне заявляется хозяин ресторана с «братком» и говорит, что я должна ему безумные деньги. Мне пришлось идти в полицию, а начальник полиции мне говорит: дай им три тысячи! Я пригрозила консульством — лишь тогда полицейские стали пугать бузотера тюрьмой, и он от меня отстал. Местный народ нищает, мы, белые, для них — богатые. Да еще и разносчики коронавируса, им об этом по телевизору говорят. Выйдешь на улицу, дети тебя окружают и кричат «Корона! Корона!» Могут и камень кинут, настроены они очень враждебно. В Катманду еще хуже, там люди просто выживают, там нечеловеческие условия».

Туристы говорят, что многие непальцы, озверев от безработицы и голода, на глазах становятся агрессивными. «Страна семь месяцев закрыта, они с ума сходят. Хозяин нашего дома ходит странный, глаза навыкате, я его боюсь. И тут много таких. Здесь вообще стало просто страшно», — продолжает Ирина.

За прошедшие месяцы туристы пережили дикий муссон — сезон тропических дождей со средней температурой воздуха плюс 60. В такое время спрятаться от ливневых потоков некуда, пиявки лезут прямо в ботинки. А в октябре здесь начнутся холода — и ни у кого нет теплой одежды. «Мы с еще парой туристов снимаем дом в джунглях, вокруг ходят дикие звери, — продолжает Ирина. — У нас тигр пять дней назад съел в соседнем поселке человека, а десять дней назад крокодил откусил человеку ноги, мы ходили ему продукты носить. Мы живем в экстремальных условиях Непала. И дальше будет только хуже. Много месяцев мы сидим всеми забытые и брошенные, как будто нас не существует, как будто мы не граждане РФ. Неужели нашей стране на нас наплевать? Нельзя же бросить нас просто так!»

Так выглядели улицы непальских городов в период карантина.

«Надо было улетать в апреле»

Сегодня международное сообщение у Непала восстановлено с Турцией и Египтом, куда ходят редкие чартерные рейсы, которые официально называются «регулярные». Но туристы говорят, что они появляются, а потом их отменяют. Стоимость билета на одного человека составляет 120–150 тысяч рублей. И это при том, что раньше цена билета до России в среднем составляла 350–400 долларов. «А теперь еще и виза. Есть семьи, в которых по 4–5 человек, для них виза будет обходиться в 600 долларов в месяц. Это неподъемно. Мы в шоке», — говорит Ирина.

«Мы приехали сюда с мужем по их программе VisitNepal2020 в середине марта. Планировали остаться на два месяца, визы купили на три, — рассказывает Екатерина из Москвы. — Прожили пару дней в Катманду и отправились смотреть Непал с Читвана. Тут-то нас и застал карантин. Спустя неделю все магазины, рестораны и отели закрыли, нам сказали сидеть по номерам. Распоряжение о закрытии было всего лишь на неделю, так что мы решили спокойно подождать. В конце недели объявили о продлении еще на неделю, потом еще и еще. Каждая неделя обещала быть последней, поэтому мы вначале не особо переживали. Даже шутили: мы уже месяц живем в последней неделе карантина. Если бы тогда они сказали, что продление карантина будет аж до сентября, мы бы, конечно, забили тревогу. Так мы жили до конца мая — окончания срока действия нашей визы, и встал вопрос: а что же дальше? Обратились в наше консульство, но консул заверил, что скоро всё откроют, спросил наши данные, добавил нас в чат всех застрявших в Непале. Мы пробовали подать заявление на матпомощь, но нам отказали, аргументируя это тем, что у нас не было билета обратного (мы же планировали его брать ближе к отъезду). Есть постановление правительства о помощи российским гражданам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации за границей, от 2010 года, но консул сообщил нам, что оно работает, когда есть угроза жизни и здоровью. Алло, тут коронавирус бродит — это не угроза? Оказывается, нет. А вот затем начался откровенный сюр».

Екатерина продолжает, что в чате люди все чаще стали высказывать желание уехать. Если кто-то заикался о повторном вывозном рейсе, им отвечали: сами виноваты, что не уехали в апреле. «Аргументы, что люди были закрыты в отеле, болели и прочее, не воспринимались. Когда люди, желающие уехать, говорили, что цена на чартер слишком большая, им отвечали: ехать надо было в апреле. Когда спрашивали об открытии регулярных рейсов, отвечали: ехали бы в апреле — не было бы у вас сейчас таких проблем. Сейчас сентябрь, а нам все еще говорят про апрельский рейс», — недоумевает женщина.

Обращение в никуда

«Пленники» Непала написали открытое обращение в МИД (сегодня его подписали более 200 человек, из которых больше сотни россиян, а также граждане Украины, Белоруссии и пр.). «Мы, граждане разных государств, находящиеся в Непале, обращаемся к вам с просьбой помочь восстановить справедливость по отношению к туристам. В связи с закрытием сухопутной границы и неприемлемо высокими ценами на авиасообщение в период продолжающейся эпидемии COVID-19 мы оказались заперты в Непале. Многие из нас живут на последние средства, не имея удаленной работы и материальной поддержки. В июне этого года правительство Непала пошло навстречу туристам и отменило визовые сборы на время локдауна. Однако теперь мы снова столкнулись с ситуацией непонимания наших нужд и прав. Возобновление регулярных авиарейсов произошло лишь на словах, фактически регулярного авиасообщения нет, по цене и периодичности оно не отличается от чартеров в период локдауна. Наземные границы закрыты. Однако правительство Непала вынуждает всех иностранных туристов оплачивать визу задним числом, с 15 августа. Это необъяснимое и неправомерное решение. При искреннем желании выехать из Непала и соблюдать закон страны мы оказались заложниками этой ситуации, что при отсутствии альтернативы выглядит как вымогательство и шантаж», — пишут туристы.

«МК» написал официальный запрос в посольство РФ в Непале, и мы получили очень оперативный ответ. Приводим выдержки из него:

«…вывозной рейс из Непала для российских туристов состоялся 20 апреля с.г., менее чем через месяц после закрытия границ, и был полностью бесплатным. Все находящиеся в Непале российские граждане про него знали, вылет готовился заблаговременно. Мест хватило на всех желающих. Борт улетел с неполной загрузкой, около 20 человек в последний момент отказались от вылета по личным соображениям, в том числе желая продолжить отдых в Непале. Все граждане, которые в тот момент не покинули страну, были предупреждены, что это может повлечь дополнительные риски, так как в силу малого количества оставшихся россиян и сложных условий аэропорта в Катманду новые вывозные рейсы организовать крайне сложно. Достаточно сказать, что вывозной рейс 20 апреля стал первым за почти 20 лет полетов российской авиакомпании в Непал. Со 2 сентября с.г. Непал открыл международное авиационное сообщение. Осуществляются регулярные рейсы из Непала в Турцию, ОАЭ, Египет. Через все эти страны россияне в настоящее время могут свободно добраться до России, никаких ограничений уже нет. Программа вывозных рейсов была завершена 21 сентября с.г. в связи с постепенным возобновлением международного транспортного сообщения.

Оставшиеся в Непале ростуристы заблаговременно знали, что безвизовый выезд из страны для иностранцев заканчивается 15 сентября с.г. Все остающиеся в стране иностранные граждане, включая россиян, должны в соответствии с законодательством оплачивать непальскую визу.

В то же время посольство находится в постоянном контакте с российскими гражданами и продолжает предпринимать все возможные усилия для разрешения возникающих у россиян проблем. Посольство продолжает выполнять свои задачи в строгом соответствии с законодательством Российской Федерации и Непала. Напоминаем о возможности 24/7 связаться с дежурным дипломатом по телефону +977 980 387 3000. Призываем не откладывать решение миграционных вопросов и в случае каких-либо серьезных затруднений обращаться в посольство».

Представители посольства заверили «МК», что официально Непал открыт изнутри, хотя «некоторые» дороги и вправду размыты; что билеты стоят по 50 тысяч рублей, а рейсы летают регулярно. И призвали россиян не затягивать с визитом в «имигрейшн» для оплаты визы.

Туристы тем временем рисуют совершенно иную картину своего пребывания в чужой стране. «Что будет с нами дальше — не ясно, складывается ощущение, что мы вообще никому не нужны. Где все эти люди из посольства, консульства? Когда им звонишь и спрашиваешь про нашу ситуацию, говорят, что кроме нас есть другая работа. Да какая работа может быть у консула, кроме его туристов?» — говорит Екатерина. «Мы в ужасе и растерянности, мы не знаем, что делать в ситуации этого лютого беспредела, — говорит Ирина. — Один турист дозвонился в консульство, и ему прямо сказали: мы ничего сделать не можем. Обращайтесь за помощью к своим родным и к своему правительству».

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28375 от 28 сентября 2020

Заголовок в газете: В аду Катманду